ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Вот теперь, жарким летом 1940 года, немцы и рассчитывали на то, что в случае успешного вторжения в Англию они посадят на престол своего «карманного короля».

А в это время герцог Виндзорский с супругой, бежав из оккупированной Франции, где они жили, оказались в Мадриде, а затем обосновались в Лиссабоне.

По заданию Гитлера, переданному Риббентропом, в Лиссабон выехал начальник разведки Вальтер Шелленберг с целью установить связь с герцогом, заставить его принять материальную помощь и переехать на жительство в Швейцарию. Если же он будет сопротивляться, то "применить силу против британской охранной службы, а против герцога только в том случае, если его колебания окажутся вызванными страхом, — сказал Риббентроп. — Применение силы поможет ему преодолеть страх, и как только он выйдет из-под надзора британской разведки, он будет благодарен нам».

Шелленберг выехал в Лиссабон, но и английская разведка не дремала. Она предприняла необходимые меры. 4 июля 1940 года Черчилль прислал герцогу телеграмму, что тот назначается губернатором и главнокомандующим на Багамские острова. Герцог принял это назначение. Ни его прогерманские настроения, ни советы Уоллис не смогли преодолеть британского патриотизма и понятия о чести солдата, коим он себя считал.

Миссия Шелленберга провалилась, и он вернулся в Берлин.

Еще одну ставку немецкие спецслужбы делали на движение националистов в английских колониях и на самих Британских островах. На Ближнем Востоке, в Палестине, они действовали с 1933 года, когда с Еврейским агентством был заключен пакт Хаавата, по которому в этот район осуществлялась миграция евреев из Третьего рейха. Тем самым евреев сталкивали с арабами и с англичанами. В Палестине действовала подпольная еврейская антианглийская армия. Арабы искали союзников и нашли их в лице немцев. Восстанием арабов в Ираке против англичан в 1941 году дирижировал немецкий посол в Багдаде. Таков клубок противоречий, отвлекающий англичан.

Но это — периферия. Основных союзников немцы ищут в непосредственной близости от Лондона.

В Ирландии, разделенной войной за независимость на самостоятельный Юг и Север, оставшийся под управлением англичан, Ирландская республиканская армия (ИРА) не отказывается от борьбы за объединение страны. Германия пытается извлечь из этого выгоду и обновляет секретный альянс с ирландским движением националистов, существовавшим еще с 1916 года. В 1939 году контакт с ирландскими националистами был восстановлен. Однако, хотя ИРА и разжигает пламя войны на английской почве, она не желает действовать по указке нацистов и быть орудием в их руках. К странам «Оси» (Германии, Италии) ирландцы испытывают неприязнь: ведь в годы гражданской войны в Испании большинство членов ИРА сражалось в рядах Интернациональных бригад против фашистов. Наконец, в Уэльсе служба Канариса пытается создать разведсеть под управлением Джесси Оуэнса. Но он оказывается английским агентом, и вся затея проваливается. Таким образом, ставка на националистов тоже бита.

Остается надежда на «немецких кротов, окопавшихся в английской деревне», — нацистских агентов, находящихся на острове. Но и эта надежда не оправдывается: английская контрразведка заблаговременно выловила почти всю немецкую агентуру.

В ночь с 3 на 4 сентября 1939 года начинается грандиозная облава на подозреваемых. Она продолжается несколько дней, и в ней участвуют более 2000 сотрудников МИ-5, «Спешиал Бранч» и полиции. Они отловили и отправили за решетку 800 немецких агентов и установили наблюдение за 6000 лиц. Первыми казненными немецкими шпионами были Иосиф Вальдберг и Карл Мейер. Их казнили в Пентонвильской тюрьме 10 декабря 1940 года.

Англичане установили строгий контроль за беженцами из Европы, в том числе и за участниками Сопротивления или лицами, выдающими себя за таковых. Их направляют в так называемую «Патриотическую школу», своего рода фильтрационный лагерь, где с помощью различных хитроумных методов и внутренней агентуры выявляют немецких шпионов. За пять лет войны МИ-5 перевербует 40 немецких агентов, сброшенных на парашютах.

Помимо контрразведывательной работы английские спецслужбы готовят партизанскую войну в случае вторжения немецких захватчиков.

