ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Золотой дождь
Две невесты дракона
Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры (сборник)
История армянского народа. Доблестные потомки великого Ноя
Будет больно. История врача, ушедшего из профессии на пике карьеры
Тарелка молодости. Есть, жить, любить и оставаться молодыми
Легенда нубятника
Медиатизация экстремальных форм политического процесса: война, революция, терроризм
Летать или бояться

- Тогда попросите. Простите, миссис Амелия Ундервуд. Я был уверен, что сделал все правильно. Возможно, в вашем районе мира в то время обычаи были другими… Все же вы должны сказать мне…

- Если мне суждено будет оставаться здесь пленницей, сэр, - сказала она твердо, - я прошу на завтрак два ломтика чуть обжаренного хлеба, несоленое масло, чеширский мармелад, кофе и иногда два вареных яйца.

Он сделал движение красным кольцом.

- Готово. Запрограммировано.

Ее голос продолжал:

- На ленч… ну, это будет по-разному. Но так как климат постоянно слишком теплый, основу пищи должны составлять различные салаты. Никаких помидоров, они вредны для внешности, я уточню позже. По воскресеньям - жареная говядина, баранина или свинина. Оленина время от времени, в сезон (хотя я знаю, она склонна горячить кровь), и дичь в подходящий момент. Бараньи котлеты. Вареные телячьи щечки и так далее. Я составлю вам список. И йоркширский пудинг с мясом и соусом из редьки. Баранина в пряном соусе свинина в яблочном соусе. Телятина с луком, хотя я предпочитаю определенные специи в отношении телятины, их я также включу в список. На обед…

- Миссис Амелия Ундервуд! - закричал в смятении Джерек Корнелиан. - У вас будет любая пища, какую вы пожелаете. Вы будете есть черепах и индюков, головы, сердца и ляжки, подливки и соусы, рыбу, дичь. Любые звери будут созданы и умрут, чтобы усладить ваш вкус! Клянусь, что вы больше никогда не будете завтракать мясом и виски. А сейчас, миссис Ундервуд, можно мне войти?

В ее голосе послышалась нотка удивления.

- Вы тюремщик, сэр. Полагаю, вы можете делать все, что угодно.

Музыка Чарльза Ивса стала громче, и Джерек шагнул вперед сквозь шелк, зацепившись ногой за материю и подпрыгнув не совсем в том стиле, какой требуется при ухаживании.

Она закрыла глаза и закричала:

- Ужас! Ужас!

- Вам не нравится музыка? Она из вашего времени.

- Это какофония.

- Ах, хорошо. - Джерек щелкнул пальцами, и музыка стихла. Он повернулся и поправил шелк на раме, затем с низким поклоном, конкурирующим с поклоном Лорда Джеггеда, представил ей себя во всей белизне.

Одетая в свой обычный костюм, хотя шляпа лежала на аккуратно прибранной кушетке, миссис Ундервуд стояла на фоне емкости с первоклассным виски, сложив руки на груди и поджав губы. Она действительно представляла собой самое красивое человеческое существо, какое приходилось видеть Джереку, если не считать его самого. Он не мог вообразить и создать ничего лучше. Маленькие пряди каштановых волос падали на лоб, оттеняя серо-зеленые глаза, блестящие и спокойные. Плечи расправлены, спина прямая, маленькие сапожки сдвинуты вместе.

- Ну, сэр? - сказала она. Голос был резким, даже холодным. - Я вижу, вы похитили меня. И хотя в вашем распоряжении мое тело, душу мою гарантирую, вы не получите.

Джерек почти не слышал, упиваясь ее красотой, потом машинально предложил связку шоколадок. Она отказалась.

- Наркотики, - сказала она, - по доброй воле не попадут мне в рот.

- Шоколад, - объяснил Джерек.

- Шоколад? - Она пригляделась более внимательно и, казалось, задумалась на мгновение, но затем ее лицо снова приняло решительное выражение. - Нет!

Наконец Джерек положил шоколад на кушетку и сел рядом со шляпкой. Он распылил чемодан, и его содержимое высыпалось на пол.

- А это что?

- Одежда, - ответил Джерек. - Для вас. Красивая.

Она поглядела вниз, пораженная обилием цветов и разнообразием материалов. Ткани мерцали. Их красоту нельзя было отрицать, и все цвета шли ей. Губы миссис Ундервуд раскрылись, щеки порозовели… А затем она отпихнула платья сапожком.

- Это неподходящая одежда для хорошо воспитанной леди, - заявила она. - Вы должны убрать ее.

Джерек был разочарован, почти обижен.

- Но?.. Убрать?

- Моя одежда вполне удовлетворительна. Мне только хотелось бы постирать ее, вот и все. В этой… в этой клетке я нигде не нашла принадлежностей для мытья.

