ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Хватит художественной самодеятельности! — мрачно сказал Виктор. — Информацию давайте.

— Хорошо. Молодой человек сначала прикалывался по готике, потом докатился до высокоинтеллектуального сатанизма, то бишь, простите, люциферианства. Потом нашел каких-то сильно крутых единомышленников и исчез на месяц. Вернулся с психозом и провалами в памяти. Основная тема — он, мол, теперь человек конченый, душу дьяволу продал, а плату взять сил не хватило. Не сдюжил. Апатия, полное равнодушие к жизни, истерики, попытки суицида.

— Так-так. Диагноз? — Виктор явно заинтересовался рассказом.

— Стандартный МДП, то бишь маниакально-депрессивный психоз. Леньку одно заинтересовало — сей пациент зеркал начал бояться до жути. Нетипичный такой симптом, по его словам. Применил Леня любимую свою штуку — регрессивный гипноз. Он на этом уже целую псарню съел, всякие НЛПишные штучки на раз снимал. Сам, при этом, кстати, абсолютно невнушаем, так что всякие Воины Армагеддона с О.С.Б. вместе челюсти бы пороняли. Провалы в памяти оказались похуже, чем при ретроградной амнезии. Дырки на месте воспоминаний, как будто даже не стерли эту информацию, а перенесли куда-то. То бишь «F6», а не «F8», если говорить в юзерских терминах. Нигде не был, ни с кем не общался… Ритуал какой-то вроде посвящения проходил — помнит. А вот где и когда… Подробности как корова языком слизала. Зато зеркало, через которое он с господином Светоносцем общался, вспомнил. Металлическое, овальное, а когда лицом вниз на алтаре лежало, виден был сзади столб с тремя косыми перекладинами. Как?

— Хреново. Пойдем от противного. — Виктор заинтересовался предложенной задачей. — Допустим, что там просто работал гипнотизер посильнее Леонида. Зеркало при этом совсем не обязано быть тем же самым. Знак этот в средневековой традиции встречали?

— Нет.

— Хорошо, поищем. Может, какие-нибудь неомистики придумали. Судьбу Викиного зеркала как-то пытались проследить?

Игорь мрачно кивнул:

— В том-то и дело, что да. Нечаянно повстречал ее матушку в подъезде… До сих пор стыдно. Как ОСБшник какой.

— Память сканировали, — кивнул Вадим понимающе. — Премерзкое занятие, верю. Ладно, не будьте чистоплюем. Ситуационная этика — штука иногда полезная. И что?

Игорь единым залпом осушил стакан и помотал головой.

— Ни-че-го. Что была такая игрушка у дочки — помнит, поскольку денег стоит. Даже в ее квартире искала. Только не нашла — решила, что ее непутевое чадо наигралось и кому-то подарило.

— А могло?

— Не верю. По крайней мере, не в этот период. Она только во вкус входить начала, как я из разговора понял. Подружку с филфака я уже вычислил. Только она к сессии готовилась и листок с телефонами знакомых куда-то забросила, найдет — позвонит. Если, конечно, не выкинула. Она-то знала, что Вика — девушка слегка блажная и с огнем в глазах, всерьез к ней не относилась. До меня об этих знаках ее никто не спрашивал.

— Так-так! — Хозяин квартиры, слегка наклонив голову, взглянул на собеседника. — Версии есть, гражданин начальник? Знаете, на какой козе к этой истории подъехать можно?

— Мысли есть. Ленька этого парня все реабилитировать пытается. Как только всплывет что-нибудь дельное, сразу выйдет на связь. Потом следующее. Сокурсница Виктории упоминала ее новую ближайшую подружку, Алену Модину, или же Модистку, которая вроде как у Вики даже жила. Упоминала, притом без особой любви. Справки я через тусовочных знакомых старшего поколения навел. Всплывал сей персонаж то под именем Модистки, то еще под каким-то, в разных компаниях. Впечатление оставила самое неприятное: невозвращенные долги, исчезновение мелких вещей и тому подобное. Но сильно себе на уме. От природы москвичка, только тамошние ее знакомые считают, что она сейчас живет в Питере. Если это так, то найду, вопрос времени. И не постесняюсь оприходовать в подъезде. Вербально, конечно. Но не это главное. Теперь последнее…

Игорь полез в сумку, извлек сильно потрепанную записную книжку и начал листать.

— Достал я тут списочек сайтов нетрадиционно-сатанистской ориентации, где покойная Вика на форумах выступала, примерно в прошлом тоскливом октябре. Под ником Ведьма Черного Ветра, то есть, конечно, Black Wind Witch. Может, там проскакивало что-то интересное. Но это уже работа для вас.

