ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Взгляд задерживается на снимке пожилой женщины в окружении красногалстучных мальчишек и девчонок. Это жена, подруга прославленного полководца Панфилова — Мария Ивановна. На обороте ее рукой написано:

«А. Л. Мухамедьярову — бесстрашному комиссару стрелкового полка Панфиловской дивизии, замечательному человеку, храброму и мужественному воину-панфиловцу, защитнику нашей столицы Москвы, участнику героической битвы за нашу Родину. Подвиги, которые Вы совершили в годы Великой Отечественной войны, всегда будут жить в сердцах воинов гвардейской дивизии. Ваша жизнь — пример для молодежи. Желаю долгих лет жизни, много сил, неиссякаемой энергии. М. Панфилова. Москва».

А рядом — фотография Василия Клочкова с малолетней дочкой Эллой. Клочков написал на снимке:

«И за будущее дочки ухожу я на войну...»

Обширна его почта. В каждом письме — взволнованный рассказ о человеческой судьбе. Элла Клочкова спешит порадовать Ахмеджана Латыповича:

«После окончания физико-математического факультета Казахского пединститута имени Абая получила направление в госуниверситет — преподавать математику. Сейчас работаю над диссертацией. Хочу быть похожей на отца и во всем достойной его памяти».

Мария Ивановна Панфилова вложила в конверт свой акварельный рисунок и приписала:

«Дарю кусочек подмосковной природы».

Каменный пояс, 1975 - img_12.jpg

А. Л. Мухамедьяров.

Фото А. Ходова

Бывший политрук роты, воспитанник Мухамедьярова, Герой Советского Союза Малик Габдулин «рапортует» комиссару о том, что ныне он — доктор филологических наук, профессор; бывший командир пулеметного взвода Алексей Кузнецов «докладывает», что стал кандидатом исторических наук. Радуется сердце Ахмеджана Латыповича: как выросли люди! Прославленный комбат и друг Баурджан Момыш-улы и командир батареи Дмитрий Снегин — известные писатели, инструктор политотдела Акай Нусупбеков — вице-президент Академии наук Казахской ССР. Не забывают комиссара Герои Советского Союза Иван Шадрин и Григорий Шемякин — двое из двадцати восьми панфиловцев, чудом оставшиеся в живых.

Балтабек Джетпыспаев, бывший комсорг полка, правая рука комиссара, вспоминает:

«Вечером 4 ноября сорок первого года в районе северо-западнее разъезда Дубосеково у нас состоялось собрание партийного актива полка, на котором выступил комдив Панфилов. Он обрисовал положение на фронтах. Поставил перед коммунистами конкретные задачи. Заканчивая, генерал сказал: «Чтобы уточнить намерение противника, который вынашивает планы захвата Москвы, нам очень нужен «язык»...

После собрания командир полка Капров приказал сформировать разведотряд. Возглавить его вызвались комиссар Мухамедьяров и командир 4-й роты Гундилович. Много отважных бойцов просились тогда с ними в разведку.

В час ночи, когда из-за снежной метели нельзя было ничего разобрать в пяти шагах, мы вышли по направлению к селу Жданово, что в нескольких километрах от Волоколамска. Под самым носом у немцев проскочили через вражескую оборону. Подобрались к крайней хате села, выведали у хозяйки, что за подразделение гитлеровцев расположилось здесь. Соблюдая меры предосторожности, вышли к центру села. Возле дома маячил часовой. Сняли его без выстрела. Неподалеку стояли танки, запорошенные снегом. Возле них мерз второй часовой. Видимо, приняв нас за своих, гитлеровец подпустил нас к себе, но вдруг заорал: «Партизан!», поднял стрельбу. Разгорелся бой. Старшие отряда Мухамедьяров и Гундилович умело руководили разведчиками, которые действовали решительно и дерзко. Много фашистов полегло тогда от наших гранат и автоматных очередей.

Разведчики захватили трех пленных. Пора было уходить. В небо взвилась зеленая ракета. Наша артиллерия, как было условлено, открыла по противнику огонь. Под его прикрытием мы благополучно преодолели вражескую оборону, доставили в штаб «языков» — офицеров эсэсовской дивизии «Мертвая голова»...

