ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Обеты?

— Они самые. Вампир, даже вот такой, «дикий», если избавиться от людских сказок, это вовсе не «нежить». А вполне живое существо. Обет не убивать существ распространяется и на него.

Хозяин только вздохнул. А потом язвительно спросил:

— А на комаров ваши обеты тоже распространяются?

— Знаете, батенька, что на этот же вопрос ответил Лев Николаевич Толстой — кстати говоря, жаль, что он не успел окончательно адаптировать наше учение к русской почве? «Не понимайте все буквально!» — вот что он сказал! В общем, оставим религиозный диспут до лучших времен. — Игорь обезоруживающе улыбнулся.

— Итак, наш «клиент» действительно убил этого Купермана. По всей видимости, убил не просто так, а что-то довольно долго у него выпытывал. Учитывая, кто такой покойный Куперман, можно понять, что конкретно.

— Производителей наркоты, кого же еще!

— Наверняка. Занервничал он, еще подходя к дверям. Вероятно, ждал спецназ. Чуть-чуть успокоился, увидев меня в обличии…

— А вот интересно — к нему же нагрянут реальные переписчики, вся эта Всероссийская перепись только-только началась…

— Надеюсь, что нагрянут. И очень надеюсь, что он занервничает. И следующую свою акцию отложит. На неопределенный срок.

— Что еще?

— Еще? «Жучок» на него поставил. Есть очень большая вероятность, что им заинтересуется кто-то из наших «бойцов невидимого фронта» — или С.В.А., или О.С.Б. Последним не до того, про «дело живых мертвецов» инфа уже есть?

— Еще какая!

— Ну вот, значит, придут их «заклятые друзья». Придут непременно, чутье меня не подводит.

— И попытаются перетянуть убийцу Купермана на свою сторону?

— Думаю, будет еще хуже. Они попытаются использовать его втемную. Он податлив, вот что плохо.

— И что хотите делать?

— Возможно, придется нарушить свои принципы — и выйти на прямой контакт с О.С.Б. Есть у меня на примете один персонаж — выгуливает стажершу, ни на шаг не отпускает. И правильно делает — девочка с нераскрытым потенциалом. Огромным, похоже, они о том сами не знают. Жаль, что…

— Что проворонили их стажера год назад?

Игорь вздохнул. Облик «эмо-боя» мгновенно исчез, сейчас ему можно было дать и за сороковник.

— Там совсем другая ситуация была. Тот мальчик был приговорен с самого рождения. Его не спас бы никакой О.С.Б., ни мы с вами! Это… читали «Махабхарату»?.. как с первыми детьми Ганги и царя Шантану. Им нельзя было не стать жертвами. Они ими и стали. Так и с этим Яном. Хотя мальчишку жаль до слез! В общем, это человек с аналитическим мышлением — раз. На контакт может пойти свободно, особенно, если почувствует, что мы с ним… одной крови, если угодно…

— Что за неполиткорректные намеки на кровь и почву?! — Его собеседник рассмеялся.

— Ну, если есть такая нация — инженеры, — то мы, Виктор, точно одной с ним крови и нации. Как и вы, кстати, — серьезно заметил Игорь.

— Ладно. Лучше о вампире расскажите…

— А что о нем… Да, чтобы он окончательно занервничал, я ему «Сторожевые башни» подкинул — с маленькой такой приписочкой.

— Иеговистскую литературу?! Как это странно слышать от вас!

— Для дела во благо всех живых существ пригодится и она. — Игорь не утратил серьезности. — В общем, надеюсь, что наш вампир поймет: его обложили со всех сторон. И ни на какие контакты с известными нам организациями он не выйдет. По крайней мере, пока. Мы выгадали время.

Глава 23

Своенравная ученица

Санкт-Петербург, О.С.Б.

Дневник Вадима Кораблева

Сегодня прогулка начинается от Витебского вокзала. Тут никаких неожиданностей не предвидится. Для О.С.Б. вокзалы — вообще зона повышенного внимания, поскольку здесь проваливаются в Запределье особенно часто. Поэтому старые вокзалы в самом Запределье контролируют один-два нештатных сотрудника из местных жителей. Проблема сейчас только с недавно открывшимся (и столь же недавно «проросшим» в Запределье) Ладожским, поскольку его тамошние пока побаиваются. Была даже мысль поставить постоянный пост с нашей стороны, но пока обходимся патрулями.

