ЛитМир - Электронная Библиотека

- Вы говорите только ради позы, - упрекнул его бывший член Правящего комитета Народной Республики 27-го столетия. - Из желания поддержать поэтическую роль. Я же говорю о реальности.

- Разве нет ничего реального в поэтической роли? - Лорд Джеггед Канарии прошелся по комнате, восхищаясь цветами, которые росли из потолка. - Не была ли ваша роль всегда поэтически возвышенной, Ли Пао, когда вы жили в своем собственном времени?

- Поэтической? Никогда. Идеалистической - конечно, но мы имели дело с суровыми фактами.

- Я думаю, имеется много форм поэзии.

- Вы просто хотите спутать мои доводы, Лорд Джеггед. Я давно вас знаю.

- Мне казалось, я хотел уточнить. Возможно, метафора, - согласился он, - не всегда уточняет, хотя в большинстве случаев хорошо для этого служит.

- По-моему, вы намеренно выступили против моих аргументов, потому что сами наполовину согласны с ними. - Ли Пао чувствовал, что выигрывает в споре.

- Я наполовину согласен с любыми аргументами. - В улыбке Лорда Джеггеда, казалось, появилась усталость. - Все реально. Или, может быть, сделано реально.

- С теми ресурсами, какие есть в вашем распоряжении, - определенно, - согласился Ли Пао.

- Я не совсем это имел в виду. Вы сделали вашу мечту реальностью, не так ли? Я говорю о Республике.

- Она была основана на реальности.

- Мое слабое знакомство с вашим периодом не позволяет мне обсуждать это заявление с какой-либо уверенностью. Чья же мечта, хотел бы я знать, легла в основу?

- Ну, скорее, мечты…

- Поэтическое вдохновение?

- Ну…

Лорд Джеггед поправил мантию.

- Простите меня, Ли Пао, я понял, что запутал наш спор. Пожалуйста, продолжайте, я не буду больше прерывать.

Но Ли Пао уже потерял стимул и погрузился в угрюмое молчание.

- Ходит слух, величественный Лорд Джеггед, что вы сами путешествовали во времени. Вы говорите, основываясь на прямых впечатлениях о периоде Ли Пао? - вступила в разговор миссис Кристия, прервав контакт с пахом Гэфа.

- Так как я верую в неотъемлемые возможности слухов как рода искусства, - мягко ответил Лорд Джеггед, - то мне не годится подтверждать или отрицать любую сплетню, которую вы могли слышать, сладкая миссис Кристия.

- О, абсолютно! - Она снова вернула все внимание анатомии Гэфа.

Джерек не без труда удержался от дальнейших расспросов Лорда Джеггеда на эту извечную тему, а тот продолжал:

- Немногие стали бы оспаривать тезис, что это просто наш примитивный разум навязывает событиям определенный порядок. Существует теория, что все события в настоящем и прошлом происходят одновременно, и некоторые из величайших изобретателей машин Времени использовали такую теорию с успехом.

Джерек, отчаянно разыгрывавший отсутствие интереса, налил себе еще рюмочку рома, прежде чем заговорил, но тем не менее тон его слов отличался от обычного:

- Как вы считаете, можно ли сделать новую машину Времени? Если положиться на память Шаналорма или какого-нибудь другого города…

- Они не заслуживают доверия, - раздался ворчливый голос Браннарта Морфейла. Он добавил дюйм или два к своему горбу с тех пор, как Джерек в последний раз встречался с ним, а его хромота определенно была преувеличенной, когда он пересекал зал в заляпанном халате, несущем на себе следы всех веществ из его лаборатории. - Я посетил все эти гниющие города. Они дали нам власть, но мудрость их исчезла. Я прислушивался к вашему разговору, Лорд Джеггед. Это знакомая точка зрения, любимая далекими от науки людьми. И тем не менее уверяю вас, что никто ничего не сделает со Временем, если не будет воспринимать его как линейно протяженное.

- Браннарт, - нерешительно произнес Джерек, - я надеялся встретить вас здесь.

- Ты хочешь преследовать меня дальше, Джерек? Я не забыл, что из-за тебя потерял одну из лучших своих машин Времени.

- Значит, никакого ее следа?

- Никакого. Мои инструменты слишком грубы, чтобы засечь ее, если она, как я подозреваю, попала далеко назад в какой-нибудь Предрассветный период.

