ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Покупателя этот купи-продай тоже забыл?

— Почти. Зовут заказчика Денисом, если не соврал, вроде студент, вроде из Политеха, а может и из какого другого технического вуза. При обращении сослался на знакомых, встречи назначал на улице, телефона не оставлял. Больше не обращался. Внешность, естественно, у нашего «бизнесмена» тоже из башки вылетела. Так что тут след потерян. На вас вся надежда.

— Что бы вы без меня делали? — задал риторический вопрос Виктор. — Давайте теперь уточним: когда этот товарищ перепродал зеркало?

— Как ни странно, точной даты он сам не помнит.

— За несколько дней до первого зарегистрированного случая этой самой болезни?

— Именно. Но это первый известный нам случай.

— Пока сходится. Предлагаю выпить за тематические чаты, — поднял бокал Виктор. — За стада непуганых идиотов, которые тратят время на треп о каком-либо деле, вместо того, чтобы его делать.

Символически выпили, и Виктор продолжил:

— Интернет — вот настоящий полигон ролевых игр, а вовсе не какое-то там Заходское. Я такую виртуалочку изобразил — закачаешься. В общем, в чатах указанных вами сайтов зарегистрировалась некая Жанна, девочка со страшной мешаниной в голове и не меньшим интересом к готической традиции, французской и германской, а также — к люциферианству. С вопросом о зеркалах ее сразу отослали к той самой черной и ветреной ведьме, то есть к покойной Вике, и принялась эта Жанна искать в сети ее саму и ее знакомых.

— Кто-то из этих птиц-говорунов об ее смерти знал? — перебил Игорь.

— Кто-то знал, но молчал. Короче, на вторую ночь поисков нарвалась Жанна на девушку под ником Паранойя — ага, вот так ее, милую, и зовут! Та предложила перейти в приват, и поведала кучу интересного. Она, оказывается, Викторию знала лично, и о ее смерти слышала. Заодно рассказала кое-что об ее знакомых. Тут всплыл некий юноша из Бонча, со старших курсов, тоже ей не виртуально знакомый. Выступал он под именем Астарот, а еще раньше именовался Дэнисом. Усекаете? В процессе милого, насыщенного несколько интимными подробностями трепа промелькнула еще пара значимых вещей. В частности, упомянутый Дэнис-Астарот на сатанизме съехал из-за папы, всерьез на старости лет ударившегося в православие. Студентик скрывался, как партизан, у бабушки — убежден-, ной атеистки, члена коммунистической партии с хрущовских времен. Еще он принимал участие в бдениях на Большеохтинском кладбище, вместе с тихими люцеферианами и готами. Кладбище там огромное, да еще и безлюдное практически — даже днем…

— Знаю, бывал в тех краях.

— Под конец госпожа Паранойя выдала, что Дэниса теперь тоже в чате не найдешь. Он, по слухам, нашел крутого учителя, и нынче по кладбищам не тусуется, а колдует всерьез. Живет этот учитель где-то в районе «Озерков», но за озерами, на самом краю города. Заложила, в общем, девочка знакомого своего по полной программе — и сама того не заметила.

— Предположим, речь идет об одном и том же человеке, — сказал Игорь задумчиво. — Тогда понятно, откуда он знал о зеркале и почему действовал через посредника. Только что нам это дает, кроме примерного района поисков? За озерами — это, скорее всего, за железной дорогой. Или сразу перед ней. Кладбищ там рядом и вправду нет, зато застройка идиотская. Полно деревянных домов. Знать бы еще заодно, как этот Денис выглядит…

— Опять вы перебиваете, — укоризненно заметил Виктор. — И опять забываете, что я немножечко гений. Потому что история про папу-верующего и сына-сатаниста мне напомнила рассказ известного вам Ильи, того самого, что нынче в сотрудники О.С.Б. подался. У него это года два назад дежурная байка была. Там даже упоминалось, что они учились в параллельных группах. Далее опускаю историю поисков в сети, все равно не оцените. Результат — фотографии с пьянки той самой параллельной группы. Там на всем потоке училось два Ильи. Один из них нам никак не подходит, поскольку отца у него нет, а вот второй изображен на фотке в черном прикиде, да еще и с брошью в виде перевернутой пентаграммы. Так что мир все еще имеет форму чемодана, и менять ее не собирается. Вот вам диск, тут все данные по оному «Денису» вплоть до номера паспорта. Заодно логи моих, то есть Жанниных, бесед с господами люциферианами. Вдруг заметите что-то, что я пропустил. Да, вот еще что. Учитель этого якобы Дениса, как Паранойя выразилась, из какого-то «Портала». Я так и не понял, «Портал» — это имя собственное или нарицательное. Может, какой-нибудь житель Тени развлекается?

