ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Не прошло и минуты, как Марина вышла из своего кабинета, плавным движением поправила сползающую с плеч шаль, и села напротив в кресло.

Маша замялась. Она так и не привыкла, что все зовут начальницу по имени. Собравшись с духом, она сказала:

— Марина, я бы хотела перевестись в другую школу.

Хозяйка кабинета смотрела на нее внимательно, прямо в глаза, будто читала мысли. Молчание затягивалось, и когда Маша уже собралась пуститься в объяснения, Марина невозмутимо спросила:

— В какую ты хочешь?

— Куда-нибудь поближе. — Маша была настолько удивлена, что автоматически сказала это — и только потом поняла: все ее мысли прочтены.

— Здесь рядом есть хорошая гимназия.

— Я боюсь, что из этого ничего хорошего не получится. Слишком поздно… Я не смогу нормально учиться с другими… Мне просто подготовки не хватит… Я хотела бы перейти в обычную школу, только чтобы она была рядом… Так и времени больше останется.

— Хорошо. До конца четверти дотянешь?

— Конечно.

— Тогда мы пока подготовим документы, а с новой четверти перейдешь в другую школу. А как тебе обучение здесь, в О.С.Б.? Вообще-то, был у нас недавно прецедент — попытка обучать человека исключительно здесь.

— А что случилось? Не вышло?

— Вышло бы… Дело в другом. — Лицо хозяйки кабинета сделалось мрачным.

— Еще не поняла, как тут. — Маша решила, что с расспросами можно погодить. — Здесь все не так, как в обычной школе. Слишком много читать надо. Вот разве что все эти медитации, со свечкой, с шариком… Это мне почти знакомо… Ну, в смысле, я про такое слышала.

— А как в остальном? Обживаешься?

— Да-да, конечно, все хорошо, — быстро проговорила девушка.

Она тяготилась этим разговором. Отвечать на вопросы было крайне сложно. С одной стороны, Отряд «Смерть бесам!» подарил ей шанс начать другую жизнь, а с другой — люди, которые здесь работали, были девушке абсолютно непонятны. Например, когда Вадик, компьютерный маг и демиург, застукал ее за тем, что она украдкой перебирала музыкальные диски на его столе, то просто подарил ей дисковый МРЗ-плейер и кучу дисков в придачу.

На все ее попытки отказаться он заявил:

— Да я все равно собирался себе «флешку» покупать, а музыкой и так весь винт завален.

А Виктор Семенович, начальник «Астры», который, по своей обычной манере, проходя мимо, может резко остановиться, сесть рядом и начать занудный монолог в пространство? Вообще-то, он, вроде, добрый, хотя и строгий.

Другие стажеры… Они хорошие ребята. Только старше и все какие-то замороченные — даже Оля. У нее, оказывается, была сестра Машиного возраста, а с сестрой — проблемы, девочка была покруче школьных «попугаих». Только, вроде бы, эти проблемы начали решаться благодаря Отряду.

— Ты, главное, не робей — все получится, — убежденно говорила она.

А вот в ее голосе Маша, хотя и не умела читать мысли, такой уверенности не чувствовала.

Хуже оказалось другое: то, чему учили остальных, у девушки абсолютно не получалось, сколько она ни билась. Но объяснять все это госпоже Ли Маша не собиралась.

Видимо, ее смущение было таким явным, что начальница не стала ее больше терзать, попрощалась и ушла в кабинет. От этого разговора настроение упало в ноль, а лекарство существовало только одно: идти бродить по городу…

На выходе она столкнулась с Вадимом, и он спросил:

— Ты куда? Поздно ведь уже.

Маша сама не поняла, что заставило ее так окрыситься, но ее ответ: «Гулять!» — звучал просто по-хамски.

Вадим вздрогнул, глаза его блеснули, но в следующий момент в глазах появилось нормальное спокойствие, а на лице — обычная улыбка. Это вывело Машу окончательно и она почти закричала:

— Вот вы здесь все такие добренькие, понимающие, умные… Одна я… — и бросилась бегом по улице.

Вадим, печально вздохнув, вышел следом, на ходу набрасывая куртку.

* * *

Санкт-Петербург,

октябрь 2009 г.

— Ну что ты опять за мной идешь? — приостановившись и стянув с ушей наушники, в который раз спросила Маша. — Не надоело целый месяц за мной таскаться?

