ЛитМир - Электронная Библиотека

Вместе они поднимались вверх.

- Джерек!

Это была госпожа Кристия, Вечная Содержанка, одетая почти в прозрачные шелка. Она позволила своему телу пополнеть, ее конечности округлились, и она казалась чуточку, но приятно, пухлой.

- Это наверно Амелия? - с просила она о миссис Ундервуд и посмотрела на них обоих для подтверждения.

Миссис Ундервуд улыбнулась в знак согласия.

- Я слышала о всех ваших приключениях в девятнадцатом столетии. Я, конечно, очень завидую вам, так как этот век кажется чудесным и как раз такой, какой бы я хотела посетить. Этот костюм не мое изобретение. Миледи Шарлотина собиралась использовать его но подумала, что он больше подходит мне. Он подлинный, Амелия? - она крутанулась в воздухе как раз над их головами.

- Греческий?… - заколебалась Амелия Ундервуд, не желая возражать. Он превосходно поможет вам. Вы выглядите милой.

- Меня приветствовали бы в вашем мире?

- О, определенно. Во многих слоях общества вы были бы центром внимания.

Госпожа Кристия просияла и наклонилась, чтобы мягкими губами поцеловать щечку миссис Ундервуд, бормоча негромко:

- Вы конечно, сами выглядите чудесно. Вы сделали это платье или перенесли его с собой из Эпохи Рассвета? Это, должно быть, оригинально.

- Оно было сделано здесь.

- Все равно оно прекрасно. У вас есть преимущество перед нами всеми.

И ты, Джерек, тоже выглядишь настоящим Джентльменом, героем Эпохи Рассвета. Такой мужественный, такой желанный.

Рука миссис Ундервуд чуть сжалась на локте Джерека. Тот пришел почти в экстаз.

Но госпожа Кристия тоже была чувствительна.

- Я не одна завидую вам, Амелия, сегодня, - она позволила себе подмигнуть, - Или Джереку, - она взглянула поверх них. Вот наш хозяин! Герцог Королев был солдатом во время своего короткого пребывания в 1896 году. Но никогда еще не было туники настолько глубоко красной, как та, которая была надета на него, и пуговицы были самыми золочеными, и эполеты самыми яркими, и пояс и сапоги настолько зеркально-блестящими. Его перчатки были белыми, а одна рука покоилась на эфесе шпаги, украшенной шнурком. Он отдал салют и поклонился.

- Вы оказали мне честь своим присутствием, - сказал он.

Джерек обнял его.

- Дорогой друг, вы выглядите таким красивым!

- Все натуральное, - объяснил Герцог с гордостью. - Созданное с помощью некоторых путешественников во времени с военными познаниями. Вы слышали о моей дуэли с лордом Шарком?

- Лорд Шарк? Я считал его мизантропом. Что выманило его из своей серой крепости?

- Дело чести.

- В самом деле? - сказала Амелия Ундервуд. Оскорбление и пистолеты на рассвете?

- Я обидел его. Я забыл, как меня мучили угрызения совести. Мы уладили дело шпагами. Я тренировался целую вечность. Ирония, тем не менее, заключалась в том…

Его прервал епископ Касл в полной вечерней одежде, скопированной с мистера Гарриса, без сомнения, его красивое немного аскетическое лицо обрамлял воротник, возможно, более высокий, чем было принято в 1896 году. Ему не нравился черный цвет, и поэтому пиджак и брюки были зеленого цвета, жилет коричневого, рубашка - кремового. Его галстук по цвету соответствовал пиджаку и преувеличенно высокой шляпе - цилиндру на голове. - Веселый Джерек, ты прятался слишком долго! - его голос был слегка приглушен воротником, почти закрывающим рот. - И ваша миссис Ундервуд! Мрак исчез. Мы все снова вместе!

- Прилично ли похвалить ваш костюм, епископ Касл? - последовало движение ее зонтика.

- Комплименты это цвет нашей беседы, дорогая миссис Ундервуд. Мы получаем удовлетворение от лести, мы питаемся похвалой, мы проводим наши дни в поисках комплимента, который заставит павлина в нас распустить перья и сказать: “Смотрите, я украшаю мир!” Короче, роскошная бабочка в голубом, вы можете сказать мне комплимент, вы его уже сказали. Могу я в свою очередь почтить вашу внешность, она имеет детали, с которыми, к сожалению немногие из нас могут сравниться. Они не просто привлекают глаз - они не отпускают его. Вы - самое красивое создание здесь. Следовательно, нет никаких вопросов, что вы должны просветить нас всех в моде. Джерек свергнут со своего места.

