ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Трансформа. Големы Создателя
Ремонт
Имитация страсти
Без паники!
Добрый медбрат
Женщины гребут на север. Дары возраста
В сторону Новой Зеландии
Человек из дома напротив
Как выучить словарные слова с удовольствием
A
A

— А на какой высоте находится выходное отверстие? — следует очередной вопрос.

— Три метра восемьдесят сантиметров, если считать от асфальта.

— Хотите пустить газ? — интересуется Вольф со знанием дела. Хорн несколько мгновений молча всматривается в лицо капитана, как бы взвешивая про себя его предложение, прозвучавшее в форме вопроса, затем отрицательно качает головой.

— Не выйдет! Слишком уж велика площадь распыления. Можно бы прибегнуть к газам, воздействующим на нервную систему, но все они, какой ни возьми, распространяются слишком медленно. А стоит только бандитам учуять газ, и они успеют перестрелять заложников или устроить взрыв. На такой риск мы не можем пойти.

— Да, вы правы: на такой риск идти нельзя, — неожиданно поддакивает Тисс. Манакор поднимает на него взгляд, однако воздерживается от каких бы то ни было замечаний.

Входит старший сержант Клод, пытаясь удержать в равновесии расставленные на подносе бутылки. С несвойственной ему ролью официанта он справляется не слишком ловко.

— Скажите, а какой решеткой защищено вентиляционное отверстие?

Главный инженер готов дать обстоятельный ответ, но в этот момент вдруг раздается телефонный звонок. Плюме, не в силах вымолвить ни слова, указывает рукою на кремовый аппарат.

— Возьмите трубку, Манакор, — командует Тисс, и главный инженер подчиняется приказу.

— Вас слушают...

— Ну как, господин инженер, прибыл представитель транспортной фирмы?

— Мы поставили фирму в известность, но представитель еще не успел приехать.

— Действуйте порасторопнее! Чем скорее этот тип примчится в Вигау, тем будет лучше и для вас... А теперь слушайте внимательно, я зачитаю список заложников.

Террорист перечисляет имена четырнадцати человек; среди заложников есть женщины и даже дети. Лейтенант Хорн не дает себе труда запоминать весь перечень: разговор записывается на пленку и у него еще будет время внимательно прослушать и проанализировать его. Называя имена, главарь террористов иногда упоминает и род занятий того или иного пленника. Старший сержант Клод ставит на стол поднос с бутылками. А Плюме весь обратился в слух. При одном имени он явно настораживается, видно, что какая-то мысль не дает ему покоя.

— ...и все они у нас в руках! Успели записать имена, инженер?

— Да, успел, — запинаясь, бормочет Манакор.

— Ну а когда прибудет представитель фирмы, мы с вами заговорим по-другому! И не вздумайте лезть на рожон, наделаете глупостей — пеняйте на себя!

— Мы не станем предпринимать никаких шагов, — заверяет его Манакор. Лоб его мгновенно покрывается испариной. В трубке раздается щелчок — закончен и второй разговор с террористами.

— Они почему-то опять не сообщили свои условия, — замечает господин Тисс.

Он не сводит тревожного взгляда с черных кружков усилителей, словно ожидая продолжения разговора.

— Значит, они захватили четырнадцать человек, — говорит капитан Вольф, мучительно морща лоб, затем делает знак Плюме. — Прокрутите, пожалуйста, запись.

«Агнес Милла, 38 лет, Гренобль... Себастьян Луарка, 22 года, Милан... Бертольд Крюн, 36 лет, Базель... Якоб Крюн, 11 лет, Базель... Катарина Маттер, 59 лет, Цюрих... Жан Ризо, 42 года, директор банка в кантоне Фурр... Луи Хьюссен, 45 лет, Женева, фабрикант... Берта Хьюссен, 43 года, Женева...»

Клод выходит из диспетчерской, осторожно притворив за собой дверь. Господин Тисс нервно барабанит пальцами по столу.

— С их точки зрения, наиболее ценные заложники — это директор банка, женевский фабрикант и его супруга, — задумчиво произносит лейтенант Хорн, расхаживая взад-вперед по залу. Подойдя к столу, рассеянно наливает себе кока-колы, отпивает глоток; взгляд его вновь останавливается на чертеже тоннеля. Однако, прежде чем он успевает заговорить, раздается оглушительный грохот, от которого сотрясаются оконные рамы; военный вертолет зеленого цвета резко идет на посадку. Полицейские, придерживая на голове фуражки, разбегаются по автостоянке в разные стороны, спасаясь от поднятого вертолетом смерча.