— Надоело, — устало и честно ответил Вадим.

Маша поймала себя на том, что разговаривает с Вадимом почти зло. Она никак не могла понять, почему присутствие этого человека так ее раздражает. Первое время она старалась его не замечать, погружаясь в привычное состояние, исключить из восприятия мира, — но у нее ничего не получалось. Тогда девушка стала демонстративно игнорировать его присутствие, всем своим видом показывая, что ей все равно. Вот только вернуться в свой «мир наедине с городом» ей это не помогало. И вот сегодня она сорвалась окончательно.

— Ну и что тогда ходишь? Чего ты все время за спиной маячишь? Пошел бы делом каким занялся.

— Маша, ходить за тобой — это и есть мое «дело».

— Что, соглядатаем определили? Шпионить?!

— Ну почему сразу соглядатаем? Вот ты бродишь совсем одна, а вдруг с тобой что-нибудь случится?

— Столько времени ходила, а ничего не случилось. И теперь…

— Раньше ты была просто…

— Нафиг никому не нужной замухрышкой, — закончила за него Маша. — А теперь я целый стажер О.С.Б., и ваша организация, в заботе своей о здравии моем, выделила мне если не соглядатая, то кого? Охранника? Няньку?

— Спутника. Немножко охранника. Немножко няньку.

— Вот и нянчись на приличном расстоянии, а не дыши в затылок!

— Я не могу от тебя удаляться. Когда ты растворяешься на грани Запределья, я тебя почти не вижу и не чувствую. И чем дальше я нахожусь, тем больше шанс тебя потерять, — сказал Вадим тоном учителя, в который раз объясняющего глупым ученикам какую-то, с его точки зрения элементарную, вещь.

— Да от кого тут меня охранять? — и ехидно добавила: — Заклинаю! Остерегайтесь выходить на болото в ночное время, когда силы зла властвуют безраздельно. Ха, что-то я не припомню у себя какой-нибудь недвижимости вроде Баскервиль-холла и дворянского титула.

— Твоя главная ценность — твой уникальный Дар, а С.В.А….

— О… Воины Армагеддона… Придет серенький волчок и укусит за бочок… Кстати волчков у вас у самих хватает! А тут еще эта страшная опасность на букву «эс».

— Маша, ты совершенно зря так легкомысленно относишься к опасности со стороны С.В.А. И не только. Тень разума порождает чудовищ. А тень целого города…

— Это ты сам придумал?

— Нет, не я. Но этот город — место куда более странное, чем на первый взгляд кажется. Я сам это не так давно понял. Да, в О.С.Б. есть, как ты выразилась, «волчки», — и вампиры тоже. Для тебя угроза — это что-то сродни ужастику — много когтей и зубов. Вероятность нападения всяких «зубастиков» хотя и существует, но она не очень велика. А вот вероятность того, что ты заинтересуешь С.В.А., когда они узнают о твоих способностях, гораздо выше. И заметь, я сказал не «если», а «когда»! У этой организации со сбором информации все очень хорошо, не сомневайся.

Разумом Маша понимала, что доводы Вадима по-своему логичны, но вот соглашаться с ними совершенно не хотелось. И больше всего она не хотела, чтобы этот странный парень все время за ней ходил. Поэтому продолжала отпускать ехидные реплики — просто так, из чистого упрямства.

— Ну да… Подъедут на джипе, схватят, сунут в багажник… Вот здорово — как в боевике!

Увидев выражение лица Вадима, Маша поняла, что ее куда-то не туда занесло.

В учебных классах О.С.Б. ей читали лекции «о целях, задачах, методах и средствах» — как самого Отряда, так и противника.

Только воспринять все это всерьез она была не в состоянии. Что касается средств, то у нее была масса наглядных примеров, от которых просто отмахнуться невозможно. А вот с «целями, задачами и методами»… Тайные операции и политические интриги казались относящимися скорее к области развлекательной литературы, а оперативная деятельность…

И потом, главной оперативной деятельностью Юхани явно было чтение газет, а Леночки — ядовитое перемывание костей окружающим. Только компьютерщики выглядели постоянно занятыми людьми и часами не вылезали из-за машин, да и то вставал вопрос: «А не в игрушки ли они там играют?» Ну как на таком фоне можно серьезно воспринимать слова о какой-то там угрозе?!

25
{"b":"201261","o":1}