ЛитМир - Электронная Библиотека

– Лер! Эй? Ты что, обиделась что ли? Эй? – Ада поднялась следом, но запутавшись в одеяле, чуть не рухнула на пол.

Ответа не последовало, лишь через несколько секунд в коридоре глухо хлопнула дверь. Ада тяжело вздохнула, сдув с носа огненно-рыжую прядь.

– Доигралась? – Маммон требовательно боднул ее лбом в ладонь.

– А все из-за тебя, – плаксиво протянула она, демонстративно отворачиваясь.

Демон фыркнул и повторил тот же маневр. Повисло напряженное молчание, которое продолжалось несколько минут.

– Пойди извинись, – наконец потребовал Маммон.

– Не буду, – девушка дернула плечами. – Только о себе и думаешь. Как будто я не понимаю, для чего тебе это нужно! Эгоист!

– Извинись, неразумная. Это обоюдовыгодно, – котенок преспокойно зевнул во весь рот, грациозно потягиваясь.

– Нет!

– Ну и дуреха, – Маммон положил голову на лапы, уткнувшись носом в мех. – Не повезло мне с хозяйкой. Не повезло...

– Ах так! – Ада вскочила с кровати, схватив котенка за загривок. – Ну и выметайся! Терпеть тебя здесь не собираюсь. И пожалуйста! Плакать не буду!

Девушка вышла в коридор, резко дернув на себя, открыла дверь в подъезд и без малейшего сожаления выкинула котенка на лестничную клетку.

Он упал сначала на бок и немного проехался по бетонному полу, ударившись о перила, а потом быстро вскочил на лапы.

Последнее, что заметила Ада – укоризненный взгляд до мерзости огненных глаз, а потом тяжелая дверь вновь глухо захлопнулась, отрезав ее от демона.

Ада была от природы слишком вспыльчива, но и отходила быстро.

Девушка, фыркнув, откинула с плеча рыжие волосы и вернулась в спальню. Ей почему-то показалось, что без требовательного своенравного кота стало намного лучше.

Маммон еще некоторое время сидел перед дверью, глядя на нее в упор. Потом коротко вздохнул и, отвернувшись, пошел прочь. Глупая-глупая маленькая девочка...

Ада беспечно включила телевизор, устроившись поудобнее и завернувшись в одеяло. А примерно часа через два ее начала жестоко мучать совесть.

Даже несмотря на то, что с демоном она была знакома менее суток, даже если он оказался эгоистичным и почти невыносимым иждивенцем, да еще и по ночам в самого настоящего мужика превращался, Аде стало его вдруг невыносимо жаль. А сердце у нее было доброе. Но упрямое. Именно это ей и не позволило вскочить и тут же броситься на поиски беззащитного котенка, с которым в огромном городе могли что угодно сотворить. Девушка все еще надеялась, что он сидит где-нибудь в подъезде. Но наконец, когда другие мысли, кроме как о ее «подопечном» появляться вообще перестали и совесть замучила вконец, Ада подхватилась и с тяжелым, глухо колотящимся, сердцем выбежала в подъезд.

Котенка там не обнаружилось.

Часть 8

Ада пробежалась по всем этажам от первого до девятого, заглянула во все самые укромные уголки и даже в мусоропровод, но поиски успехом не увенчались. Девушка выбежала во двор и беспомощно остановилась посреди площадки. И что теперь?

Существовала куча мест в огромном городе, куда бы мог податься кот, и совсем немногие из них были безопасны. А до захода солнца оставалась еще куча времени, за которое могло случится что угодно.

Подруга трубку не брала, упорно сбрасывая вызов, и в конце концов, Ада раздраженно сунула телефон в карман и решила обежать те места, которые по-крайней мере были поблизости, забыв и про маньяка, и про предупреждение Леры, и про то, что дверь входную снова не закрыла, оставив чуть ли не нараспашку.

И чем больше мест девушке удалось обежать, тем сильнее начинали холодеть руки, а совесть не только не унялась, но и принялась за свои угрызения с двойной силой. Как? Ну как ее угораздило выгнать маленького котенка, да еще и таким грубым образом. А ведь он просто хотел, чтобы она с подругой помирилась, ничего плохого же. А еще он есть хотел, значит, голодным ушел, и ходит где-то сейчас...

