ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

С такой же меркой поэтесса постоянно подходит и к написанным ею стихам. Стихи Л. Татьяничевой всегда лаконичны, точны, со своими допусками и припусками... А измеряет она их трудом человека, его радостью, горем, болью души. Гражданственность — главная линия ее творчества.

Есть поэты, которые остаются выразителями своего поколения, только одного определенного куска времени. Л. Татьяничева, встав на трудовую и поэтическую вахту своего поколения, всегда шла и идет в первом ряду его, через юность, молодость, к зрелому возрасту. Она вместе со своими одногодками строила завод у горы Магнитной, через ее молодость прошли «года тяжелые, как танки», когда «из гнева плавился металл, а слезы превращались в порох». В эти военные годы, как и миллионы советских женщин, «на трудном хлебе» растила она сына, и он «не заморыш вырос, не обсевок, а молодец из девичьих запевок». И, вырастив сыновей, с гордостью матери заявляет:

Два хороших сына у меня.
Две надежды,
Два живых огня.
Мчится время по великой трассе.
У меня
Две юности в запасе.
Жизнь горит во мне неугасима.
У меня две вечности —
Два сына.

Но перед нами встает и другой образ матери, — матери, пришедшей в бургомистров дом сына-предателя «правый суд вершить» над изменником Родины («Баллада о партизанке»), и она свершила этот суд, утверждая превыше всего на земле — преданность и любовь к Родине.

Чувство Родины у Л. Татьяничевой врожденное.

В одном из стихотворений доверительно признается поэтесса:

Мне бы только успеть
О России моей
Полным голосом спеть.

На Россию она смотрит с высоких гор Урала, с вершин человеческого труда и его духовного мира. И с этих высот, как добрый и мудрый товарищ, протягивает руку дружбы ко всем людям, населяющим нашу великую страну. «Не может — не смеет! — пишет она. — Считать себя русской пустая душа и скупая рука».

По посвящениям в сборнике видно, что у Л. Татьяничевой предостаточно друзей, живущих в разных уголках страны и говорящих на разных языках.

Прочитав книгу «Корабельный бор», я не заметил грани деления ее на циклы, как я не замечаю деления Азии и Европы столбом под Златоустом. Все стихи, дополняя друг друга, как ручьи сбегаются в широкую и глубокую реку поэзии Л. Татьяничевой, а люди, как известно, с древних пор селятся по берегам рек...

60-летний юбилей Людмилы Константиновны Татьяничевой не подводит итоги творчества большой русской поэтессы, а лишь суммирует то, что сделано ею за прожитые годы. Л. Татьяничева трудолюбива и плодотворно работает. Кроме того, как секретарь правления Союза писателей РСФСР, много сил отдает она общественным делам. По-прежнему заботливо помогает молодым литераторам. Особенно пристально следит за родным Уралом, за его литературной сменой.

Много ездит по стране. Она всегда в пути. Об этом можно сказать ее стихами:

Не важно —
Молодость иль старость.
Дорога есть.
И я — иду.
Все лучшее
В душе осталось.
И сердце с временем в ладу.

МИХАИЛ ЧУМАКОВ

ПЕРЕСЕКАЯ РУБЕЖ

(К 60-летию А. Г. Рыбина)

Каменный пояс, 1975 - img_43.jpg

Только одна пожилая женщина видела, как военный с легким чемоданчиком в руке, осмотревшись, направился к правлению колхоза.

И майор невольно подумал: «Вот я приехал в свой первый послевоенный отпуск отдыхать, а не покажусь ли чудаком людям, занятым уборкой хлебов?»

Стоял разгар страды 1947 года. Август выдался исключительно знойным.

Ранним утром отпускник отправился посмотреть окрестности. Знакомой дорогой, петлявшей лесом, вышел к Сакмаре, через которую вчера переправлялся на пароме. У переправы уже сбился обоз с хлебом. Его везли колхозники на элеватор. Здесь и состоялся первый разговор писателя со своими будущими героями.

А потом колхозники видели Анатолия Рыбина за рулем трактора в поле. Тут пригодился ему опыт танкиста. Видели его часто и в кузнице с кувалдой в руках. И в этом деле у него имелся опыт заводского рабочего. Но не в ремонте лобогреек, не в борозде, проложенной им вместо приболевшего тракториста, хотя колхозу при нехватке рабочих рук и это было важным, находил Рыбин суть своего пребывания в деревне. У него уже тогда начинал складываться замысел повести о людях послевоенной деревни.

На следующий год свой отпуск Рыбин снова провел в Екатериновке, теперь уже среди знакомых ему людей. А в 1948 году в альманахе «Степные огни» была опубликована его первая повесть «На холмах». Через два года в том же альманахе писатель напечатал вторую повесть — «В степи».

Эти произведения были замечены критиками. Так, о повести «В степи» Н. Капиева писала:

«Новаторский труд советских людей, преобразование природы — такова ее тема, всегда живая и волнующая. С любовью говорит писатель о тружениках оренбургских степей.

Сердечное отношение к своим героям, стремление показать их лучшие моральные черты одухотворяют многие страницы книги».

27 апреля 1958 года газета «Южный Урал» опубликовала письмо выпускницы средней школы, города Медногорска Л. Ивановой:

«Недавно я прочитала повесть А. Рыбина «На холмах». Она мне очень понравилась, и я хочу высказать свою благодарность автору.

Хотелось бы знать, где находится этот колхоз «Свобода». Я закончила десятилетку и решила поехать на работу туда, где сейчас можно принести больше пользы, — в колхоз. Прочитала книжку «На холмах», и мне захотелось трудиться именно в этой артели «Свобода», где люди полны забот о дальнейшем укреплении и развитии колхозного хозяйства».

В 1951 году Анатолий Гаврилович Рыбин стал членом Союза писателей СССР.

Самостоятельная трудовая деятельность Анатолия Рыбина началась в 1937 году. Он работал в Коломне слесарем и учился в машиностроительном техникуме. Занимался в литературном кружке, организованном при заводе. Проводить занятия с кружковцами приезжали московские поэты: Алексей Сурков, Павел Железнов, Владимир Замятин, литературовед Гребенников.

И уже тогда Рыбин в своих незрелых стихах рассказывал о том, чем жил, что думал, что делал. Он печатал их в заводской многотиражной газете «Полный ход».

Двадцать один год, с 1937-го по 1958-й, Рыбин отдал службе в Советской Армии, в рядах которой возмужал, получил большую идейно-политическую закалку, пройдя путь от рядового солдата до полковника. В армейских рядах он стал (1939 год) коммунистом.

Механик-водитель танка, заместитель политрука, курсант военно-политического училища, военный журналист — таков армейский послужной список Рыбина. Он участник освободительных походов Советской Армии в Западную Украину, в Бессарабию и Северную Буковину. Побывал на финской войне.

Все четыре года Великой Отечественной войны Анатолий Рыбин — на фронте. Война застала его на западной границе в мехкорпусе К. К. Рокоссовского. Не забыть ему и через тридцать с лишним лет жаркие бои у Луцка, на реке Стырь, под Житомиром, при защите Киева, ожесточенные бои Сталинградской эпопеи, сражения у стен Ленинграда и Нарвы, десант на остров Эзель. О фронтовых заслугах Рыбина говорят его боевые ордена и медали.

Журналист в действующей армии — прежде всего солдат, боец, воин. Чтобы правдиво описать бой, надо участвовать в нем. И газетчик «дивизионки» Рыбин пробирался на передний край. Редкий номер газеты выходил без его статьи, очерка, зарисовки или стихотворения.

85
{"b":"201236","o":1}