ЛитМир - Электронная Библиотека

- Миссис Ундервуд?

- Я думаю, не принести ли нам благодарственную молитву? - она нахмурилась. - Это может помочь. Наверное, этот цвет…

- Слишком красивый, - с готовностью подтвердил он. - Я понимаю вас. Кто может уничтожить такую прелесть?

- Этот зеленовато-пурпурный цвет нравится вам?

- А вам нет?

- Только не в пище, мистер Корнелиан.

- Тогда в чем?

- Ну… - неопределенным тоном, - нет, даже в картинках. Он вызывает в памяти излишества до-рафаэльцев. Зловещий цвет.

- А-а…

- Это возможно, объясняет ваши склонности… - она оставила тему, если бы я смогла преодолеть…

- А желтый цвет? - он попытался соблазнить ее существом в мягком панцире, которое только что обнаружил в своем заднем кармане. Оно прицепилось к его пальцу, и ощущение напоминало поцелуй.

Миссис Ундервуд уронила моллюсков и шляпную заколку, закрыла лицо руками и начала плакать.

- Миссис Ундервуд! - растерялся Джерек. Он пошевелил ногой кучу веток. - Может быть, если я использую кольцо, как призму и направлю лучи солнца через него, мы сможем…

Послышался громкий скрипучий звук, и Джерек сперва подумал, что это протестует одно из созданий в панцире. Затем - еще один скрип позади него. Миссис Ундервуд отняла руки, открыв красные глаза, которые сейчас расширились в удивлении.

- Эй! Я говорю - эй, вы, там!

Джерек обернулся.

Шлепая по мелководью, явно безразличный к влаге, шел мужчина, одетый в матросскую нательную фуфайку, твидовый пиджак и брюки гольф.

Толстые шерстяные чулки и крепкие башмаки из недубленой кожи. В одной руке он сжимал странно скрученный стержень из хрусталя. В остальном он выглядел современником миссис Ундервуд. Он улыбался.

- Я спрашиваю вы говорите по-английски?

Он имел загорелую внешность, пышные усы и признаки пробивающейся бороды. Мужчина остановился, уперев руки в бедра, и сияя улыбкой.

- Ну?

Миссис Ундервуд растерянно ответила:

- Мы говорим по-английски, сэр. Мы и в самом деле, по крайней мере я, англичане. Как, должно быть, и вы.

- Прекрасный денек, не правда ли? - незнакомец кивнул на море. - Тихий и приятный. Должно быть, ранний девонский период, а? Вы долго здесь находитесь?

- Достаточно долго, сэр.

- Мы потерпели аварию, - пояснил Джерек. Неисправность нашей машины времени. Парадоксы оказались ей не по силам, я думаю.

Незнакомец мрачно кивнул.

- Я иногда встречал подобные затруднения, хотя, к счастью, без таких трагических результатов. Вы из девятнадцатого столетия, как я понимаю?

- Миссис Ундервуд - да. Я прибыл из Конца времени.

- Ага! - улыбнулся незнакомец. - Я только что оттуда. Мне повезло наблюдать полный распад Вселенной - очень не долго, конечно. Я тоже отбыл сначала из девятнадцатого столетия. Здесь моя обычная обстановка, когда я путешествую в прошлое. Странным является то, что у меня сложилось впечатление, что я направляюсь вперед - за Конец Времени. Мои приборы показывали это, хотя я здесь, - он поскреб соломенного цвета волосы, добавив с некоторым разочарованием:

- Я надеялся на какое-нибудь разъяснение.

- Вы, значит, находитесь на пути в будущее? - спросила мисс Ундервуд.

- В девятнадцатое столетие?

- Кажется так оно и есть. Когда вы отправились в путешествие во времени?

- 1896 год, - ответила ему мисс Ундервуд.

- Я из 1894 года. Я не знал, что кто-то еще наткнется на мое открытие в этом веке…

- Вот! - воскликнул Джерек. - Мистер Уэллс был прав. - Наша машина происходила из периода времени мистера Корнелиана, - сказала она. - В начале я была похищена и перенесена в Конец Времени при обстоятельствах, остающихся загадочными. Также остаются неясными мотивы моего похитителя. Я… - она спохватившись, замолчала. - Это не представляет для вас интереса, конечно, - она облизнула губы. - У вас нет, наверное, средств зажечь огонь, сэр?

