ЛитМир - Электронная Библиотека

Я быстро достала ключи, и пару раз повернув их в скважине, зашла домой. Бабушка, бывшая в коридоре, лишь поджала губы, как нельзя более явно выражая нежелание общаться. Отлично, может, мне еще объяснениями себя утруждать не придется? Пришлось прикрыть меховой оборкой куртки запачканный кровью воротник.

– Мая, ты где была? – в проходе появилась мама, по-хозяйски опершись рукой на косяк. Этот жест сам по себе никогда ничего хорошего не предвещал.

– Да меня... Таня, ну знаешь, у которой еще брови густые, погулять пригласила, а телефон разрядился, я позвонить не смогла. В общем, извини меня, я больше так не буду. Но мы время так здорово провели, – демоническая тренировка улыбки перед зеркалом оказалась как нельзя более кстати, несмотря даже на то что меня уже начинало тошнить, от бреда, который сам по себе появлялся в голове и тут же выливался в качестве оправдания. Какие к черту прогулки с бровастиком и хорошо проведенное время? – Но ты не волнуйся, на завтра не так много уроков, так что я все успею...

– Ох, вот как? – мамино выражения лица резко изменилось. – И это правильно, надо и с друзьями успеть погулять и уроки сделать. Только предупреждай в следующий раз, я же волнуюсь!

– Хорошо-хорошо, – покивала я, проходя в комнату.

Чего ей волноваться-то? Что в случае чего труп найдут, и за похороны платить придется? Вон всю щеку разбила – и то тебе ноль внимания.

Я раздраженно пробормотала себе под нос пару ругательств, запирая дверь и отправляя на пол тяжелый портфель. Ну и денек выдался...

– И не говори, – сочувственно развел руками нагло сидящий на столе Халпас.

– Твою мать, какого черта?! Ты что, уже так быстро расправился со всеми своими делами?! – я резко выпрямилась, в упор уставившись на него.

– Да, можешь себе представить, – вздохнул демон в ответ. – Порой дело бывает безотлагательным, но довольно простым, чтобы его можно было решить взмахом руки, – Халпас стряхнул на пол капельки крови с кончиков пальцев, и только тут я поняла, что он имел в виду, говоря о „взмахе руки”. Кошмар какой... Я никогда человеколюбием не отличалась, но это уже... Уже слишком.

– И что ты сейчас планируешь делать? – с опаской поинтересовалась я.

– Как что? Наказывать тебя за то, что руку на хозяина подняла. Здесь, конечно, есть доля моей вины, я ведь не сообщил тебе о том, что это запрещено, но сама должна была догадаться. Что бы мне подобрать в качестве наказания? – демон задумчиво потер подбородок. – Что-нибудь интересненькое, может, минет?

– Совсем с ума сошел?! Сошли... Я думаю, психушка ваша мне в таком случае, будет предпочтительнее.

– Не ори, – спокойно передернул плечами демон, – внимание родных привлечешь. Я исчезну, а ты останешься, соответственно все решат, что ты беседуешь сама с собой, да еще и в таком тоне... Ай-ай-ай... – он сокрушенно покачал головой и вскочил со стола. – Ладно, шучу, не нужен мне от тебя, неумехи, никакой минет. А пойдем, развлечемся, а? В сумасшедший дом пойдем, как я и обещал, – и губы демона растянулись в коварной ухмылке.

Часть 11

Халпас медленно обошел меня кругом, все также мерзко улыбаясь и изредка дотрагиваясь черным когтем до шеи. Меня от него уже тошнит. Безумно. А я-то думала, хуже Погосян уже никого не найдется... Какое прискорбное заблуждение

Я резко выдохнула и выпрямилась, ощутив, как ладонь демона скользнула по спине. Халпас склонился ко мне, что-то неразборчиво и жарко нашептывая на ухо, потом осторожно прикусил его кончик, окончательно лишив меня возможности соображать. От полнейшего недоумения, отчасти даже отвращения и еще чего-то непонятного, из-за чего сердце как-то екнуло странно.

Руки демона тем временем плавно переместилась мне на грудь.

– З-знаешь что? Прибери-ка свой с-сладкий плен куда подальше, – прошипела я, прикидывая, как бы получше вырваться.

Если назад податься, то прижмусь к его груди, а если вперед, то... Это в общем, совсем не вариант.

– А все-таки реакция у тебя вполне типична для таких случаев, – разочарованно вздохнул Халпас, отступая на шаг, – одна из самых распространенных. Тебя злит, что я нарушаю твое личное пространство, м-м-м, солнышко?

