ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В «Советской империи» (в ту пору всякое другое название СССР в СДЕСЕ было запрещено) де Маранш видел единственного «стратегического» врага свободного мира. Советский марксизм представлялся ему настоящей опасностью, аналогом варварства, как у вчерашних гитлеровцев. И, стало быть, ему нужно было оказывать противодействие всюду, где он пытается распространить свое влияние.

Но как? В этом-то и заключалась проблема. СДЕСЕ не располагала гигантскими средствами ЦРУ. Она могла рассчитывать только на традиционное французское умение плести интриги и действовать более находчиво. Де Маранш, по матери американец, с ее молоком впитал любовь к США и преклонение перед этим «бастионом демократии». Всю свою энергию он отдавал работе по противодействию советским коммунистам, особенно на африканском континенте.

По инициативе де Маранша, 1 сентября 1976 года Египет, Марокко, Саудовская Аравия и Иран подписали секретный пакт, которым утверждался «Сафари-Клуб». Его цель — остановить экспансию коммунистов в Африке и на Ближнем Востоке, благодаря, в частности, огромным финансовым средствам саудовских арабов и иранцев. Правда, секретные документы «Сафари-Клуба» исчезли и каким-то образом оказались в Москве. На Западе ходили слухи — что не без помощи болгарской разведки. Идея «Сафари-Клуба» лопнула.

После провала идей «Сафари-Клуба» де Маранш начал готовить операцию «Москит». Это происходило в то время, когда западные разведки получили первые сообщения о предстоящем вторжении СССР в Афганистан.

Де Маранш, личность хорошо известная на Западе, имел друзей в высших эшелонах власти. Одним из них был губернатор Калифорнии, а затем президент США Рональд Рейган, также ненавидевший «империю зла».

Получив информацию о планах русских, де Маранш сделал так, что о них стало известно и в Вашингтоне. Рейган, связавшись с де Мараншем, поинтересовался, что, по его мнению, следует предпринять против русских.

Де Маранш предложил операцию «Москит»: неотступное преследование советского «медведя». В своих воспоминаниях де Маранш писал:

"Я был в контакте с группой очень предприимчивых молодых журналистов. Они могли умело создать фальшивку и выдать ее за газету Красной армии. Ее можно было подбросить советским солдатам, кто из других моих друзей печатал библии на русском языке. Их можно было отправить в казармы Красной армии и причинить тем самым моральный ущерб. Все это не требовало бы огромных средств. И потом есть другая вещь…

— Что вы сделаете с изъятыми наркотиками? — спросил я неожиданно американского президента.

— Наверное, я приказал бы их сжечь.

— Это было бы ошибкой. Возьмите эти наркотики и сделайте то же, что вьетконговцы делали с армией США во Вьетнаме. Подсуньте их русским солдатам. Через несколько месяцев их моральный дух упадет, а их боеспособность…

Рейган был несколько обескуражен тем, что эффекта следует добиваться таким аморальным способом. Затем, поразмыслив, вызвал шефа ЦРУ Билла Кейси. Все вместе мы беседуем об операции «Москит». Кейси ставит некоторые условия. Я возражаю: «Я хочу, чтобы в этой операции не участвовал ни один американец, хотя сам могу взять ее на себя. Ваши соотечественники не знают, как выполнять подобную работу. Они способны использовать молот, чтобы убить муху, а не москита, чтобы отравить жизнь медведю. Столковались на том, что к этому делу будут привлечены пакистанские службы».

По ряду причин операция «Москит» не была проведена в полном, объеме. Однако во время афганской войны в Кабуле распространялись фальшивки, выдаваемые за газеты Советской армии. В известной мере осуществлялась и операция с наркотиками. «Москит» все же досаждал «медведю».

