ЛитМир - Электронная Библиотека

- В самом деле? - Тон Герцога стал непреднамеренно безразличным. Ему не нравились работы Гэфа, которые, как было известно, он однажды назвал “слишком старательными”. - Я должен это увидеть.

- Он на ту же тему, что и “Съедобный Бирмингем” - творение По Аргонового Сердца, - сказал Джерек, чтобы немного повернуть ход беседы в другое русло. - Я пробовал его день или два назад. Просто восхитительно.

- Нехватку зрелищной оригинальности он наверстывает кулинарными талантами.

- Определенно, “Бирмингем”, по моему мнению, услаждает только вкус, - согласилась Железная Орхидея. - Некоторые его здания - явная копия “Рима, 1946 г.” миледи Шарлотины.

- Плохо получилось со львами, - сочувственно пробормотал Герцог Королев.

- Они вышли из-под контроля, - сказала Железная Орхидея. - Я предупреждала ее об этом. Христиан было недостаточно. Я считаю, что все-таки жестоко распылить город только потому, что все его население съедено. Но летающие слоны очаровательны, не так ли?

- Я никогда не видел цирка прежде, - сказал Джерек.

- Я как раз собирался отправиться на озеро “Козленок Билли”, где спущены на воду некоторые из кораблей. - Герцог Королев указал на свой самый последний воздушный автомобиль, вместительную копию одной из марсианских летающих машин, которые пытались уничтожить Нью-Йорк в течение периода времени, которым он интересовался. - Не хотите ли поехать со мной?

- Чудесная идея, - ответили хором Железная Орхидея и Джерек, считая, что предложенный способ времяпрепровождения так же хорош, как и любой другой.

- Мы последуем за вами в моем ландо, - решил Джерек.

Герцог Королев взмахнул невидимой рукой.

- В моем воздушном автомобиле полно места, но поступайте, как хотите. - Он пошарил под своей кристаллической одеждой и вытащил летный шлем с очками. Надев его, он подошел к своему экипажу, взобрался с некоторым трудом по гладкой боковой поверхности и расположился на сиденье летчика.

Джерек с интересом наблюдал, как машина издала оглушительный рев, появилось свечение, вскоре взорвавшееся раскаленно-красным снопом искр, потом из всех щелей повалил голубой дым, а затем конструкция, раскачиваясь, поднялась вверх.

У Джерека сложилось впечатление, что Герцог Королев специализируется исключительно на неустойчивых средствах транспорта.

Озеро “Козленок Билли” было расширено для регаты, что само по себе казалось необычным, а окружающие горы сдвинуты назад, чтобы освободить место для лишней воды. На берегу там и тут собрались небольшие группы людей, рассматривающих корабли, которые к этому времени находились уже на воде. Корабли представляли собой замечательную коллекцию.

Джерек и Железная Орхидея приземлились на белом пепле пляжа и присоединились к Герцогу Королев, успевшему завести разговор с хозяйкой регаты. Миледи Шарлотина все еще имела несколько грудей и дополнительную пару рук, но кожа ее была нежно-голубой. Миледи украшало ожерелье, с которого свисало несколько длинных полупрозрачных матерчатых крючков различных цветов. Едва увидев гостей, она засветилась от удовольствия.

- Железная Орхидея все еще в трауре, как я вижу. И Джерек Корнелиан, самый знаменитый из исследователей метавремени. Я не ждала тебя.

Немного задетая ее репликой, Железная Орхидея незаметно изменила цвет своей кожи до более естественного оттенка. Ее платье неожиданно стало таким ослепительно-белым, что все сощурились, и она убавила его яркость, бормоча извинения.

- Какая из лодок ваша, дорогая?

Миледи Шарлотина поджала губы в шуточном неодобрении.

- Кораблей, самая уважаемая из растений. Тот корабль мой, - указала она кивком головы в направлении огромной статуи женщины, лежащей на воде вниз животом с раскинутыми симметрично руками и ногами; деревянную голову венчала корона из золота и бриллиантов. - “Королева Элизабет”.

Пока они смотрели на корабль, из ушей статуи вырвалось огромное черное облако, а изо рта, расположенного почти у поверхности воды, послышалось меланхолическое гудение.

- Корабль рядом с ней - “Монитор”, который перевозил девственниц или что-то подобное, не так ли?