– Меня злит твое присутствие, – я брезгливо отряхнулась, словно от грязи.

– Ты часто стала путать „ты” и „вы”... – Халпас вновь улыбнулся, прикрыв один глаз. – Считаешь, мы сблизились?

Именно улыбнулся. Почему он так?.. На нервах играет? Догадывается, что я доверчивая, несмотря на то сколько раз меня обманывали, и теперь хочет и на этих чувствах свои эксперименты поставить? А все-таки мразь. И вообще нельзя о таком думать...

– А впрочем, ответа я не жду, – демон развернулся на каблуках, – все же и так по твои глазам видать. Так что не нужно больше промедлений, идем, мой свет.

– Куда? – сперва я не поняла, в какое место демон опять намеревался меня потащить и только потом вспомнила о его обещании привести меня на экскурсию в сумасшедший дом.

Халпас покивал, увидев, что я догадалась о его намерениях, и перехватил мою руку, чуть повыше локтя. В глазах тут же зарябило, и я зажмурилась, машинально прижавшись к демону, а отпрянуть уже не успела, потому что оказалась довольно крепко притиснута к его груди. Черт...

Неприятное чувство довольно быстро отступило, оставив за собой смутное головокружение, и я еще некоторое время почему-то не решалась отстраняться, ощущая теплое размеренное дыхание в шею. Успокаивает...

– Что же, свет мой, – демон взял меня за плечи, заставляя отступить на шаг, – мы на месте.

Я осторожно огляделась вокруг, и тут же по коже прошлась неприятная дрожь, какая всегда бывает в жутких местах. Больница, куда по всей видимости перенес меня Халпас, не видела ремонта уже, по-видимому, несколько десятилетий, да и здание само по себе было построено далеко не в прошлом году. Широкие расшатанные рамы, из которых ощутимо веяло холодом, обшарпанные стены, некогда выкрашенные в угнетающий темно-синий цвет сами по себе внушали какую-то плохо осознанную тревогу. С потолка тяжелыми ошметками свисала штукатурка, а пол был весь затерт до такой степени, что кое-где на шершавой поверхности линолеума появились дыры.

Я поежилась, сглотнув тяжелый ком в горле. Зачем он меня сюда притащил? По-хорошему, высказать бы этому демону все как следует, но сейчас, пожалуй, воздержусь, а то исчезнет еще, а меня здесь бросит.

– Идем, радость моя, я тебе все здесь покажу, – Халпас, приложив палец к губам, потащил меня за собой.

Экскурсия по психушке. Замечательно.

– Хочешь в красках описать мою будущую участь? – мрачно поинтересовалась я, осторожно проходя мимо тяжелых железных дверей, чтобы ненароком не вызвать шум, и не привлечь тем самым лишнего внимания.

Это уже на тюрьму какую-то больше смахивать начинает.

– Кому известно... – покачал головой Халпас, внезапно посерьезнев. Хриплый голос едва уловимым эхом отразился от тяжелых стен. Я так и не поняла, снова демон притворяется или же нет, и вообще отчаялась уже предугадывать его действия, а уж о мыслях и речи быть не могло.

Халпас остановился, вновь болезненно закашлявшись, как тогда, в его комнате, а я в это время обернулась к массивной железной двери с белым, небрежно написанным номером 506 и узким окном на уровне человеческих глаз. На секунду я замерла в нерешительности, но любопытство, обычно мне несвойственное, взяло верх. За этим маленьким узким окошком, соединяющим палату с остальным миром было темно, сколько не вглядывайся, но я все же приподнялась на цыпочках, щурясь и пытаясь что-либо рассмотреть сквозь непроглядный мрак и тишину, как вдруг из проема резко высунулась рука с растопыренными пальцами, меня и спасло только то, что я, резко отпрянув, поскользнулась на линолеуме и упала на пол, больно ударившись копчиком. Из-за двери послышались истошные крики, глухие толчки и глухой лязг, кто-то скреб пальцами по металлической поверхности с той стороны. И визжал. Визжал так, что закладывало уши, что внутри все переворачивалось, и начинала бить крупная дрожь. Никому бы и в голову не пришло, что такие звуки может издавать человек. На то, чтобы прийти в себя, понадобилось некоторое время. Я отползла к дальней стенке и, опираясь на стену, поднялась на ноги. Колени дрожали. Сильно.

7
{"b":"201276","o":1}