ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Послевоенное устройство мира не всем было по душе — идеологический экстремизм внес смятение в сердца правителей великих держав, а его собрат — политический глобализм подвигнул военную верхушку одной из них в лице администрации США на попытку передела результатов Второй мировой войны с помощью силы.

Если нашу планету на крыльях авиации можно облететь менее чем за двое суток, то с развитием ракетной техники расстояние между двумя столицами великих держав, а это всего лишь полпланеты, стало возможным преодолеть за считаные минуты. Мрачная тень угрозы третьей мировой войны появилась над обоими полушариями Земли, разделенной на Запад и Восток в силу идеологических амбиций и на сытый Север и голодный Юг — в силу экономического развития.

Воевать за мировое господство кое-кому на Западе хотелось, но беспокоили подсчеты, которые недвусмысленно показывали: в век ракетно-ядерного противостояния победителей не будет. Ибо среди прочих «отрицательных достижений» прошедшего века с его двумя войнами мир оказался на грани третьей мировой войны. Если бы не Карибский кризис…

В этом эпохальном событии политическая ответственность глав двух Великих держав победила безответственный подход к проблеме войны и мира тех, кто рассматривал мир через прицелы винтовок и ракет, ратуя за военную конфронтацию.

Много интересного завещали нам античные философы. Их логические находки по сей день поражают нас точностью восприятия мира и человеческих отношений. Да, дорогой читатель, речь пойдет о «постулате разумности», по принципу которого существует все живое на Земле, и прежде всего Человек.

Итак: цель — средство — результат.

Глобальная цель, которые преследуют «сильные мира сего» по обе стороны Атлантики, сводилась к переделу мира в идеологическом и экономическом отношениях в результате холодной войны.

Вынашивались планы «горячих конфронтаций» с применением ядерного оружия. Казалось бы, не было такой силы, которая мота бы остановить движение человечества к бездонной пропасти под названием «ядерная катастрофа».

Однако нашлось средство, остановившее это грядущее ядерное безумие. И не столь важно, по чьей вине разразился Карибский кризис, — обе великие державы испытывали друг друга на политическую прочность. Важно другое: борьба за раздел мира не переросла в военную конфронтацию с «ядерным эпилогом».

Кризис помог лидерам ведущих держав осознать хрупкость и беззащитность нашей планеты, остановить планы по ее разрушению, зарождающиеся в штабах военных.

К разрешению кризиса приложили свой многолетний опыт службы двух держав — политические, дипломатические, военные, разведывательные. Каждая из служб привнесла свою профессиональную полезность в мозаику того, что стало именоваться «успешным разрешением Карибского кризиса». Так коллективные усилия остановили ракетно-ядерное столкновение в «метре от пропасти».

Результат не замедлил сказаться: глобальная доктрина завоевания мира в интересах одной державы с опорой на «ядерный кулак» уступила место более «мягким формам конфронтации» — локальным войнам (тут уже ничего не поделаешь — коли есть военные планы, то по ним приходится играть!).

С момента разрешения Карибского кризиса человечество уверенно пошло по пути разоружения, сокращения и ограничения всего того, что носит страшное название «оружие массового уничтожения».

Так в чем выиграла Страна Советов в Карибском кризисе? В идеологическом плане — Остров свободы был защищен от вторжения и ликвидации правления Фиделя Кастро в будущем. И если политическая карта мира пополнилась в пользу социализма новой страной — Кубой в 1959 году, которая была сохранена в Западном полушарии в 1962 году, то затем были Чили, Никарагуа…

Но главное — это военная сторона проблемы, вернее, военнополитическая: с момента Карибского кризиса Соединенные Штаты были вынуждены считаться с Советским Союзом как с великой ядерной державой.

Возможно, именно в такой форме будет описана через многие десятилетия в одной из энциклопедий ситуация вокруг Карибского кризиса. И скорее всего, там ни слова не будет упомянуто о мастерстве разведок в трех ипостасях: разведчики, агенты, операции — как участников этого кризиса и особенно в его благополучном разрешении. Но пытливый исследователь тех будущих десятилетий и столетий однажды все же найдет факты о действиях разведок и разберется в их эффективности на пользу мира, а значит, и скажет слово о роли России, все XX столетие ратовавшей за него.