- Вам не надоело, миссис Амелия Ундервуд, то, что вы носите?

- Нет. Я уже говорила относительно принадлежностей.

- Хорошо.

Он сделал движение кольцом. Одежда поднялась в воздух, изменила форму и цвет и подплыла к кушетке. Теперь рядом с шоколадом и шляпкой лежали в ряд шесть одинаковых костюмов, укомплектованных даже соломенными шляпами, - каждый в точности такой же, как и тот, что был на ней в данный момент.

- Благодарю вас. - Ее манеры стали чуточку менее холодными. - Это намного лучше. - Она нахмурилась. - Может быть, в конце концов вы и не такой…

Обрадованный, что сделал хоть что-то, заслужившее ее одобрение, Джерек решил объявить о своих чувствах. Он аккуратно встал на одно колено, приложил обе руки к сердцу и поднял глаза к небесам с видом обожания.

- Миссис Амелия Ундервуд!

Она испуганно отшатнулась и стукнулась спиной о емкость с виски. В емкости что-то хлюпнуло.

- Я Джерек Корнелиан, - продолжал он. - Я был рожден. Я люблю вас!

- О Боже!

- Я люблю вас больше, чем жизнь, достоинство или богов, - продолжал Джерек. - Я буду любить вас, пока коровы не вернутся домой, пока свиньи не перестанут летать. Я, Джерек Корнелиан…

- Мистер Корнелиан!

Казалось, она была ошеломлена его страстью. Но почему? В конце концов, в ее время все только и делали, что заявляли о своей любви к кому-либо. Дальнейшие его размышления были прерваны ее словами:

- Встаньте, сэр, пожалуйста. Я респектабельная женщина. Мне кажется, вы не понимаете, не учитываете мое положение в обществе. То есть, мистер Корнелиан, я замужем. Домашняя хозяйка из Бромли, в Кенте, около Лондона. У меня нет никаких других занятий, сэр.

- Домашняя хозяйка!

Он умоляюще посмотрел на нее, ожидая объяснений.

- У меня нет, подчеркиваю… никаких… других занятий.

Он был озадачен.

- Вы должны объяснить.

- Мистер Корнелиан, я уже намекала, старалась коснуться довольно деликатного вопроса, касающегося… э… определенных принадлежностей. Я не смогла найти их.

- Принадлежности? - Все еще стоя на одном колене, Джерек обвел глазами подвал, огромные емкости со спиртом, саркофаги, чучела аллигаторов и медведей. - Боюсь, я не понимаю…

- Мистер Корнелиан… - Она кашлянула и опустила глаза. - Ванная…

- Но, миссис Амелия Ундервуд, если вы хотите принять ванну, здесь есть емкости с вином. Или, если вы предпочитаете, я могу создать молоко.

Явно в смущении, но более настойчиво, она произнесла:

- Я не хочу ванну, мистер Корнелиан. Я имею в виду… - она набрала в грудь воздуха, - ватерклозет.

Осененный догадкой, Джерек счастливо улыбнулся.

- Полагаю, это можно устроить. Я могу наполнить клозет водой, и мы займемся там любовью. О, в воде! В жидкости!

Ее губы задрожали! Она явно была в отчаянии. Неужели он снова неправильно понял? Джерек беспомощно посмотрел на женщину.

- Я люблю вас, - сказал он.

Она закрыла глаза руками, ее плечи дрогнули.

- Вы, должно быть, меня ужасно ненавидите, - приглушенным голосом сказала она. - Я не могу поверить, что вы не понимаете меня… О, как, должно быть, вы ненавидите меня!

- Нет! - Он вскочил с криком: - Нет! Я люблю вас! Каждое ваше желание будет исполнено. Все, что в моей власти, будет сделано. Просто вы, миссис Амелия Ундервуд, не выразили точно свое требование. Я не понимаю вас. - Он сделал широкий жест: - Я тщательно сконструировал весь дом в соответствии с вашим периодом времени. Я сделал все, чтобы угодить вам. Если только вы объясните подробнее, я буду счастлив сделать все, что вы просите.

Он выдержал паузу. Она опустила руки и внимательно взглянула на него.

- Возможно, рисунок? - предположил Джерек.

Она снова закрыла лицо руками. Снова ее плечи задрожали.

Потребовалось некоторое время, прежде чем он выяснил, что она хочет. Миссис Ундервуд рассказывала ему срывающимся нервным голосом, сильно покраснев. Джерек засмеялся от удовольствия, когда понял.

- Подобные функции у нас давно упразднены. Я могу слегка переделать ваше тело, и вам не понадобится…

56
{"b":"201220","o":1}