ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Большая часть наших блужданий по Питеру — своего рода тренировка. Она учится контролировать свое выпадение на грань Запределья и смотреть туда прямо из нашей реальности. А я шлифую способность видеть движущихся по этой грани. Вполне себе практическое занятие.

На углу Кирочной нас обогнали двое совершенно приличного вида парней, с жаром обсуждающих методы плетения кольчуг. Не то любители ролевых игр, не то «реставраторы» из исторического клуба. Сейчас эта мода слегка поутихла, а раньше, говорят, ролевики совершенно не со зла причиняли О.С.Б. немало проблем. Один раз, уже при мне, нам даже всерьез позвонил по контактному номеру кто-то из осведомителей и рассказал, что где-то на Охте видели настоящих викингов.

Слух такой по городу и вправду пошел гулять. Шухер оказался немалым, все искали очередной прорыв Запределья. Оказалось, что некие ролевики просто ночью отправились на ближайший пустырь пофехтовать при полном параде, а на обратном пути встретили одинокого милиционера.

Тот в порыве служебного рвения потребовал документы. Принявшие пива на грудь «викинги» начали ему объяснять, что резиновая дубинка против меча — оружие крайне невыгодное, да и деревянный щит пластиковому не чета. До драки, разумеется, не дошло, собеседники пришли к взаимопониманию и разошлись в разные стороны. Может, ролевики подвигами похвастались, может, милиционер эту байку коллегам рассказал, но через три дня по всем неформальным тусовкам трепались о явлении призраков…

Маша вдруг как-то сникла и вдруг предложила:

— Поехали домой, а?

Это у нее бывает. Просто настроение исчезло.

Уже по дороге к метро я спросил:

— Следующий поход у нас в пятницу?

Маша улыбнулась:

— Ага. Ты меня с концерта домой провожаешь. Пешком.

Даже «договорились?» не стала озвучивать. Ну что с этим чудом делать?

Глава 24

Господин Зеркал

Санкт-Петербург, Купчино,

конец октября 2010 г.

— Анекдот вот из Москвы привез, своими ушами слышал.

— Игорь, а как насчет того, чтобы слышать ЧУЖИМИ? — Его собеседник рассмеялся.

— Ну, на это у меня найдется ответ, между прочим. И вы этот ответ отлично знаете. Можно — и чужими. Так вот, на Кольцевой какая-то старушка у пассажиров спрашивает: где, мол, пересесть, чтобы в Лужники доехать? А ей кто-то и отвечает: «Зачем пересаживаться? У нас тут давно уже везде сплошные Лужники». Немного запоздалый анекдот, по нынешним-то временам, конечно. С бородой — уже!

Хозяин хмыкнул и процитировал:

— «Я вижу вас, как вы в партийной кепке и в кителе идете на парад…» Ну ее на хрен, политику. Достала. И в самом деле, анекдот запоздалый. Я уже и новости в Инете читать перестал, берегу свои несчастные маленькие нервные клеточки. Которые не восстанавливаются. Чем там занимались? Как обычно?

— Почти. Выползла там одна секта, мать ее… Очередные «евангелисты», грамотные, туда их в качель, апокрифы читают, и не без мистики. Только результат вполне обычный — проданные квартиры и съехавшие крыши. НЛП, психология, гипноз до кучи. Хвостик в Москву и потянулся, там у них главное кубло. Вот так, Виктор Александрович.

Хозяин квартиры поправил очки:

— Много накопали?

— Прилично. Даже копии документов кое-каких. Подкинем втихомолку кому надо, глядишь, их здесь сами власти и прихлопнут. Некоторые делишки откровенно тянут на мошенничество и вымогательство.

— Донкихотство это, начальник. Ну, вытащите вы опять пару сопляков, ну, может, кому условно год или два дадут. А скорее всего, забашляют господа сектанты — и дело будет закрыто за недостатком улик.

Игорь внимательно глянул на собеседника и отбросил назад волосы.

— Вот тут-то вы мне и поможете. Я кое-что скину, сможете в Интернете разместить? Фотографии, пара интервью, комментарий психолога и еще немного информации до кучи? Я ведь во «всемирной паутинке» не настолько ориентируюсь, чтобы знать, где это всерьез заметят.

Виктор взглянул на него усталым взглядом:

— Надоели вы мне — не пересказать. Сделаем. Опять липовый адрес лепить на один раз, млин.