Погода типичная для поздней питерской осени. Яркое солнце, когда вылезает из-за кружева туч, греет почти по-летнему. Но стоит ему спрятаться, как начинает накрапывать неуверенный, словно пробующий свои силы, дождик.

Еще чуть-чуть — и он обретет силу, сбивая последние желтые листья. И все, прощай, золотая осень!

В садике напротив вокзала громоздятся кучи пожелтевших листьев. Аккуратные — таджикские дворники тут работают, что ли? Они словно напоминают, что все может в одночасье измениться. Было лето, стояла страшная жара. Даже дым от пожаров как-то долетал до города. И вот результат. Как бы снежный ковер не покрыл еще в октябре город всего за одну ночь.

Машенька, как обычно, идет не торопясь, с совершенно отстраненным видом, то и дело словно исчезая даже среди немногочисленных прохожих. Болтающиеся у входа в метро цыганки, например, ее в упор не видят. Значит, опять в состоянии «то ли здесь, то ли там». Задумываться вредно: я с трудом вырываю у молодой и очень грязной цыганки руку, показывая ей средним пальцем интернациональный жест, и спешу за исчезающей тенью.

Цыганка принимает все, как должное.

Ольга Савченко как-то рассказывала, что ей удалось напугать такую особь до посинения. Кстати, сама Ольга — брюнетка, и если обрядить ее в яркие одежды, то за цыганку смогла бы вполне сойти.

Просто к ней пристали — еще задолго до поступления в О. С. Б. Чисто конкретно, словно чувствовали, что у нее в сумочке — пусть небогатая, но зарплата. И что было делать?

Вот Ольга и попыталась бороться:

— Это я тебе будущее сейчас предскажу, милая! — заявила она ближайшей цыганке, нацелившейся на ее сумочку. — Можешь ручку не золотить, я так все как на духу про тебя знаю! Ты умрешь!! Я это вижу! И дети твои умрут!

Оля, рассказывая это, рассмеялась.

— А то как же?! Она же не из касты бессмертных?! Конечно, умрет! Но вы бы видели, как ее перекосило!

Стайку цыганок от нее сдуло, словно ветром.

Нет, все-таки, не зря Эйно так заинтересовался этой Ольгой. Хотя с ней — безумно сложная история. Слухи ходят разные: Ольга — и Воронов… А Воронов — он, вообще, кто — герой или предатель общего дела? А Ольга, она кто, его сообщница — или жертва, или случайно оказавшийся рядом человек?

В общем, не знаю, что сказать о событиях этой весны. Кроме одного: касательства к ним я не имел. Маша — тоже. И наш лидер Марина Ли — наверное, тоже…

…Я уже выработал рефлекс, подобный чутью служебно-розыскной собаки, и способен отыскать свою спутницу даже в плотной толпе. До того доходит, что иногда чувствую ее настроение за десяток километров. Да уж, создала мудрая Марина сладкую парочку, особенно если учесть, сколько мне Машенька крови попортила!

Первое время она постоянно стремилась, уж не знаю, сознательно или нет, исчезнуть из-под моей опеки. Метод был не особенно прост даже для вполне опытного сотрудника О. С. Б. Поймав нужное состояние, Маша просто переходила на тонкую, почти незаметную грань между Запредельем и нашей реальностью, что равносильно хождению по канату. Я тогда мгновенно обливался холодным потом от мысли «сейчас провалится!» — и начиналась игра в поиск черной кошки в темной комнате.

Как только я умудрялся обнаружить девушку, она моментом возвращалась в наш, здешний, город и замыкалась в себе, демонстративно обижаясь. Однажды чуть в момент поседеть не пришлось, когда эта красавица, глядя в пространство и беззвучно шевеля губами, стала пересекать на красный Московский проспект и ушла на грань Запределья перед самым носом какой-то «газели». Теперь, конечно, Маша не откалывает подобных номеров, но мое терпение испытывает регулярно. Наверное, хочет вовсе превратить в ангела.

Напротив ТЮЗа Маша остановилась и перестала «мерцать». Так и есть, жмет какие-то кнопки на плеере, отыскивая конкретную запись. На меня — ноль внимания, даже делает вид, что не замечает взгляда. Нужные манипуляции произведены, и Машенька с прежней отстраненностью направляется дальше — в сторону Пяти Углов. Губы ее слегка шевелятся, я даже узнаю конкретную песню.

33
{"b":"201261","o":1}