Через минуту-другую бойцы из отряда Хорна пропускают на второй этаж мужчину лет пятидесяти с легкими залысинами на висках; взгляд его серых глаз внимательный и напряженный, черты лица резкие. Быстрые и решительные движения выдают в нем кадрового военного. По всей вероятности, он принадлежит к числу тех офицеров, что к сорока годам не дослужились до высших чинов и предпочитают, пока не поздно, искать удачи на коммерческом поприще.

— Позвольте представиться: Жак Брокка, заместитель директора фирмы «Бергер транспорт», — негромко произносит он, обводя присутствующих выжидательным взглядом. Каждый из них скороговоркой бормочет свое имя, считая совершенно излишней эту церемонию.

— Господа, — начинает вновь прибывший, — я должен сообщить вам дурную весть. В камионе, захваченном террористами, находится очень важный груз.

— Само собой разумеется! — досадливо бросает Хорн. — Не обладай этот груз ценностью, террористы не стали бы придавать ему такое значение. Скажите, господин Брокка, этот груз ценный или опасный? — уточняет лейтенант.

Господин Брокка молчит, затрудняясь с ответом.

— Ну, говорите же наконец! — нетерпеливо взрывается господин Тисс. — Тут каждая минута дорога.

Брокка облизывает внезапно пересохшие губы и через силу выдавливает:

— В контейнере... радиоактивное вещество.

8

Холм близ Вигау, 10 часов 54 минуты

«Вот уже час, как началась операция!» — отмечает про себя Диллен. У него затекла рука, держащая бинокль, и он вынужден на время опустить этот маленький полезный прибор. Окружающий ландшафт выдержан в серовато-белых тонах, то здесь, то там выглядывает прячущийся под кустами снег. В машине тепло и уютно, обогреватель работает без остановки. Из радиоприемника доносятся негромкие звуки музыки. Диллен, конечно же, следит за передачами швейцарской государственной радиостанции. Совсем недавно, уже во второй раз, прозвучало сообщение о том, что ввиду несчастного случая тоннель Сен-Георг закрыт...

Диллену отсюда хорошо видна вереница автомобилей, неподвижно застывших у въезда в тоннель со стороны Вигау. Чуть поодаль — также выжидательно — замерла и пожарная машина. Ну и конечно, куда ни кинешь взгляд, повсюду полицейские. Даже вертолет прилетал, причем дважды.

Тоннель блокирован намертво — майор Диллен отлично понимает это и все же не тревожится за своих людей. Пусть полицейские оцепили всю округу, все равно хозяевами положения являются не они... На мгновение у Диллена мелькает мысль снова позвонить в Париж, но он сразу же прогоняет ее: не следует беспокоить полковника слишком часто, это может вызвать у него вполне законное недовольство и раздражение.

Диллен выходит из машины слегка поразмяться. От долгого неподвижного сидения руки-ноги словно онемели, и возобновившаяся циркуляция крови дает о себе знать приятным покалыванием во всех членах. На шоссе позади стоянки движение явно оживилось, да оно и понятно: тоннель перекрыт и часть автомобильного потока со стороны Вигау направлена в объезд. Диллен прохаживается взад-вперед, стараясь не удаляться от машины, ведь его в любой момент могут вызвать по телефону.

Однако телефонный аппарат пока что молчит. Мирную тишину края нарушают лишь отдаленный рокот автомобильных моторов да порывистый ветер, пробегающий вдоль склона холма. В поднебесье черными цепочками мелькают стаи птиц, а внизу, по дну долины, непрестанной вереницей тянутся автомобили. На праздного созерцателя подобная картина действует умиротворяюще.

Диллен медленно открывает дверцу машины и, поудобнее устраиваясь на сиденье, занимает свой наблюдательный пост.

Томительно ползет время, минуты ожидания кажутся бесконечно долгими.

9

Вигау, 11 часов 00 минут

— Извольте объяснить поподробнее, — говорит господин Тисс. Он сознает, что в данный момент выступает от имени всех присутствующих, и это придает его голосу твердость.

86
{"b":"201255","o":1}