— Адрес слепить — пара минут работы, еще и из клуба откуда-нибудь. Я это и сам могу. Вы мне, главное, обновленный списочек дайте, куда отсылать стоит.

Ответный жест Виктора, нарочито усталый, напоминал отмахивание от надоедливой мухи.

— Я же сказал — сделаем в лучшем виде. Диск давайте.

Нужный диск был уже извлечен из сумки. За ним последовали два баллона пива.

— Специально для вас, мой друг. Истинная взятка. Спешиал фо ю — из Новгорода. Имени, так сказать, Эдуарда Уэльского, героя Столетней войны. Такое пиво нынче к нам не возят, не то что лет десять назад.

Виктор очень внимательно осмотрел этикетку, словно читал документацию на какие-нибудь комплектующие для компа.

— Стаканы на кухне, можете сполоснуть. И снимите вы куртку, наконец, а то сидите, как чукча на лыжах.

Игорь, совершенно не возмущенный подобной бесцеремонностью, сбросил куртку на тахту и отправился в кухню. Виктор (именно так, ни в коем случае не «Витя», хотя знакомы они были невероятно давно) был способен довести непривычного человека до белого каления одной манерой общаться. Но они, несмотря на внешне отчужденное «вы», были очень хорошими приятелями. Бесцеремонность же, на самом деле, таковой только выглядела.

Еще классе в седьмом юный Виктор дорого заплатил за разгильдяйство коммунальных служб. Сгоревшая лампочка на лестнице в сочетании с вывалившейся из переполненного мусорного ведра рыбьей головой обеспечили ему сложный перелом бедра. Нищая районная больница дело довершила, и парень остался хромым на всю жизнь. Тогда еще вчинить иск государству возможным не представлялось…

Подобная травма в сочетании с сильной близорукостью легко может обеспечить человеку комплекс неполноценности на всю жизнь, но Виктор не сдался. Его силой стали уязвленная гордость и великолепный аналитический ум. К началу девяностых, когда «персоналки» были еще редкими и дорогими игрушками, он уже стал знающим программистом, а в узких кругах прославился, как лихой хакер. Мало кто понимал, что хромой очкарик на самом деле способен сравниться с компьютерными «ковбоями» западного киберпанка, и всей своей деятельностью подтверждает лозунг «американский программист — младший брат русского программиста». В крохотной и, в общем-то, не афиширующей себя компании он оказался главным специалистом по добыче, сортировке и распространению информации.

Спрашивать его о методах никому в голову не приходило.

Когда Игорь вернулся с относительно чистыми стаканами, Виктор уже просматривал содержимое диска.

— Лихо, начальник. Лихо. Вам в журналисты идти надо было. Или в ФСБ. Не знаю, замнут подобное или нет, но пошуметь — пошумим. Догадываюсь уже, куда это сунуть в первую очередь. Кстати, вам за такую поганую работенку заплатили хотя бы, или опять маетесь дурью от любви к искусству?

— Расходы окупил, да еще и на пиво маленько осталось, — уклонился от ответа Игорь. — А у вас опять в холодильнике, я вижу, мышь повесилась? Тут я еще хлеб принес, сыр…

— Это хорошо. Мяса от вас, конечно, не дождешься. Ну и бес с ним! Тащите табурет с кухни, сервируем псевдостол. Я разолью пока.

Виктор отправил первый кусок сыра в рот и взглянул на стакан с пивом, как на нечто неприличное:

— Пить надо регулярно, часто, и как можно меньше…

— Иначе это занятие окажется пустою забавою, — закончил присказку Игорь.

Вадим тяжело вздохнул и подпер кулаком рукой на манер не то роденовского «Мыслителя», не то сестрицы Аленушки:

— Верно. Только все как всегда: больше пить не можем, а меньше не получается. И еще поглощаем всякую гадость. Не поверите, начальник, я тут совсем опустился: настоящей мерзостью угостили, а я даже не отказался. Кстати, давно хочу спросить: почему вы не уйдете к этим или к тем, неудобопроизносимым? У меня тут один знакомый, Илья Кальянников, способностей, прямо скажем, невеликих во всех смыслах, в некую охранную организацию уже подался. Мозги все пудрит про турфирму. Нашел кому пудрить… Ладно, я-то человек почти, но с вашим уровнем и там, и там будет черный «Мерседес» и зарплата до небес. Гепарду, между прочим, тоже.

35
{"b":"201261","o":1}