«ЛИОТЕ» — СБЫВШАЯСЯ МЕЧТА, или КОГДА ДЕРЕВЬЯ СТАЛИ БОЛЬШИМИ

Пожилой генерал Луи-Жубер Лиоте — командующий французскими колониальными войсками в Марокко и Алжире в начале XX века — однажды решил пройтись пешком. Был полдень, нещадно палило африканское солнце. Изнывавший от жары генерал приказал своим подчиненным обсадить дорогу деревьями, которые давали бы тень.

— Но, Ваше превосходительство, деревья вырастут только через 50 лет, — заметил один из офицеров.

— Именно поэтому, — прервал его старик, — работу начать сегодня же.

Этот исторический анекдот был приведен во введении к совершенно секретному документу британской СИС, в котором в 1950-х годах были впервые сформулированы стратегические основы ведения психологической войны против СССР и других «коммунистических» стран и выбрано кодовое слово для этой операции — «Лиоте». Смысл его заключался в том, что, приступая к осуществлению своей программы, ее авторы намеревались подучить результаты спустя десятилетия. В СИС считали, что они первыми среди разведок капиталистических стран выработали стратегию перемещения центра борьбы с противником из военной сферы в идеологическую и экономическую.

В одном из документов английской разведки 1953 года говорилось: «"Лиоте" — это непрерывно действующая операция, главной задачей которой является выявление и использование трудностей и уязвимых мест внутри стран советского блока. В ходе операции должны использоваться все возможности, которыми располагает английское правительство для сбора разведывательных данных и организации мероприятий. Планирование и организация операций поручены специальной группе, возглавляемой представителем МИД, которая создана на основе решения кабинета министров по вопросам коммунистической деятельности за границей, принятого 29 июля 1953 года. Организация работы по сбору и анализу разведывательных данных и их дальнейшему использованию в свете поставленных задач возлагается на „Интеллидженс сервис“».

Однако американцы разработали аналогичную программу еще раньше. Поняв к началу 50-х годов, что выиграть атомную войну невозможно, они создали свой план разрушения Советского Союза, рассчитанный на длительный период. В его осуществлении приняли участие практически все разведывательные, дипломатические и идеологические службы Запада. А заодно и правительства многих стран.

Первый раздел этой программы предусматривал ведение массированной, широкомасштабной «холодной войны», направленной на подрыв советского строя с целью развала его мирным путем. Особо были выделены такие направления, как компрометация компартии как руководящего органа страны с целью полного его развала и ликвидации; разжигание национальной вражды, сепаратистских настроений, поддержка националистических движений; пропаганда нигилистических настроений, высмеивание таких понятий, как советский патриотизм, единство советского народа и Советского Союза и т.д.

Второй раздел исходил из необходимости наращивать новейшие виды вооружений, чтобы втянуть СССР в непосильную для него гонку вооружений и истощить экономически.

Был разработан и «проект демократии», предусматривавший широкомасштабную помощь тем кругам, которые находились в оппозиции режимам, правящим в СССР и странах Восточной Европы, — в предоставлении денежных средств, оружия, типографского оборудования и главным образом широкой международной поддержки.

Была развернута психологическая война против СССР и его союзников. Она включала в себя как открытую деятельность — широкомасштабное применение средств массовой информации, которые ловко использовали просчеты и ошибки лидеров партии и государства, так и скрытую — поиск сообщников, объединение их в группы, оказание им материальной помощи, с тем чтобы они создавали внутри страны так называемые очаги сопротивления, особенно в национальных республиках. Расчленить Советский Союз на составные части, а затем уничтожить его — таков был смысл этих акций.

«И Советский Союз, и США, если исходить из их национального состава, можно уподобить яичнице, — говорил автору этих строк один американский деятель, — только СССР — это глазунья, которую можно разделить на части, а США — это омлет, где все нации настолько перемешаны, что разделить их невозможно».

"Психологическая война, — было сказано в директиве СНБ США 20/1, — чрезвычайно важное оружие для содействия диссидентству и предательству среди советского народа; она подорвет его мораль, будет сеять смятение и создавать дезорганизацию в стране.

122
{"b":"201279","o":1}