Она одобрительно приподняла бровь. Его поклон чуть не стоил ему шляпы. Он выпрямился, увидел знакомого и снова поклонился отплыв прочь.

- Позднее, - сказал он им, - мы поговорим!

Джерек увидел изумление в ее глазах, наблюдавших, как епископ Касл поднялся к ближайшей галерее.

- Он разговорчивый священник, - сказала она. - У нас в 1896 году, есть епископы, похожие на него.

- Вы должны были сказать ему это, Амелия. Самый лучший комплимент для него.

- Мне не пришло в голову, - она поколебалась, ее самоуверенность исчезла на секунду. - Вы не находите меня развязной?

- Ха! Вы уже правите здесь. Ваше доброе мнение ждут все. у вас есть власть и по рождению и по воспитанию. Епископ Касл сказал только правду. Ваша похвала согрела его.

Он приготовился сопровождать ее выше, когда Герцог Королев, беседовавший с госпожой Кристией, повернулся к ним.

- Вы давно вернулись в Конец Времени, Джерек и Амелия?

- Всего несколько часов назад, - ответила она.

- Итак вы остались в 1896 году. Вы можете рассказать нам, что случилось с Джеггетом?

- Значит он еще не вернулся? - Она посмотрела на Джерека с некоторой тревогой. - Мы слышали…

- Вы не встретили его еще раз в 1896 году? Я полагал, что он направляется туда, - нахмурился герцог Королев. - Он может быть там, - сказал Джерек - так как мы находимся совсем в другом месте. В самом начале Времени.

- Лорд Джеггет Канарии скрывается все чаще и чаще, - пожаловался Герцог Королев. - Его загадки перестают развлекать, потому что он их сильно запутывает.

- Возможно, - сказала Амелия Ундервуд, - что он затерялся во времени, что он не планировал это исчезновение. Если бы нам не повезло, мы бы до сих пор были бы там.

Герцог Королев сочувственно воскликнул:

- Конечно, о, дорогая. Время стало такой обычной темой разговора, но, я боюсь, которая не очень сильно интересует меня. Я никогда не имел пристрастия Лорда Джеггета к абстрактному. Вы знаете, каким скучным я могу быть.

- Никогда, - сказал дружелюбно Джерек. - Даже ваша грубоватость превосходна.

- Надеюсь, - ответил он со скромностью, - тебе понравилось здание, Джерек?

- Это произведение искусства.

- Более сдержанное, чем обычно.

- Намного.

Глаза Герцога засияли.

- Какого арбитра мы сделали из тебя Джерек! Это из-за твоих последних нововведений или потому, что мы уважаем и твой опыт тоже.

Джерек пожал плечами.

- Я не думал над этим. Но Епископ Касл заявляет, что искусство имеет своего лидера, - он поклонился миссис Ундервуд.

- Вам понравился мой Скотланд-Ярд, миссис Ундервуд? - серьезно спросил Герцог. - Я сильно впечатлена, Герцог Королев, - казалось ей доставляет удовольствие ее новое положение.

Он был удовлетворен.

- Но что тут говорилось о Начале Времени? Вы принесли нам новые идеи, хотя мы только усвоили старые?

- Возможно, - сказал Джерек. - Знаете, моллюски, и папоротники, скалы, водяные скорпионы. Центры Времени. Да, здесь хватит для скромного развлечения.

- У вас тоже есть история для нас! - вернулась госпожа Кристия. - Приключения, да?

Сейчас другие гости заметили их и начали двигаться ближе.

- Я думаю, по крайней мере, несколько развлекут вас, сказала Амелия Ундервуд. Джерек заметил более твердой тон в ее голосе, когда она приготовилась встретить приближающуюся толпу, но тон исчез при ее следующих словах. - Мы обнаружили там много сюрпризов. - О, это восхитительно! - закричала госпожа Кристия. Какая вы завидная пара!

- И храбрая к тому же, чтобы не испугаться ловушек и мести времени, - сказал Герцог Королев. Гэф Лошадь в Слезах наклонился вперед.

- Браннарт сказал нам, что вы были обречены. Пропали навечно. Даже уничтожены.

Худощавый доктор Велоспион в черном колышущемся плаще и черной широкополой шляпе с глазами, мерцаю ими в тени, сказал мягко:

90
{"b":"201220","o":1}