“Монитор” оказался меньше “Королевы Элизабет”; корпус судна представлял собой тело мужчины с прогнутой спиной и огромной бычьей головой на плечах.

- О’Кала Инкардинал просто не может освободиться от своей одержимости зверями. Но корабль милый.

- Они все из одного и того же периода? Вон тот, например, - спросил Герцог Королев, указывая на довольно бесформенную посудину. - Он выглядит более похожим на остров.

- Это “Франция”, - пояснила миледи Шарлотина. - Принадлежит Греволу Локспрингу. - Тот, который идет под парами к нему, называется “Водяная лилия”, хотя я уверена, что не было такого растения. - Она назвала имена нескольких других примечательных судов: - “Мари Роз”, “Гинденбург”, “Патиа”. А разве не красив вон тот величавый “Ленинград”?

- Они все милы, - уклончиво ответила Железная Орхидея. - Что они будут делать, когда все соберутся?

- Сражаться, конечно, - возбужденно ответила миледи Шарлотина. - Именно для этого их и строили в Эпоху Рассвета. Представьте сцену: тяжелый туман на воде, два корабля маневрируют. Каждый знает о присутствии другого, но не может найти его. Это, скажем, моя “Королева Элизабет” и “Наутилус”, принадлежащий По Аргоновому Сердцу (боюсь, он расплавится, прежде чем закончится регата). “Наутилус” видит “Королеву Элизабет”, его сирены разгоняют туман, он фокусирует свои дымовые трубы, и - вууш! - на “Королеву Элизабет” обрушиваются тысячи маленьких острых гвоздей. Она содрогается и наносит ответный удар из своих передних бортовых отверстий (они, должно быть, находятся в ее грудях; во всяком случае я поместила их там) четырьмя смертоносными смокингами, обертывающимися вокруг “Наутилуса” и пытающимися утащить его под воду. Но “Наутилус” не так-то легко одолеть… Ладно, вы можете вообразить остальное, не буду портить вам рассказами настоящую регату. Почти все корабли уже здесь. Осталось подойти еще парочке - и мы начнем.

- Я не могу ждать, - сказал Джерек рассеянно. - Между прочим, Браннарт Морфейл все еще живет рядом с вами, миледи Шарлотина?

- Да, его апартаменты у Нижнего озера. Думаю, он сейчас там. Я просила его помочь мне в создании “Королевы Элизабет”, но он был слишком занят.

- Он все еще сердит на меня?

- Ну, ведь ты потерял одну из его любимых машин времени.

- Значит, она не вернулась?

- Нет. А ты ждешь ее?

- Я думал, что, может быть, миссис Ундервуд использует ее, чтобы вернуться к нам. Вы сообщите мне, если она вернется?

- Ты ведь знаешь, что я сделаю это. Твоя связь с нею - предмет моего постоянного интереса.

- Благодарю вас. И еще: вы видели Лорда Джеггеда Канарии?

- Я жду его сегодня. Он тоже обещал сделать корабль но, без сомнения, остался таким же ленивым, как всегда, и забыл. Вполне возможно, он пребывает в необщительном настроении. Как тебе известно, время от времени он удаляется от общества. О, миссис Кристия, что это?

Вечная Содержанка похлопала длинными ресницами, обрамляющими большие голубые глаза. Одетая в дымку розового цвета, с розовой шляпкой на золотистых волосах, она прятала что-то в ладонях, обтянутых розовыми перчатками.

- Если быть точной, то это не экспонат выставки, - сказала она. - Но я подумала, что он понравится вам.

- Мне нравится. Как он называется?

- “Хороший Корабль Венера”. - Миссис Кристия улыбнулась Джереку. - Привет, мой дорогой. Горит ли пламя твоей страсти так же, как и раньше?

- Все эти дни я продолжал любить, - ответил он.

- Ты заслуживаешь награды.

- Меня уверили, что она будет. - Джерек поцеловал ее в совершенной формы носик.

- Где ты открыл все эти чудесные старые эмоции? - спросила она, погладив его ухо. - Ты должен поговорить с Вертером, у него те же самые интересы, но ему не хватает твоего изящества. Он рассказывал тебе о своем “грехе”?

- Я не видел его со времени моего возвращения из 1896 года.

4
{"b":"201220","o":1}