ЛитМир - Электронная Библиотека

Дж. Роберт Кинг

Тран. Создатель чудовищ

Часть I: Город

Тран-Фирексийская война.

День первый: битва в Мегеддонском ущелье

Кровавая заря поднималась над Мегеддонским ущельем. Но даже утренняя жара не могла остановить головной отряд армии транов.

Двухтысячный авангард, сформированный из элитных частей горных гномов, упорно продвигался между высокими отвесными скалами. Казалось, воины сами высечены из камня. На суровых, дочерна загорелых лицах, в складках плотно сжатых губ, в горящих глазах читались уверенность и решимость победить.

Широкие, зачехленные лезвия боевых топоров мерно раскачивались над их головами. Длинные топорища вздымали клубы ржавой пыли, словно смертоносные орудия сами маршировали рядом с грубыми ботинками маленьких солдат.

Возглавлял авангард командующий армией гномов Куртисворти.

За гномами следовали люди: траны и варвары, завербованные и присланные племенными вождями из разных земель Доминарии. Все как на подбор рослые и крепкие, варвары явно чувствовали себя здесь не в своей тарелке, то и дело оглядываясь на командиров-транов.

И хотя все – гномы, траны и варвары – демонстрировали напускную храбрость и нарочитую воинственность, по мере продвижения через ущелье каждый чувствовал, что смелость покидает его. Основные силы – сорокатысячный отряд людей-пехотинцев – волочились по ущелью с унылым отвращением арестантов. Конница, зажатая между скалами и пехотой, поднимала столько пыли, что солдатам, да и самим всадникам приходилось повязывать рты мокрыми платками.

Хуже всего было эльфам. Привыкшие к уединенной прохладе болот и древних лесов, они невыносимо страдали под палящими лучами солнца. Зеленые одеяния из листьев сменили белые бурнусы, какие носят жители пустыни, но даже это не спасало лесных обитателей: среди развевающихся складок мелькали их обгоревшие руки. Гнев, которым вначале светились глаза этих призрачных существ, превратился в отчаяние. Постепенно эльфы оказались в самом хвосте колонны: не поспевая за передовым отрядом гномов, мучаясь, от жары, они были слишком обессилены, чтобы вступать в любую схватку, кроме арьергардного боя. Но даже здесь десятитысячное войско эльфов, включающее целые подразделения магов и целителей, будет хорошей поддержкой в предстоящей битве. По крайней мере до тех пор, пока они смогут шевелить губами, шептать заклинания и лечить раненых.

С фланга колонну прикрывали ящерицы Виашино. Угрюмые, замкнутые и молчаливые, эти бойцы были хитрыми и особенно осторожными в лабиринте из скал и камней. В мгновение, равное одному стремительному шагу или одному удару хвоста, все десять тысяч Виашино могли исчезнуть в потрескавшейся земле. Фанатично преданные беям-военачальникам, ловкие рептилии чувствовали бы себя где-нибудь на краю извергающегося вулкана Халцион комфортнее, чем даже сам Явгмот.

На другом фланге маршировали самые лучшие воины объединенной армии – минотавры.

Столь же решительные и отважные, как гномы, такие же выносливые и неистовые, как люди, неумолимые в бою, как Виашино, минотавры были прирожденными бойцами. Толстый слой пыли уже покрыл их оружие и латы, а в глазах пылала жажда крови.

Плечом к плечу с солдатами из плоти шагали механические боевые машины. Богомолы с гибкими пластинчатыми клешнями, металлические змеи с острыми словно бритва жалами, – они торопливо и на первый взгляд неуверенно передвигались на шатких, похожих на иголки конечностях.

Гильдия изобретателей никогда не поддерживала Явгмота, и, к счастью, существовал запас механических воинов, накопленный еще до того, как этот монстр провозгласил себя главнокомандующим. Когда вспыхнула неизбежная война, изобретатели собрали несколько сотен боевых машин, и этот отряд влился в объединенную армию союзников.

И самое главное… Около трехсот военных кораблей кружилось над ущельем. Их широкие, будто крылья летучих мышей, паруса отбрасывали благословенную тень на ослабевших эльфов.

