ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Красивое долголетие. 10С против старения
Практика радости. Жизнь без смерти и страха
Новая жизнь
Метро 2033: Кочевник
Выход. Как превратить проблемы в возможности
Гладь, люби, хвали: нескучное руководство по воспитанию собаки
Легенда нубятника
Страшные истории для рассказа в темноте
Нью-Йорк 2140

Белиар хмыкнул, внимательно разглядывая дрожащую и жавшуюся к стенке Олю. Ее последняя фраза демону определенно понравилась. Не по своей воле, значит, да?

– Я помню, что было в прошлый раз, – судорожно глотая воздух, проговорила Оля, – я помню, что принадлежу только тебе, это отчасти и мой выбор тоже. Так что делай, что хочешь, но знаешь... Твои поцелуи приятней...

Девушка тут же отвела взгляд. Теперь пусть наказывает сколько угодно, все, что хотела, она сказала. Белиар даже отступил на шаг, значительно ослабив давление на плечо девушки. Такого откровения он не ожидал.

– Вот значит как, – медленно протянул демон, – а теперь давай на чистоту. Просто для галочки, это ничего не изменит. Не люблю, когда мне врут. Разве я тебе не говорил?

– Я и не врала! – вспыхнула Оля, тут же вспомнив, что сейчас не время для негодования, но от его неверия было почем-то нестерпимо обидно, – Я просто... Просто хотела, чтобы ты знал, вот и все. Можешь мне не верить, это ведь для тебя ничего не изменит, наверное...

– Ты говорила, что меня ненавидишь, – спокойно произнес Белиар.

– Да, ненавижу! Особенно сейчас, когда ты так жестоко со мной обращаешься, я ведь и так достаточно натерпелась при жизни, а ты заставляешь меня страдать и после! Какой же ты... – Оля не стала договаривать, и так все было понятно.

– Это был твой выбор, – демон почти равнодушно взглянул на девушку, – тебе предлагали другой, но ты отказалась. Глупо с твоей стороны винить во всем меня. Если помнишь, я тебя не уговаривал. Ты сама себя обрекла на вечные страдания, будучи не в силах их выдержать. Как самонадеянно. Хотя, ты же человек, вы все такие, не способные отвечать за сделанный выбор, – в тот момент в его голосе отчетливо слышалось презрение, и Оле стало так стыдно, что она готова была провалиться сквозь землю, – Видеть тебя не хочу, – тихо продолжил Белиар, – я был о тебе лучшего мнения, а ты оказалась такой же, как и миллионы прогнивших насквозь людишек, трусливая и лицемерная. Завтра же отправляешься в Геенну. Одна.

Сказав это, демон развернулся и направился к двери. Оля не чувствовала никакой радости от неожиданного избавления, на душе было ужасно скверно и мерзко от внезапного осознания собственной ничтожности.

– Белиар... – тихо позвала девушка, даже не надеясь, что он услышит.

Но демон услышал и остановился у самой двери.

– Прости... – Оля  сама не знала, за что извинялась, да и извинениями тут вряд ли возможно было помочь.

Внезапно все тело девушки пронзила такая боль, что казалось, будто его проткнули тысячью острых обжигающих иголок, Оля согнулась пополам и забилась в приступе кашля.

– В чем дело? – Белиар резко развернулся, зрачки сузились от удивления,

Девушка хотела что-то ответить, но сквозь бивший ее кашель не могла выговорить ни слова, она зажимала рот руками, стараясь сдержать приступ, только усиливающий и без того агонизирующую боль. С пальцев стекала кровь. Казалось, что в живот воткнули зазубренную раскаленную железку и медленно с наслаждением вращают и ворочают из стороны в сторону, разрывая и калеча внутренности. Хотелось кричать от безумной боли, но из горла вырывались  лишь сдавленные хрипы, а потом снова прерывались бешеными приступами кашля. Белиар, неизвестно как оказавшийся рядом, хлопал по щекам, просил не отключаться пока, еще что-то быстро и тревожно говорил, смысл сказанного не доходил до Оли. Но где-то внутри, совсем глубоко в душе, куда еще не проникла всепоглощающая агония, она улыбалась, ведь значит, ему не все равно, если она умрет. Он оказался рядом. Вот и хорошо...

Приступы кашля наконец отпустили измученное тело, а плямя, напротив, с новой силой распространилось по нему, не находя места и вытесняя собой все остальное, выжегая сознание. А потом и в самые отдаленные кусочки души проникла такая спасительная и приятно-прохладная тьма.

Бездна...

Ты насовсем сюда?

Часть 19

Вязкую обволакивающую тьму так не хочется покидать, но она будто стала упругой, и больше не желала удерживать в себе туманное сознание, редея и с каждым новым вздохом покидая истерзанную душу.