Организуется разведывательно-диверсионная школа. Ее выпускников готовят для заброски в немецкий тыл, но при необходимости они могут быть использованы и в Англии. Заместитель начальника школы — Гай Берджес, советский агент, один из членов знаменитой кембриджской «пятерки».

Создается группа, занимающаяся изучением техники ведения партизанской войны. Публикуются брошюры «Искусство партизанской войны», «Справочник лидера партизан», «Как использовать мощные взрывчатые вещества». В начале 1941 года выходит справочник по ведению партизанской войны в городских условиях: «Мы будем сражаться на улицах».

Офицеры разведки комплектуют зародыши будущих групп Сопротивления. Устанавливаются контакты с ветеранами Первой мировой войны, берутся на заметку люди, хорошо знакомые с местными условиями: члены охотничьих клубов и браконьеры, сторожа охотничьих угодий и пастухи, руководители бойскаутских групп. Создаются тайники для хранения оружия, радиопередатчиков, опорные пункты для конных партизан. Именно в эти дни проводится совещание по вопросу о слиянии различных организаций, использующих нетрадиционные способы ведения войны, и, по инициативе У. Черчилля, создается УСО — Управление специальных операций, которое внесет свой вклад в дело победы союзников по антигитлеровской коалиции.

А что же немцы? Они продолжали подготовку операции «Морской лев». Участок, выбранный для десанта, сначала был довольно широким, а затем «с учетом некоторых оперативных соображений и разведывательных данных» постепенно определилась более узкая полоса, расположенная между Дувром и Брайтоном.

Постепенно интерес Гитлера к плану «Морской лев» начал таять. Немецкий генерал-лейтенант Б. Циммерман пишет: «Верховное командование немцев стало понимать, что планируемое вторжение может окончиться катастрофой, и поэтому в октябре 1940 года секретным приказом отменило эту операцию. Чтобы скрыть от противника свои намерения, доводить этот приказ до сведения войск пока не разрешалось, поэтому занятия по десантированию и погрузке войск продолжались как ни в чем не бывало… Было решено начать против Англии воздушную войну».

Но мы-то знаем, почему в действительности начал таять интерес Гитлера к плану «Морской лев». Уже другой план рождался в его голове — «План Барбаросса». Вот два маленьких сообщения, затерявшиеся среди тысяч других писем, телеграмм, докладных записок.

"Из сводки 5-х управления РККА о положении в Германии. 21 июня 1940 г.

…19 июня через Берлин в восточном направлении прошли два эшелона с пехотой и артиллерией".

"Из докладной записки заместителя наркома внутренних дел СССР в НКВД СССР о сосредоточении немецких войск вблизи советской границы. 14 июля 1940 г.

По данным Белорусского пограничного округа, с 1 по 7 июля сего года в Варшаву и ее окрестности прибыло семь (!) дивизий немецких войск…

…За последнее время отмечены вновь прибывшие части германской армии (на бывшей польской территории):

в г. Кросно — пять пехотных полков,

в г. Ярослав — 39-й пехотный и 116-й артиллерийский полки,

в г. Жешув — 129-й пехотный, зенитный и артиллерийский полк…

…7 июня 1940 г. в г. Ярослав прибыло три эшелона немецких войск с 70 танками. Отмечено прибытие танковой части в г. Люблин (100 километров юго-западнее Брест-Литовска).

11 июня 1940 г. в г. Ланцут расположился штаб в составе трех генералов и 30 офицеров".

Обратите внимание на даты: 7 июня, 11 июня, 19 июня — самый разгар боев во Франции, а далее первые числа июля 1940 года — подготовка операции «Морской лев». Какой там «Морской лев», если немецкие войска уже перебрасываются к советской границе!

И наконец, еще одна гитлеровская фальшивка. Уже когда план «Барбаросса» полным ходом готовился к реализации, Главное командование немецких сухопутных сил в конце апреля 1941 года отдало новый приказ, согласно которому немецкие войска на Западе снова должны были начать подготовку к вторжению в Южную Англию. Эта операция носила условное обозначение «Хайфиш» («акула»), и офицеры штабов расположенных на Западе армий начали всерьез заниматься разработкой этого плана.

61
{"b":"201279","o":1}