ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Участки аренды выставляют на аукцион департаменты. А кто их нарезает? Лесоустроительная экспедиция? Нет. Экспедиция делает только межевание, а расположение, размер и конфигурацию выбирает один из конкурентов, который и проплачивает экспедиции работу по межеванию. А если претендентов на аренду больше, чем один? И каждый принесет свой вариант? Выберет департамент. Критерий отбора один - кто из конкурентов роднее. Вот и нарезают: десяток кварталов рядом с одним поселком, десяток рядом с другим, полоска вдоль дороги… И лес возить рядом, и пожары тушить легче. А не попавшие в аренду квартала пускай Шойгу тушит (который, кстати, принародно заявил: тушить лесные пожары МЧС не обязано), или лесхоз (которых нет).

В новом Лесном кодексе столько лазеек для коррупции, что все ответственные работники департаментов уже на пожизненное заключение заработали. Как писал мой коллега из Центрального лесоустроительного предприятия:

Лесной я кодекс изучил

Его не лесники писали.

Полста уже почти прожил

Дебильней видел я едва ли.

Писали кодекс в Минэкономразвитии под руководством г. Грефа. Энергично проталкивал через свою фракцию в Думе г. Путин. Для тех, кто не в курсе.

Посмотрим теперь, кто пришел в лес вместо лесхоза. Я разделил арендаторов на достаточно однородные группы. Со всеми типичными представителями этих групп мне приходилось работать (кроме первой; в Куршавелях и на Багамах не бывал).

ИНВЕСТОРЫ

Наварив денег на финансовых спекуляциях некоторые нувориши малую толику своих капиталов решили вложить в реальный сектор. А поскольку самым криминальным, и соответственно самым прибыльным наши СМИ объявили лес, то вложили в аренду. Получив в собственность, какой- нибудь Мухосранский лесхоз, укатили отдыхать. Через год поинтересовались – какой навар? Узнав о том, что арендную плату положено платить государству (а они то думали, что государство им платить будет), быстренько изымали свои капиталы, точнее то, что от них осталось, и шли на привычную им биржу, заниматься простыми и понятными спекуляциями.

БРАТКИ

_ не, нам, чисто по понятиям, шашлычок, там, с пацанами, телок в сауну, популять без базара.

Братки, самая наверно многочисленная группа арендаторов. В аренду берут микроскопические участки леса, у реки, у озера. Никакой хозяйственной деятельности не ведут, разве, что наложат дань на отдыхающих или рыбаков. Почти все скандалы с незаконным строительством, самовольной вырубкой, огораживанием мест свободного доступа граждан и т. п. связаны с ними. Для леса полный ноль.

ЛЕСПРОМХОЗЫ

Самая большая группа по арендуемым площадям и заготовке. Сведя годовой баланс, привычно докладывают акционерам о невозможности выплатить дивиденды, ссылаясь на высокие цены на горючее, высокую арендную плату, затраты на ведение лесного хозяйства и тушение пожаров. После собрания директор, обычно берет бутылку коньяка и едет к бывшему директору лесхоза излить душу и проконсультироваться.

- Ну, какой идиот додумался ликвидировать лесхозы? – вопрошает он, забыв, что когда-то и сам отстегивал деньги на лоббистов проталкивавших новый кодекс. Получив консультации, прекращает платить арендную плату, заниматься лесопосадками и прочей непрофильной деятельностью. Через полгода-год теряет аренду, перерегистрирует свое предприятие под новой вывеской и едет в правительство области выбивать аренду «градообразующему предприятию». Автор искренне сочувствует таким арендаторам, поскольку они хоть плохо, но дают какую-то возможность населению лесных районов сводить концы с концами. После банкротства на их место обычно никто не приходит. А банкротств все больше – лесная отрасль при новом кодексе убыточна.