Незнакомец похлопал по оттопыривающимся карманам своего пиджака.

- Где-то есть спички. Я склонен носить на себе как можно больше нужных вещей. На случай аварии… Вот они где, - он вытащил большой коробок восковых спичек. - Я бы дал вам весь коробок, но…

- Несколько штук хватит. Вы сказали, что знакомы с ранним девоном…

- Знаком насколько это возможно.

- Тогда пригодится ваш совет. Например, насчет съедобности этих моллюсков?

- Я думаю, вы найдете миалинус аб квадрата наименее приятной. Очень немногие из них ядовиты, хотя определенного расстройства желудка не избежать. Я и сам подвержен таким расстройствам.

- А как эти миалины выглядят? - спросил Джерек.

- О, как двухстворчатые раковины. Их лучше всего выкапывать.

Мисс Ундервуд взяла пять спичек из коробки и протянула ее назад.

- Ваш экипаж, сэр, функционирует хорошо? - спросил Джерек.

- О, да, превосходно.

- И вы возвращаетесь в девятнадцатое столетие?

- В 1895 год, я надеюсь.

- Значит вы можете взять нас с собой?

Незнакомец покачал головой.

- Это одноместная машина. Седло едва вмещает меня с тех пор, как я стал прибавлять в весе. Идемте я покажу вам, - он повернулся и потопал по песку, в направлении, откуда пришел. Они последовали за ним.

- К тому же, - добавил незнакомец, - было бы ошибкой с моей стороны пытаться перенести людей из 1896 года в 1895 год. Вы встретились бы сами с собой, что привело бы к значительной путанице. Допустимо чуть-чуть вмешиваться в Логику Времени, но мне страшно представить, что случится, если пойти на такой явный парадокс. Мне кажется, что если вы обращаетесь с этой логикой так легко, неудивительно, - поймите, я не читаю вам мораль - что вы оказались в таком положении.

- Значит вы подтверждаете теорию Морфейла, - сказал Джерек, с трудом тащившийся рядом с путешественником во времени. - Время сопротивляться парадоксу, соответственно регулируя. Можно сказать, отказываясь допустить чужеродное тело в период, которому оно не принадлежит.

- Если есть вероятность парадокса, да. Я подозреваю, что все это связано с сознанием и пониманием нашей группы того, что составляет Прошлое, Настоящее и Будущее. То есть, Время, как таковое не существует… У мисс Ундервуд вырвалось негромкое восклицание при виде экипажа незнакомца. Экипаж состоял из открытой рамы, собранной из обрезков бронзовых трубок и черного дерева. То там, то тут виднелась слоновая кость, наряду с одной или двумя посеребренными частями и медной катушкой, установленной наверху рамы, прямо под подпружиненным кожаным сидением, обычно устанавливаемым на велосипедах. Перед сидением находилась маленькая панель с приборами и бронзовый полукруг с отверстием для рычагов. В остальном машина состояла из никеля и стекла. И имела изношенный вид, с потертостями, вмятинами и трещинами во многих местах. Позади седла был укреплен большой сундук, к которому сразу же направился незнакомец, расстегивая бронзовые пряжки и откинув крышку. Первым предметом, вытащенным из сундука оказался двуствольный пистолет, который он положил на седло, затем извлек тюк кисеи и тропический шлем от солнца, и, наконец, обеими руками незнакомец вытащил большую соломенную корзину и поставил ее на песок к их ногам.

- Это может пригодиться вам, - сказал он, убрав остальные предметы назад в сундук и вновь закрепив застежки. - Это все, что я могу сделать для вас. И я уже объяснил, что не могу вас взять с собой и почему это невозможно. Вы же не хотите встретиться с самими собой посреди площади Ватерлоо? - засмеялся он.

- Вы имеете в виду площадь Пикадилли, сэр? - нахмурившись спросила мисс Ундервуд.

- Никогда не слышал о ней, - ответил путешественник во времени.

- А я никогда не слышала о площади Ватерлоо, - сказала ему. - Вы уверены, что вы из 1894 года?

Незнакомец почесал щетину на подбородке, выглядя немного обеспокоенным.

- Я думал, что прошел полный круг, - пробормотал он. - Хм, вероятно, эта вселенная не совсем такая же, как та, что я покинул. Может быть для каждого нового путешественника во времени возникает новая хронология?

76
{"b":"201220","o":1}