ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Всё лицо его — нос, прыщи на щёках, борода — прыгало от смеха

—  Жаль только, быстро подохнешь.

Понурив голову, Жаннат проворно взбежала по сту­пенькам на стену къалы. Так проворно, что Хаджи Ак­бар растерялся и упустил конец аркана. Задыхаясь и сопя, он полез за ней следом.

Хотя Жаннат и вырвалась из лап палача, но она так же оставалась пленницей, как и раньше. Молодая женщина стояла на зубчатой стене и смотрела на ши­рокую волнистую долину, на близкие знакомые сады, на родной дом, на зеркально светящуюся полосу реки, на орлов, паривших в небе над фиолетовыми горами. Душу щемило, ветер родных холмов ласкал лицо; Жан­нат сто-яла одна, и казалось ей, достаточно оттолкнуться от стены, раскинуть руки —и... она полетит свободной, вольной птицей степей, прочь от мрачных развалин, прочь от Хаджи Акбара... Но, увы, руки у нее были связаны, а снизу смотрела, щеря гнилые зубы, бугри­стая, прыщавая морда зверя, терзавшего её и готовя­щего ей гибель. Глаза Жаннат забегали, душа замета­лась. Но вправо и влево тянулся узкий, обрушенный дождями и ветрами гребень глинобитной стены, сзади, по единственному пути снизу двигалась гибель в обра­зе Хаджи Акбара. А впереди?.. Она осмелилась загля­нуть вниз. Жаннат считала себя передовой женщиной, но не могла отделаться от суеверного страха перед жуткой легендой Кыз-къала.

Со стоном Жаннат повернула голову: о, если бы осво­бодить руки от аркана. Голова Хаджи Акбара поравня­лась с гребнем стены. Глаза его, налитые кровью, горе­ли злорадством. Жаннат с силой ударила ногой прямо в эти ненавистные глаза... и, не удержав равновесия, рухнула  вниз...

Жаннат пришла в себя от отвратительного ощуще­ния  прикосновения пальцев  к телу,  к груди, животу.

Она открыла глаза. Все тело, руки, бедра ныли и саднили от ушибов. Над ней склонилось потное лицо с перекошенным слюнявым ртом. Напрягши все силы, она оттолкнула Хаджи Акбара и вскочила. Сразу же лицо её, грудь залила краска. Жаннат стояла почти нагая. Пока она лежала без сознания    на спасшем её ворохе валежника, Хаджи Акбар спустился по узлам верёвки, укреплённой на одном из зубцов стены, и сор­вал с жены одежду, очевидно решив в точности повто­рить казнь, о которой рассказывалось в старинной легенде.

Он разрезал волосяной аркан и на руках, чтобы стащить с молодой женщины платье.

Обнаженная стояла она перед ним, освещенная пря­мыми лучами солнца мучительно краснея, инстинктив­но прикрываясь руками и вся дрожа, несмотря на то. что в четырёх стенах къалы дворик накалился до того, что невозможно было дышать.

—  А, красавица, — протянул Хаджи Акбар, не спу­ская глаз с молодой женщины. — М... М... такую пери даже жалко убивать... но всё равно подохнешь... солнце, оно опасное, поджарит...

Он повернулся и, перекинув одежду через руку, пошёл к веревке с узлами, которая свесилась с проти­воположной стены.

Забившись в угол, где была крошечная тень, Жаннат провожала палача полным отчаяния взглядом.

Хаджи Акбар замедлил шаг. Видно, какая-то новая мысль возникла в его мозгу. Он обернулся, посмотрел на сжавшуюся в комочек женщину и вдруг вернулся к ней. Он  схватил  её, повалил  на землю, бормоча:

—  Что же пропадать такому совершенству... Преж­де чем ты подохнешь, я...

Отчаянно отбиваясь руками и  ногами, Жаннат наносила ему удары по лицу, по груди, животу... Теряя силы в угаре борьбы, она вдруг нащупала рукоятку ви­севшего у него на поясе ножа. Выхватив его из ножен, она с победным криком взмахнула рукой. Он сразу же выпустил её. Она бросилась к висящей веревке.

Когда Хаджи Акбар опомнился, оказалось, что схватив нож в зубы, Жаннат, карабкаясь, точно ловкая, стройная обезьянка, быстро взбирается по узлам аркана. Всю свою недолгую жизнь Жаннат работала в дехканском хозяйстве на земле, руки имела железные, и подняться на веревке по стене, с её легким, таким неж­ным на первый взгляд, но на самом деле мускулистым, лишённым и грамма лишнего жира телом, ничего не стоило.