ПОДХОЗЫ

Кто жил во времена продовольственного дефицита, хорошо помнят это название. Почти каждое крупное предприятие организовывало у себя подсобное хозяйство, чтобы подкормить своих работников. Аналогичным образом, только для обеспечения своего основного производства древесиной, крупные и богатые компании поступают и сейчас. Берут в аренду лес, организуют лесной цех, на базе ближайшего леспромхоза, и покрывают его убытки из прибыли основного производства. В условиях нестабильного лесного рынка и постоянных срывов поставок древесины по договорам, это единственный способ обеспечить ритмичную работу. Работникам таких лесных предприятий автор откровенно завидует. Зарплата в них выше, задержек практически нет, условия жизни также лучше. Но нефтяных, газовых, энергетических и других гигантов в стране немного, поэтому такие арендаторы редкость.

БЫВШИЕ ЛЕСХОЗЫ

Среди лесников умных людей хватает, а уж предусмотрительных и подавно. Где еще планируют на десятки, а то и сотни лет вперед? Поняв,000000000000000000000000000000000000000000000000000 откуда ветер дует, многие директора подготовили себе запасные позиции. Еще до введения Лесного кодекса в действие, взяли в аренду часть своих лесхозов, кто индивидуально, кто вместе с коллективом. Специалистов и связей у этих арендаторов хватает, но материально-техническая база почти нулевая. Перспектив ее улучшить почти никаких, заграничная техника стоит столько, что никогда не окупается, а отечественной практически нет. Заводы, производящие технику для лесной отрасли обанкротились вместе с леспромхозами. А леспромхозов исчезло в стране три четверти. Бывшие лесхозы перебиваются продажей делянок мелким оошкам, возникшим после развала леспромхозов, часто на базе одного трелевочника. Исчезнут эти арендаторы, когда развалится последний, уже троекратно списанный трактор.

МОХНАТЫЕ

От выражения: « У него мохнатая рука наверху». Родственники, кумовья, «друзья» и т. п. больших чиновников. Занимаются перепродажей леса на корню, используя «административный ресурс» своих покровителей. Те создают искусственный дефицит лесного сырья, устраивают задержки с регистрацией конкурентам, давят тех же конкурентов проверками, организуют в СМИ пиар – своим «белый», чужим «черный».

В общем, родимая коррупция. Вред для лесной отрасли – страшный, но противоядия нет. Разве что прецедент 17 года.

Вот и все нынешние хозяева леса. Можно с такими рассчитывать, хоть на какой нибудь, положительный результат? Вопрос символический. Лесная отрасль России обречена на вымирание. Хочу извиниться перед теми читателями, которых ввел в заблуждение заголовком статьи. Статья никакого отношения к экологии не имеет. Автор убежден – лесам России ничто не угрожает; ни реформы, ни браконьеры, ни короеды лес не изведут.

В агонии находится население, живущее в лесных поселках, деревнях и даже городках-райцентрах. Те, кого власть не задумываясь оставила «за бортом».

СТИХИ МОИХ ДРУЗЕЙ

С. Смолин

Маршрутка показала хвост…

В сердцах я грязно заругался…

Я поднимаю этот тост:

За тех, кто за бортом остался!

За безработных и бомжей,

За потерявших идеалы!

За разлюбивших жен мужей,

За Клару – сперла что кораллы!

За лесников, которых нет…

За пьяниц, заложивших душу!

За всех подсевших на Инет!

За проститутку бабу Грушу…

И. Залуцкий

Не дымят печные трубы, не дымят.

Ночью окна не мерцают огоньками.

Это все не потому, что люди спят,

Просто нет людей, что жили здесь веками.

Не кричишь ты голосами пацанов,

Не мычишь, не кукарекаешь, не лаешь.

Лишь глазницами своих пустых домов

Равнодушно теплоходы провожаешь.

Уж не вспорет плуг заброшенных полей.

На могилках царствует шиповник,

Да зверьки лесные бегают смелей,

Да растет крапива, где стоял коровник.

19
{"b":"201277","o":1}