— Что-то много знает эта девочка. Она там не напридумывала половину?

Виктор задумался:

— Могла, конечно. Только, как я понял, с Денисом (или все же Ильей) у нее был жуткий ведьмовской роман длиной в целую неделю. Рекорд! Вы почитайте в логах ее телегу о половых различиях сатанистов и обычных людей. Круто — даже жаль, что не для печати.

— Не сбивайте, сударь, а то я сам собьюсь. Если это то, о чем я думаю, то называлось оно «Портал Анубиса». Крутая была группа, по кладбищам и вправду водку не пила. Насколько я знаю, даже до человеческих жертвоприношений дошли, поскольку учет бомжей никто не ведет. Только ее прихлопнули еще в две тысячи втором — по крайней мере, верхушку.

— Наши органы проснулись или О.С.Б. сработал? — поинтересовался Виктор.

— Никогда не угадаете. Воины Армагеддона. Точнее, Воин — довольно известный товарищ. С газеткой «Вскрытые тайны» сотрудничал, книга у него вышла в девяностых, под названием «Путь к сверхчеловеку». Пересказ Ницше в доступной для нынешних необразованных любителей мистики форме. В С.В.А. его именовали Полковником, поскольку, вроде, и в самом деле имел некогда отношение к белой армии. Учитывая срок жизни некоторых, может быть, что и не вроде бы.

Виктор посмотрел на собеседника с большим удивлением:

— Ничего не понимаю. С чего вдруг С.В.А. доброй феей прикинулся?

— Я тоже не особо понимаю, в общем-то. Но у них там правая рука вечно не знает, что левая делает, да еще и грызня постоянная. «Портал» же мог просто под ногами мешаться. У Полковника уже подробностей не спросишь: пропал без вести во время юбилея. Но кое-кто из его подручных мог иметь списки всех членов этой милой организации.

— Так. Вляпались. Помнится, кто-то меня агитировал близко не подходить к разборкам великих магов. Игорь Юрьевич, вы, случайно, не помните, кто это был?

Игорь потер лоб.

— Да помню, конечно. Только бросать это дело на середине не годится, хоть оно и пахнет все гаже и гаже. Вы-то свою работу сделали, великие подвиги свершили. Создали, так сказать, песню подобную стону, можно и на дно ложиться, как камбала. Дальше пойдет оперативная работа.

Комментировать это высказывание Виктор не стал, но улыбнулся крайне пакостно. Подождал продолжения и все-таки не выдержал:

— Не дождетесь, как сказал некто Рабинович.

— Дело ваше. Только есть ощущение, что вчера, после беседы с господином купи-продай, за мной кто-то следил — пытался, по крайней мере. Может, конечно, юноша со своим бизнесом вляпался в какой-то криминал, и это просто наши доблестные правоохранительные органы. Я на всякий случай прогулялся через Запределье, заодно и справки там по нашему делу навел. Ничего мои тамошние знакомые не знают, к тому же проблемы нашей реальности им даже не до лампочки, а до уличного фонаря.

— Может, О.С.Б. за вас взялся? Вспомнили прошлые подвиги на ниве контрабанды?

Игорь отрицательно покачал головой:

— Не думаю. Я контрабандист законопослушный, завязал года два назад, как квартиру купил. Да и кто бы помешал сотруднику О.С.Б. последовать за мной?

— А та история с травкой? Невинная шуточка?

— Друг мой, я просто сделал небольшую пакость конкретной компании. Если в корень глянуть, то и не пакость вовсе, а благодеяние. Теперь этих эстетствующих паршивцев при виде «Беломора» нервный тик пробирает, а от запаха анаши и вовсе Кондратий мерещится. Акция была разовая, так что не стали бы они четыре года меня искать. Столько даже милиция не ищет. Если меня пасли, то скорее уж люди С. В. А. Между прочим, по моим данным, они решили, что наш друг-вампир успокоился. Так что скоро его наверняка навестят.

43
{"b":"201261","o":1}