Боевой комиссар, человек исключительного мужества, полный партийной страсти и энергии, таким видели и знали панфиловцы Мухамедьярова. Он умел подобрать ключ к сердцу каждого воина, улавливал его настроение, понимал чувства и мысли солдат, шел к ним с открытой душой, поднимал их дух.

На краю села Игнатково, чуть южнее Волоколамска, в тесной избенке, битком набитой военными, комиссар проводил партийное собрание. Командир полка Капров коротко нарисовал сложившуюся обстановку на участке полка. Затем поднялся Мухамедьяров.

— Приказ Родины: ни шагу назад! — сказал он. — Долг каждого из нас, долг коммуниста и комсомольца — быть впереди, быть примером храбрости, отваги, стойкости. Пусть каждый помнит о своем долге перед Родиной, свою военную клятву.

И бойцы с партийными и комсомольскими билетами у сердца выполнили наказ комиссара.

На рассвете следующего дня грянул бой. Вскоре из уст в уста полетела весть, переданная комиссаром: коммунист Самжан Тлеукобылов, солдат из Казахстана, метким броском гранаты уничтожил фашистский танк и пал смертью храбрых в единоборстве с другим вражеским танком; яростно дрался врукопашную начальник штаба Иван Манаенко; беззаветно сражался славный сын грузинского народа коммунист Альфис Какулия; отважно отстаивал родную землю коммунист Григорий Маслов.

Всюду, где было трудно и опасно, — там панфиловцы видели своего комиссара. Спокойный, мужественный, он вселял в бойцов бодрость, веру в победу.

Потом был жаркий бой в деревне Шишкино. Немецкие танки и автоматчики к вечеру подошли вплотную к деревне, стали ее окружать. Советские воины оказывали врагу яростное сопротивление: гранатами, бутылками с горючей смесью они забрасывали танки противника, истребляли гитлеровцев, В рядах сражавшихся был комиссар. Вот он взмахнул рукой, связка гранат ударила в стальное чудовище, грянул взрыв, и ослепительная вспышка пламени объяла фашистский танк.

Сколько было таких схваток с врагом — не перечесть! Сколько раз смотрел комиссар Мухамедьяров смерти в глаза — не сосчитать.

Выстояли панфиловцы, и большая заслуга была в том коммунистов и комсомольцев, воспитанных партией Ленина.

Измотанный, обескровленный в полях Подмосковья враг был остановлен. Шестнадцатого декабря части Красной Армии перешли в контрнаступление против немецко-фашистских войск на Западном фронте.

Незадолго до этого он услыхал, как его позвали:

— Товарищ старший политрук, вас к телефону вызывает комиссар дивизии Егоров.

Мухамедьяров поспешил к аппарату. По дороге думал: «Это еще зачем? Час назад разговаривали. Неужто что-то случилось?» Взял трубку, сказал:

— Слушаю вас, Сергей Александрович.

— Ну, друзья, поздравляю! — услыхал Ахмеджан Латыпович радостный голос Егорова, едва узнавая его. — Нашей дивизии присвоено наименование гвардейской и награждается она орденом Красного Знамени! Это награда и нам, коммунистам. Так и разъясните всему личному составу. Поздравь от моего имени Илью Васильевича, скажи Капрову пусть чарку поднимет!

Чувство радости и гордости охватило комиссара: что может быть выше для коммуниста, чем такая оценка его ратного труда! Ему вдруг захотелось, чтобы вот сейчас, тут, рядом, оказались отец с матерью, брат Талгат и сестры Амина, Муршида и Дельара. Ему даже почудилось, как мать Шамсикамал говорит отцу:

— Посмотри, Латып, наш ли это сынок, Ахмеджан? Что-то я его нынче не узнаю!

Да, изменился Ахмеджан. Они помнили сына, когда тот был комсомольским вожаком в родном Темире, а с тех пор прошла целая вечность: в конце двадцатых годов был секретарем Актюбинского губкома комсомола, потом призвали Ахмеджана в термезский кавалерийский полк, с которым гонялся он в седле за басмачами Ибрагим-бека и Джанаид-хана. Суровую школу жизни прошел в ту пору секретарь партийного бюро полка Мухамедьяров. Армия закалила его характер.

19
{"b":"201236","o":1}