ЛитМир - Электронная Библиотека

Скрипнула дверь и на пороге появился Белиар. Оля так и осталась сидеть на полу, не поднимая головы. Она боялась. Боялась вновь смотреть в бездонные, переполненные болью глаза. Демон ведь ничего не почувствует, если она уйдет, разозлиться разве что...

– В чем дело? – ровный и спокойный голос Белиара почти не нарушал тишины комнаты. Глаза его вновь посветлели и стали как прежде холодными и непроницаемыми.

– Ни в чем, – быстро ответила Оля стараясь не выдать своих эмоций, – Не обращай внимания.

Демон без слов поднял ее на руки и посадил на кровать, девушка вцепилась в его рубашку, не давая отстраниться.

– Оля, отпусти, я только на секунду заглянул, – сухо проговорил Белиар.

– Поговорить надо, – робко прошептала девушка, усаживаясь к нему спиной, чтобы не видел лица, так предательски выдающего все чувства, – очень важно...

– О чем? Я выслушаю...

– Ты... Тогда... – девушка досадливо сжала зубы. Вот так всегда. Когда было необходимо сказать что-нибудь важное, мысли разом сливалсь в неразборчивый калейдоскоп, обидно до рези где-то в животе.

– Не торопись, я же сказал, что выслушаю, – устало вздохнул Белиар, даже не пытаясь развернуть девушку лицом к себе.

– Зачем ты так жестоко со мной... Тогда, во время наказания...

– Мне вот интересно, ты, узнав меня чуточку лучше, решила, что я разом изменюсь, раскаюсь и брошусь просить прощения?

– Я ничего не решила. Ты не изменился, чтобы в себе что-нибудь поменять, нужны годы. Да я и не ждала от тебя снисходительности. Просто скажи, неужели я правда заслужила настолько жестокое наказание?

Демон молчал. Оля тихо ждала.

– Я уже сказал все, что должен был, по этому поводу, – наконец заговорил Белиар, – не знаю, какого ответа ты ожидаешь и чего хочешь добиться, мне говорить больше нечего. Я не прошу прощения. За такое не прощают...

– Ясно, – каким-то хрипловатым голосом выдавила Оля, – я не хотела возвращаться к этому, но для меня было правда очень важно.

Теперь он непременно уйдет. Сейчас же.

Но Белиар почему-то продолжал сидеть на кровати, не шевелясь. Девушка смутилась. Смысл сказанного им не до конца дошел до нее. К тому же теперь, когда было совершенно ясно, что за внешним спокойствием скрывалось куда больше, чем она предполагала раньше, Оля больше всего боялась его задеть. Ведь все это было настолько хрупким и чувствительным, что хватило бы и пары слов, чтобы вновь разбередить старые раны. Он никогда не расскажет о том, что его тревожит. А зря, она бы приняла все, утешила и поддержала. Но он молчал, и от этого было грустно и больно.

Откуда девушке было знать, что Белиар поглядывал на нее из-под полуопущенных ресниц. Ко всему, что сегодня творилось в его душе, примешивалось еще и смутное темное сожаление, из-за так неосторожно пробужденных воспоминаний, горьких и мерзких. Оля ожидала не такого ответа, но то, что хотел бы сказать демон, словами было выразить было невозможно.

Теплые руки Белиара скользнули по воротнику ее рубашки вниз, к пуговицам.

– Пожалуйста, сейчас хотя бы не надо... – начала было девушка, но губы демона, мягко коснулись шеи. Молчаливый приказ замолчать, которому невозможно противиться, потому что от обжигающего дыхания на на коже все слова разом забылись.

Белиар продолжал медленно расстегивать рубашку, чуть касаясь пальцами разгоряченной кожи, будто дразня. Когда с пуговицами было покончено, руки скользнули вверх по животу, груди. Пальцы легонько сжали напрягшийся сосок. Девушка закусила губу, с трудом подавив стон.  Остальное вмиг потеряла свою важность. В конце концов сегодня можно себе позволить, в последний раз...

– Белиар... – Оля судорожно вдохнула, разворачиваясь лицом к демону, – этой ночью, пожалуйста...будь со мной нежен...

– Хорошо, котенок, – губы демона тут же накрыли ее, окончательно отняв возможность разговаривать.