Виктор кивнул:

— Легко. Возьму где-нибудь на «Яндексе» адресок, создам этакую готичную виртуалочку с соответствующим уклоном… Заодно оттянусь, давно не развлекался. Копируйте, начальник. Только вот…

— Что? — оторвался от записной книжки Игорь.

— Сдается мне, что если вы угадали правильно, то опять нашли дерьмо поглубже. Это вам не некромантов-недоучек со Смоленского кладбища выживать. Такие, знаете ли, и могут кое-что, и стрелять умеют…

— Отставить нытье, друг мой! Паникеров приравниваем к предателям родины! Многое я и сам неплохо умею, в заначке тоже есть нечто, противоречащее женевской конвенции, да и у Гепарда с Валеркой шашки в ножнах ржавеют. Наши танки грязи не боятся. Дерьма тоже, поскольку плавающие.

Виктор покачал головой:

— Все же советую быть осторожнее.

Игорь поднялся и потянулся за курткой.

— Хорошо, начинаю. Учтите, я у вас сегодня не был. Соседи про звонок забыли уже, даже если и слышали, увидеть меня сейчас никто не увидит. Темно нынче.

— Удачи, друг мой. Если что, пишите на тот адрес, который на унисон. ру, сами помнить должны.

Выходящего из квартиры человека почему-то никто и вправду не заметил.

Глава 25

Вампиризм по-научному

Санкт-Петербург, О.С.Б.

Дневник Вадима Кораблева

Лето и осень 2010 года для О.С.Б. были богаты событиями, но почти все они как-то умудрились пройти мимо меня. Зато мелких забот, как всегда, оказалось выше головы. Впрочем, полюбоваться на настоящих зомби, охота на которых в большом городе потребовала от всей организации невероятного напряжения, мне все-таки удалось. Только в герои опять не записался — не то, что одна из наших молодых сотрудниц, которая упокоила аж четверых за раз. Мне досталась самая нудная часть работы — наведение иллюзий, скрывающих сей фантастический бардак от мирных граждан, и ненавязчивое отправление оных граждан подальше от места действия.

Несколькими днями позже я, как всегда, стал персонажем нового анекдота. Действие происходило почти по канонам триллера, только фоном служил не заброшенный завод, а чердак одного из домов на Васильевском острове, устрашающе огромный и невероятно захламленный. Только что в проходном дворе по соседству угомонили одного ходячего покойника, и Ольховский, командовавший группой, приказал обыскать все окрестности. Перелезая через штабеля гнилых досок и мусора, я вдруг заметил какую-то сгорбленную фигуру в тряпье, которая целенаправленно ковыляла к одному из выходов в парадную. Я крикнул шарившему на другом конце чердака Биму: «Здесь!» — и рванулся в погоню.

Не пробежав и пары метров, я неудачно зацепился за какую-то железяку, не успевшую проржаветь насквозь, и крепко навернулся. Мимо пронесся Бим, размахивая боевым жезлом, как милиционер дубинкой, сделал достойный леопарда прыжок, отрезая преследуемого от люка, и неожиданно замер. Потом выдал поток боцманских ругательств, рявкнул на «зомби», который тут же резво скрылся за мусорной кучей, и кинулся помогать мне подняться. Оказалось, что я умудрился подвернуть ступню, что не добавляло оптимизма.

— Слушай, ты чего его отпустил? — первым делом спросил я. — С ума сбрендил?

Бим смущенно ответил:

— Так он живой был. Только вонял, как покойник, так что даже я не сразу понял. Наверное, бомж местный.

Я даже не понял, плакать или смеяться. В конечном итоге, господина Ольховского нашим приключением мы решили не радовать, а поврежденную ногу списать на производственную травму. Маше, правда, я рассказал эту историю без купюр, зная, что она не отличается болтливостью, и был вознагражден искренним смехом.

Бим, кстати, наконец-то совершил решительный поступок. Он в О.С.Б. работал довольно много лет, при этом умудрялся весь этот срок числиться стажером, вечного студента изображать. Его мысли мне были совершенно ясны: к Ольховскому он испытывал благодарность, но в то же время военизированная дисциплина «Астры» явно оборотня не радовала, да еще и с заместитльницей начальника он с самого начала не поладил. Решив, что оттягивать момент выбора дальше нельзя, Бим явился к Виктору Семеновичу Ольховскому и честно признался, что уходит к Нейтралам, заранее готовясь при этом ко всем возможным неприятностям.

37
{"b":"201261","o":1}