При всем скептическом отношении в разумном мире будущего к пагубным и менее пагубным страстям наших сегодняшних правителей, военных и разведчиков он, исследователь, все же вынужден будет отдать должное их искренности при попытках сохранить нашу планету от разрушения. Сохранить для вас — этих разумных людей будущих столетий.

ПРИЛОЖЕНИЯ

1. НА СТРАЖЕ КУБИНСКОЙ ХУНТЫ

Десятки известных документальных публикаций об одной из самых рискованных советских военных акций — размещении в 1962 году ядерного оружия на Кубе — отнюдь не снизили интереса к подробностям одной из самых критических страниц нашей послевоенной истории.

Кубинский ракетный кризис был одновременно и ярким явлением холодной войны двух общественно-политических систем, в ходе которой главным оружием были пропаганда и идеологические диверсии. К сожалению, в уже обнародованных свидетельствах тех событий не прослеживается действие именно этого оружия: методы и направления пропагандистского обеспечения советских внешнеполитических акций, механизм контроля за изменением общественного сознания в пользу шагов и решений советского правительства.

Между тем в бывшем архиве ЦК КПСС (ныне ЦХСД) сохранились и недавно рассекречены некоторые документы, позволяющие ознакомиться с этой незамысловатой механикой.

Ниже публикуются докладные записки, полученные в ЦК КПСС накануне и в разгар кризиса, а также единственное решение секретариата ЦК КПСС по этому вопросу. Как видно из них, важно было склонить к лагерю борцов за мир и социализм (вооруженный на всякий случай атомной дубинкой) именно зарубежную общественность. Прибегая при этом к использованию зловещих параллелей («блокада Кубы является по существу такой же акцией, которые осуществляли гитлеровцы…»), играя на естественном желании избежать кровавой бойни, используя внутриполитические симпатии американских граждан, бдительно контролируя любые высказывания иностранных туристов, находящихся в СССР.

Вполне вероятно, что перелом в умонастроениях руководителей, вовлеченных в конфликт государств, прежде всего президента США, приведший к его мирному разрешению и укреплению идеи мирного сосуществования, произошел не без влияния общественного мнения, а косвенно — не без участия советского пропагандистского аппарата.

2. ЗАПИСКА КГБ ПРИ СМ СССР ПО СОЗДАНИЮ ОБЩЕСТВЕННОГО ДВИЖЕНИЯ В ЗАЩИТУ КУБЫ

Особая папка.

Совершенно секретно.

ЦК КПСС.

В связи с намерением правительства США путем установления военно-экономической блокады задушить голодом Кубинскую Республику Комитет госбезопасности при Совете Министров СССР полагал бы осуществить следующие мероприятия, которые способствовали бы созданию широкого общественного движения в защиту Кубы и разоблачили бы на ее примере колониалистический и агрессивный характер американского империализма.

1. Опубликовать во французской печати открытое письмо писателя И. Эренбурга, адресованное к французской интеллигенции. В письме указать, что империалистические реакционные правительства всегда стремились подавить демократические режимы, и напомнить о революционных традициях французского народа, в частности, о помощи, оказанной в свое время Францией Республиканской Испании и о героической борьбе участников движения Сопротивления во время Второй мировой войны. В письме должен содержаться призыв к широким демократическим силам Франции выступить на защиту Кубы.

2. Организовать выступления в западной печати, а также по советскому радио на страны Западной Европы и Америки композитора Д. Шостаковича. В выступлениях подчеркнуть, что возможная блокада Кубы, по существу, является такой же акцией, которую осуществляли гитлеровцы в годы Второй мировой войны в отношении Ленинграда и других городов. Д. Шостакович отметит, что возможная блокада Кубы напоминает ему личную трагедию, которую он испытал в осажденном Ленинграде. Шостакович обратится к деятелям искусства и всем демократическим силам Европы и Америки с призывом не допустить повторения в отношении Кубы подобного варварства, являющегося позором для всего человечества.

55
{"b":"201246","o":1}