К черту рубашку. Горячие губы по коже, сладкая дрожь. Черные волосы в беспорядке по спине и плечам. И его рубашку тоже к черту. И скромность, лишнюю сейчас, и вообще все к черту, кроме жгучего безудержного желания, заполняющего вены, стучащего в висках. Сбитое дыхание, кончики пальцев вниз по животу до пряжки на ремне. Мучительно медленно и невесомо. Приятно. Девушка дрожащими руками быстро расстегнула ремень и молнию, высвобождая напряженный орган, легонько проводя кончиками пальцев, срывая с губ демона нетерпеливый полу-стон полу-рык. Последние предметы одежды на пол. Языком по ключицам и груди, задевая сосок. Тепло. Сладко. Влажно. И уже совершенно невыносимо. Демон приподнял Олю за бедра, осторожно, чтобы не причинить боль, насаживая на свой член. Тихий стон в ответ. Девушка хотела начать движение, но демон не позволил, удержав на месте.

– Не надо... – жалобно выдохнула она, чувствуя, что от нетерпения уже начинает задыхаться.

– Потерпи, – тихо прошептал Белиар ей на ухо, – От этого еще никто не умирал.

Когда влажный язык демона коснулся ее соска, девушка поняла, что будет первой, кто умудрится это сделать. Наконец демон, чуть поиграв, отпустил. Но движения Оли были слишком слабыми, этого не хватало им обоим, поэтому Белиар немедленно повалил девушку на кровать, перехватывая инициативу.

Сильно. Быстро. Глубоко. Как она и хотела. И ничуть не больно.

Сначала Оля ощущала два разных пульса, потом один, гулко бьющийся по всему телу, растирающий в прах время и пространство, оставляя во всем мире только двоих. Девушка прижималась к Белиару, бессвязно шептала на ухо что-то важное, сама не понимая что, ей казалось она попросту не выдержит такого безграничного наслаждения, которое дарил демон.

И без того нечеткий мир смазался окончательно, а потом взорвался ослепительной радугой.

Оля прижалась к демону, уткнувшись носом в его теплую грудь.

– Белиар... – тихонько позвала девушка.

– Ммм?

– Я хочу принадлежать тебе...

– Если это все, что тебе нужно, то я, пожалуй, рад, котенок, – демон чуть улыбнулся и сильнее прижал девушку к себе, она только тихо вздохнула.

– Ты не уйдешь сегодня?

– Нет, сегодня можно позволить себе роскошь и заснуть.

Девушка прикрыла глаза, наслаждаясь его теплом и размеренным дыханием в макушку. Последние минуты. А потом...

Подождав еще некоторое время, Оля чуть отстранилась. Похоже, он демон действительно спал. Такой спокойный... С ним хотелось оставаться вечно, но было нельзя. Помедлив еще немного, девушка выскользнула из теплых объятий, быстро оделась и тихонько подошла к столу. Нельзя так просто уходить, ничего не сказав. Первый попавшийся под руку обрывок бумаги, ручка...

„ Я бы хотела очень многое написать, правда. Но слов подходящих как всегда не нахожу. Я не держу на тебя зла, не думай. Но если я хоть немного для тебя значу, пожалуйста, отпусти, так будет лучше. Если бы ты знал, как это больно, оставаться с тобой. У меня нет времени объяснять все, но ты и сам, наверное, поймешь. Прости меня, пожалуйста, за то, что нарушила свое обещание, просто обстоятельства сложились иначе... Впрочем, и это неважно. Прости...

Я тебя...”

Стержень замер над бумагой. Странно. А ведь говорят, что написать легче, чем сказать. Оказалось, ничуть. Внезапно ручка выскользнула из дрожащих пальцев и укатилась под стол, искать ее в полной темноте не представлялось возможным. К тому же, Оля боялась случайно разбудить демона. Она медленно подошла к Белиару и склонилась над ним.

– Люблю... – тихо шепнула девушка то, что так и не удалось выразить на бумаге.

Потом она быстро направилась в коридор, вынула из мусорного ведра смятую бумажку с адресом и скрылась за дверью, тут же окунувшись в обжигающий мороз зимней ночи.

Часть 24

Изо рта вырывался густой пар, тут же поднимаясь вверх и там рассеиваясь, порой оседая мелкими капельками на ресницах, из-за чего приходилось часто моргать. Оля холода не чувствовала, может, потому что слишком быстро бежала, но скорее всего, мертвые его просто не способны ощутить.

22
{"b":"201280","o":1}