- А как насчет циклической теории? - спросил Лорд Джеггед. - Вы питаете какое-нибудь доверие к ней?

- Настолько, насколько она соответствует определенным физическим законам.

- А как это связано с информацией, которую мы получили от маленького инопланетянина Герцога?

- Я надеялся задать Юшариспу несколько вопросов, и я бы это сделал, если бы не вмешался Джерек.

- Сожалею, - сказал Джерек, - но…

- Ты - живое доказательство неизменности Времени, - сказал Браннарт Морфейл. - Если бы ты мог отправиться назад и исправить события, вызванные твоим глупым вмешательством, тогда ты мог бы подкрепить свои угрызения совести. На самом деле ты этого не можешь, так что попрошу тебя прекратить высказывать сожаления.

С кривой неискренней улыбкой на морщинистом лице Браннарт Морфейл нарочито отвернулся от Джерека и, обращаясь к Лорду Джеггеду, сказал:

- Дорогой Лорд Джеггед, вы говорили что-то насчет циклической природы Времени?

- По-моему, вы немного суровы с Джереком, - ответил Лорд Джеггед. - В конце концов миледи Шарлотина предвидела до некоторой степени последствия своей шутки.

- Не будем больше говорить об этом. Вы хотите знать, имеет ли прямое отношение к циклической теории сообщение Юшариспа о смерти космоса, о Вселенной, заканчивающей один цикл и начинающей другой?

- Это была случайная мысль, ничего более, - сказал Лорд Джеггед, оглянувшись через плечо и подмигнув Джереку. - Вы, Браннарт, должны быть добрее к мальчику. Он может способствовать вашим экспериментам, доставив информацию значительной важности. Я думаю, вы сердитесь на него потому, что его приключения, кажется, противоречат вашим теориям!

- Чепуха! Это его интерпретация своих приключений, с чем я не согласен. Она наивна.

- Она правильна, - сказал Джерек тихим голосом. - Миссис Ундервуд обещала мне, что вернется, вы же знаете. Я уверен, что она вернется.

- Невозможно или, по крайней мере, маловероятно. Время не разрешает парадоксов. Теория Морфейла определенно показывает, что раз путешественник во времени посетил будущее, то он не может вернуться в прошлое ни на какой промежуток времени; точно так же любое пребывание в прошлом ограничено, потому что если путешественник останется там, то он может изменить ход будущего и, следовательно, вызовет хаос. Эффект Морфейла - мой термин для обозначения этого феномена - того факта, что никто не может отправиться назад во Времени и остаться в прошлом. Твое пребывание в Эпохе Рассвета, хотя и долгое, не дает повода настаивать, что в моей теории есть трещины. Шансы возвращения твоей леди из девятнадцатого века в нашу точку Времени являются, таким образом, очень незначительными - миллион к одному. Ты можешь поискать ее, конечно, по тысячелетию и, если повезет, доставить обратно сюда. У нее нет своей машины Времени, и, следовательно, она не может контролировать свое перемещение в будущее.

- У них в те дни были примитивные машины Времени, - возразил Джерек. - В литературе имеется много ссылок.

- Возможно, но мы никогда не встречали ни одной из того периода. Остается загадкой, как она вообще попала сюда.

- Вероятно, ее привез какой-нибудь путешественник из другого периода, - предположил Джерек, обрадовавшись, что, наконец, привлек внимание Браннарта. Про себя он поблагодарил Лорда Джеггеда, сделавшего это возможным. - Она однажды упомянула о человеке в капюшоне, который появился в ее комнате незадолго перед тем, как она обнаружила себя в нашем веке.

- Я не раз говорил тебе, - возбужденно ответил Морфейл, - у меня нет данных о машине Времени, материализовавшейся в течение периода, когда, как ты утверждаешь, появилась миссис Ундервуд. Со времени последнего разговора с тобой, Джерек, я еще раз все тщательно проверил. Или ты ошибаешься, или она солгала тебе…

- Она не могла солгать мне, так же как и я ей, - просто сказал Джерек. - Мы любим друг друга.

- Да! Да! Играй в любые игры, которые забавляют тебя, Джерек Корнелиан, но не за счет Браннарта Морфейла.

6
{"b":"201220","o":1}