Возвращение к реальности было вовсе не таким, как этого ожидала Оля. Не было агонии и горячих игл, смазанного мира, пятнами расплывающегося перед глазами. Сначала девушке подумалось, что теперь и сам мир перестал существовать. Было тихо и пусто. Так спокойно. Оля еще некоторое время пыталась осмыслить нынешнее положение, и только потом пришло осознание, что она еще жива и лежит на большой мягкой кровати в спальне демона. Значит, он ее сюда принес? Странно, зачем бы ему... Мысли обрывались, не заканчиваясь, сил на них просто не хватало, да и смысла не было. Хотелось снова утонуть во тьме и больше не всплывать на поверхность туманного сознания. Никогда. Но жизнь упорно не отпускала, не давая снова уснуть.

Оля повернула голову. В кресле рядом с кроватью сидел демон. Выглядел он как-то особенно уставшим и опустошенным, глаза скрывались за послушными черными прядями.

– Белиар... – тихо, почти одними губами прошептала девушка, на большее сил не хватало.

Демон обернулся к ней, откинув волосы со лба.

– Очнулась уже... Как ты?

– Ты беспокоился? – Оля попыталась сесть, но попытка быстро провалилась, на большее, чем поднять голову от подушки она была не способна. Суть своего вопроса девушка не осознала, он сорвался как-то случайно, может, потому что давно вертелся в голове.

Белиар оставил его без ответа, он переместился на кровать рядом с Олей и заглянул ей в лицо.

– Что со мной случилось? – все также почти не слышно спросила девушка.

– Вот здесь, – Белиар показал ей хорошо знакомый серый камешек, – была причина твоей боли. Точнее, остается...

– Верни... Зачем... – мысли упрямо мутнели и ускользали от слабого сознания.

– Если верну, вместе с душой вернется и огонь, – демон внимательно вглядывался в бескровное лицо Оли, пытаясь угадать проблески жизни в затуманенных глазах.

Девушка только слабо выдохнула.

– Не смотри на меня так, – попросила она, – я просто очень устала и мне надо...

– Не смей! – резко перебил Белиар, – Сейчас нельзя отключаться, если только на секунду заснешь, то больше никогда... – демон замолчал, сжав в руке камешек.

– Не хочу просыпаться, как ты можешь так говорить, это жестоко, просыпаться только для того, чтобы видеть тебя. Я ненавижу тебя. Больше не хочу просыпаться... Отпусти...

– Да тебе и без того недолго осталось, – Белиар резко отвернулся, чтобы не смотреть в глаза, – если ты не чувствуешь боли, не значит, что ее нет. Разрушительный процесс продолжается, и я ничем не могу тебе помочь. Черт, если бы я только знал его причину или хотя бы намек!

Оля знала, но говорить не хотела. А какой в этом смысл? Снова возвращаться к страшным воспоминаниями, кошмарам по ночам, страхам перед наказанием, снова быть для него послушной девочкой и терпеть все унижения? Лучше уж умереть сейчас, чем провести вечность вот так. Девушка слабо улыбнулась своему выбору.

– Я уже десять раз пожалел, что с тобой связался, – прервал ее мысли демон, в его интонации появились какие-то новые нотки, до сих пор Оля их еще ни разу не слышала. Боль? Нет, не может быть. – Знал бы, что все так кончится, ни за что бы не пришел тогда...

– Почему ты злишься? Это ничего, если я умру, правда. Пожалуйста, отпусти...

– И что теперь? Мне просто стоять и смотреть, как ты умираешь, зная, что ничем не могу помочь?– Белиар уже не пытался скрыть эмоции за привычным спокойствием, только разобрать их было все равно не возможно, да Оля и не пыталась.

– Ты можешь уйти. Это мое решение, я не отступлюсь и... – девушка тут же получила звонкую пощечину, такую сильную, что отчетливо почувствовался привкус крови от прикушенной щеки.

– А теперь, послушай меня, – демон заставил ее сесть и поднял лицо за подбородок, когтями царапая нежную кожу и заставляя смотреть в глаза, – Ты не знаешь, какая это дикая боль, смотреть тебе в глаза, и знать, что через каких-то полчаса ты исчезнешь навсегда. Ты не знаешь, что будет со мной, если исчезнет душа, которой я владею, и даже поинтересоваться не попыталась, ты не знаешь, что с тобой случится, если душа умрет, не знаешь, что такое жизнь и не умеешь ее ценить, и никогда не ценила. А в ад после смерти ты попала, потому что не знаешь, как противостоять трудностям, пусть даже непосильным для тебя. Это, впрочем, уже по другому адресу. И последнее, ты совершенно не знаешь, как становиться сильнее. Ты ничего не знаешь о жизни и еще собралась умирать? Отвечай! – Белиар тряхнул девушку за плечи, а потом опустил и повалился на кровать, – как же я ненавижу тебя все-таки. Лучше бы мы вообще не встречались, – тихо добавил он.

18
{"b":"201280","o":1}