Ошеломлённый, раскрыв рот, Ходжи Акбар стоял, смотря на эту поразительную картину.

— Проклятая кошка, — заорал он и кинулся к ар­кану.

Когда Хаджи Акбар схватил конец и начал неистово дергать верёвку, чтобы стряхнуть беглянку вниз, Жан­нат оставалось  до гребня  стены   не более  сажени.

Трудно досталась ей эта сажень. Аркан метался и дергался. Ничем не защищённое тело её больно ударя­лось и царапалось о шершавую стену, руки дрожали от слабости, порождённой ужасом. Изнемогая, Жаннат медленно взбиралась всё выше и выше... Силы оставля­ли её.

Внизу её ждал ад. Дворик дышал раскаленным затх­лым воздухом, а за глиняными зубцами в нескольких вершках виднелось небо, голубое родное небо.

Жаннат уже ничего не помнила. Тело её не чувствова­ло ударов о стену. Пальцы медленно-медленно перебира­лись по аркану вверх. Ладони с содранной кожей горели и саднили...

Радостным воем Хаджи Акбар встретил полный отчая­ния крик Жаннат. Слышалось шуршание. Она падала. Хаджи Акбар поднял голову, перед ним мелькнуло белое женское тело. Он выпустил веревку и протянул руки, чтобы вцепиться в него. Но тотчас же пыль запо­рошила ему глаза. Отряхиваясь, он шарил руками перед собой. Отдуваясь и хрипя, он наконец смог осмотреться. Проклятие! На земле её нет. Конец веревки прыгал н дергался. С воем разочарования он глянул вверх. Да,действительно, Жаннат сорвалась, но она не выпустила аркана, а, задержавшись на узле, повисла на несколько секунд, отдышалась и начала снова проворно карабкать­ся вверх.

Хаджи Акбар опять схватился за конец веревки, но поздно. Руки Жаннат уцепились за гребень, обрушили столб пыли и глины на голову Хаджи Акбара. Молодая женщина перекинула ногу и села на верх стены. Теперь она могла насладиться ветром, небом и даже солнцем, которое чуть не превратилось в её убийцу. Она ды­шала быстро и свободно. Аркан, раскаленный двор, лапы Хаджи Акбара — всё отошло в бесконечность. Жить, жить! Она жила.

Блаженно кружилась голова, дремота сковывала чле­ны. Жаннат забыла, где она, что с ней.

Что-то мешало ей во рту, какой-то металлический при­вкус. Машинально протянула руку и... охнула. Она обре­залась. Жаннат совсем забыла! Оказывается, до сих пор она держала в зубах нож.

Жаннат выхватила нож изо рта и громко рассмеялась, но какой это был счастливый смех! Она смеялась над со­бой. Ведь, боже мой, на ней ничего не было, куда бы она могла засунуть ножик.

Только теперь, опустив глаза, она увидела, что сидит совершенно нагая на стене. Вся побагровев, Жаннат так поспешно прикрылась руками, что чуть-чуть не сорвалась вниз. Молодая женщина оглянулась по сторонам. Хотя она сидела наверху къалы, на виду, но кругом не было ни души. Внизу у подножья холма мирно паслась лошадь Хаджи Акбара с хурджуном за седлом.

Надо быстро спуститься, поймать лошадь. Наверное, в хурджуне найдется что-нибудь из одежды. Жаннат уже спустила ногу на ступеньку и вдруг замерла.

Верёвка, обвязывающая каменный зуб стены, шевели­лась и поскрипывала.

Молодая женщина заглянула вниз. На неё опять смотрели налитые кровью глаза, смотрели угрожающе, свирепо. Цепляясь за узлы, Хаджи Акбар лез вверх по аркану.

Взгляд его подействовал на Жаннат ошеломляюще. Она забыла, что сейчас уже не пленница, как несколько минут назад, не жертва, которую привели на казнь. Она забыла, что руки у неё развязаны. Под гипнотизирующим взглядом все приближающихся глаз Хаджи Акбара она дрожала и трепетала, не будучи в состоянии ни думать, ни действовать. Закрываясь от взгляда, с прижатыми к телу руками, она застыла на стене, похожая на изваяние раоыни, безропотно, безвольно отдающейся жестокому завоевателю. Из сухих до сих пор глаз Жаннат капали на колени большие слезы, всё её тело вздрагивало от истери­ческих рыданий.

Очень медленно, но упрямо Хаджи Акбар полз вверх по верёвке.

Он был совсем уже близко. Жгучий стыд охватил Жаннат. Она опустила глаза...

144
{"b":"201241","o":1}