Итак, они были готовы к войне. Они называли себя Союзом транов. Пять городов-государств Империи объединились с представителями всего остального известного им мира. Все вместе они выступили против одного человека по имени Явгмот.

Человека… Но он не был человеком. Он был монстром. Трусливым малодушным чудовищем.

Шесть месяцев назад он появился над Фоеноном, вынырнув прямо из бездонной ночной черноты, и забросал бомбами своих же соплеменников, только ради того, чтобы не дать им присоединиться к его врагам. Он сражался, а потом внезапно исчез. Вероломный и порочный, безжалостный и кровожадный, он был не чем иным, как демоном.

Над передовым отрядом гномов пронесся душераздирающий крик – звук, одновременно похожий на скрип и завывание. Люди и эльфы, минотавры и Виашино подняли головы. Армия как раз миновала последний поворот Мегеддонского ущелья. Авангард транов вышел к подножию вулкана Халцион, одно из извержений которого давным-давно привело к образованию причудливой площадки на высоте пятнадцати тысяч футов над землей. Когда-то люди построили на этом плато город, назвали его именем вулкана и провозгласили столицей Империи.

Теперь и сам Халцион, и каждая живая душа в нем принадлежали Явгмоту.

И снова страшный крик прокатился над боевыми порядками транов. Вырвавшись из тысяч глоток людей и нелюдей, он отразился от скалистых стен Мегеддона, призывая демона выбраться из своего логова и вступить в решающую схватку.

* * *

Конечно же, Явгмот слышал эти крики. Безмятежно развалясь в кресле в своем главном бункере, он наблюдал за передвижением врага и командовал фирексийской армией, скрытой до времени в специально вырытом подземном укреплении. Широкий вход в бункер, укрытый маскировочной сеткой, все еще оставался не замеченным продвигающимися вперед силами союзников.

Три других бункера располагались с флангов наступающей армии, пятый находился у основания вулкана, там, где громоздились камни, выброшенные на поверхность лавой. В нужный момент по сигналу Явгмота маскировка будет сброшена и пять тысяч воинов, дожидающихся сигнала внутри каждого укрытия, бросятся на незащищенные фланги противника.

Явгмот ждал. Он слышал крики и завывания наступавших, слышал, что его называют то демоном, то духом-искусителем, но не отвечал. Он не был ни демоном, ни дьяволом. Он был богом.

События последних шести месяцев доказали это. Вот и на этот раз хитрый властелин Фирексии припас немало сюрпризов для сил Союза транов. Довольно улыбаясь, Явгмот откинулся на спинку кресла.

Солдаты коалиции шагали по ущелью. Они были отчаянными и дерзкими, как голодные волки. Впрочем, почему бы им такими не быть? Им, ведомым элитными подразделениями гномов, защищенным минотаврами и ящерицами – Виашино, охраняемым сверху тремя сотнями воздушных кораблей, поддерживаемым механическими воинами-богомолами и искусственными созданиями изобретательных механиков, – почему бы им и не быть отчаянными, как волки? Они даже подвывали, как волки.

Да, Явгмот хорошо слышал оскорбительные выкрики. Они едва не вынудили его дать сигнал к атаке. Но это было бы преждевременно. Даже ненависть к врагам не могла заставить его совершить такую ошибку. Он слишком хорошо все спланировал, чтобы позволить себе быть торопливым. Все будет происходить постепенно, шаг за шагом, смерть за смертью.

Широкие тени воздушных кораблей, плывущих над отрядами союзников в боевом порядке, скользнули в сторону и медленно поплыли к Халциону. Для Явгмота их замысел был очевиден: воздушные суда попытаются окружить город и потребовать капитуляции.

«Посмотрим, кому на самом деле придется сдаваться». – Явгмот спокойно улыбнулся и опустил руку на плоскую коробочку – пульт управления. Мерцающие силовые камни обозначили контуры ущелья и прилегающих равнинных земель. Явгмот прикоснулся к одному из встроенных кристаллов. Схема отозвалась тонким посвистом. Он снова улыбнулся.

1
{"b":"201525","o":1}