– Девочка, ты что, потеряла кого? – окликнул сзади грубый мужской голос.

Ада обернулась, бесцеремонным образом выдернутая из своих размышлений.

– Да котенка... – рассеянно ответила девушка и тут же спохватившись и испуганно ойкнув, отступила на шаг.

– Ну ясно, – кивнул мужчина, поглаживая бороду, – может, тебе помочь? А то смотри, в этом районе хулиганов столько, да еще и маньяк снова объявился.

– Нет, спасибо, – покачала головой Ада, оттирая со лба пот, – не найдется – сам виноват будет, – уже чуть не плача прибавила она и, не оборачиваясь, убежала прочь.

Уже час с начала поисков прошел, и еще два часа девушка бесцельно просидела дома, за что теперь нещадно себя корила. А от дурных мыслей отделаться все никак не получалось.

Уже спускался вечер.

Ада уже с ног сбилась, ей казалось, больше во всей округе не найдется ни одного закоулка, который бы она не обежала и не осмотрела, поэтому она просто стояла посреди пустой улицы и беззастенчиво ревела, размазывая слезы по лицу, отчасти, от жалости к себе, потому что ноги уже болели невыносимо, и грудь просто разрывалась от нехватки воздуха, а отчасти от неизвестности и жалости к котенку. Только теперь к ней никто не подошел и даже не поинтересовался, что случилось, а Лера и вовсе телефон отключила.

Прохожие только недоуменно косились и проходили мимо, подталкивая перед собой зазевавшихся детей.

Оставалась только одна помойка поблизости, но близость эта была относительной, за три квартала от дома Ады, да и девушка сомневалась, что благородный Маммон вообще снизойдет до того, чтобы отираться по помойкам, но другого выхода не оставалось, и девушка, превозмогая боль в ступнях, уже совсем обреченно поплелась туда, наблюдая за удлинившимися тенями.

– Маммон, котяра, куда же ты запропастился, бессовестный, – бормотала она на ходу, утирая слезы.

Она уже и забыла, что сама его на улицу и выставила.

**

Маммон ушел из подъезда, проклиная насмешницу-судьбу, и прижмурился, когда в глаза ударил яркий солнечный свет. Голод давал о себе знать довольно нагло, так что, довольно скоро уже подкашивались лапы. А, как известно, на дрожащих лапах по заборам особенно не погуляешь, а еду добывать было отчаянно необходимо, кроме того, большую роль играло отсутствие опыта у демона искать годную пищу в кошачьем теле. Оно хоть и гибкое было, но хрупкое. Маммон так и бродил по городу в бесплодных поисках еды почти до самого вечера, пока его внимание не привлек странный шорох за спиной.

Часть 9

Маммон лениво обернулся и встретился морда к морде с огромной облезлой псиной. Поморщился. Из вонючей пасти капала слюна, а шерсть была кое-где вырвана клоками, а где уцелела, была настолько грязной и свалявшейся, что окрас ее определить было невозможно.

– Как глупо, – фыркнул демон. – Дешево. Как тускло и обыденно. Смешная смерть. Дурацкий исход...

Псина утробно зарычала.

***

Ада стояла напротив смердящей старой помойки, обреченно закрыв лицо руками. Котенок словно сквозь землю провалился, растворился в воздухе, исчез.

– Маммон? – тихо позвала девушка. – Прости, а? Я не хотела...

Тишина на уши давила, глухо, противно.

– Коте-е-енок?

И снова тихо, словно на кладбище. Но уходить почему-то не хотелось, и Ада так и стояла, шмыгая носом и бессмысленно уставившись перед собой.

Вдруг за углом послышался звон стекла, какой-то непонятный глухой рык и жалобный писк, похожий на кошачье мяуканье.

Ада, не раздумывая, кинулась туда, чуть было не поскользнувшись на каком-то мусоре и несильно ударившись головой об угол. И остановилась, как вкопанная. Животных она не любила никогда. Собак тем более. Озлобленных, бездомных и таких вот встрепанных.

Но сейчас был совсем из ряда вон выходящий случай. Псина рычала, роняла слюну из пасти, прижимая к трухлявому забору маленького серого котенка. Он скулил и смело огрызался, вновь прижимаясь к холодному дереву всем телом.

5
{"b":"201288","o":1}