ЛитМир - Электронная Библиотека

Только в 1818 году немецкий врач из Лейпцига, Х. Хайнрот, ввел термин «психосоматический». Ему принадлежали слова: «Причины бессонницы обычно психические-соматические, однако каждая жизненная сфера может сама по себе быть достаточным основанием».

З. Фрейд в своих ранних работах сделал следующую попытку соединения представлений о единстве психического и телесного. В 1895 году, работая над «Проектом программы научной психологии», он пришел к выводу, что необходимо теоретически осмыслить свой опыт врача-невропатолога, который не укладывался в рамки традиционной трактовки сознания. Господствовавший в то время методологический принцип в психологии и медицине опирался на локальный подход Р. фон Вирхова, т. е. на поиск конкретного «полома», соответствующего любому болезненному явлению. Возникновение новых направлений в психологии, социологии и философии обнажило узкое, примитивное толкование причинно-следственных связей локального подхода (Фрейд, 1989).

Лишь самые прогрессивные медики-профессионалы, такие, как Георг Гроддек (1866–1936), современник и почитатель З. Фрейда, соглашались с венским невропатологом и вслед за ним уходили от механистической терапии к глубинному анализу. Г. Гроддек, врач и директор психиатрической лечебницы, был пионером в области психосоматической медицины и психоанализа. Он смотрел на болезнь как на форму коммуникации (Малкина-Пых, 2004).

Общество сопротивлялось этим открытиям изо всех сил. З. Фрейд и его коллеги обнаружили, что мораль и невроз тесно связаны. Каким-то образом энергия ума-тела перенаправляется в телесные симптомы, как бы говоря, что больное тело означает больную душу, которая нуждается в лечении.

Бронхиальная астма – первое заболевание внутренних органов, которое стали изучать психоаналитики.

В 1913 Пауль Федерн на заседании Венского психоаналитического общества, в котором принял участие и 3. Фрейд, сделал доклад о применении метода психоанализа в лечении пациента, больного бронхиальной астмой. Он определил основные психоаналитические концепции в отношении бронхиальной астмы: особое значение имеют обоняние и рот, как эрогенная зона, которые вследствие высокого уровня сексуальности в детском возрасте приводят к фиксации либидо (лат. libido – сексуальное влечение) на дыхательном тракте. Согласно этой теории астма – это воскрешешие детских (младенческих) отношений с матерью, которую ребенок одновременно желает и побаивается, и последующая трансформация этих отношений в настоящем времени. Таким образом была описана конфликтная охваченность сферы дыхания неосознанными фантазиями приятия и отталкивания матери и отмечено значение сферы обоняния.

В настоящее время психосоматический подход включает в себя различные школы и направления, отличающиеся как интерпретацией причин заболеваний, отнесенных к этой группе, так и методами их излечения.

Психосоматическая медицина, наряду с психологическими факторами, влияющими на возникновение заболевания, не отрицает тем не менее влияния других: наследственность, питание, физические перегрузки, неблагоприятная экологическая обстановка.

Психосоматическая медицина начинается тогда, когда пациент перестает быть только носителем больного органа и рассматривается целостно.

В современной классификации к соматическим заболеваниям и расстройствам относятся следующие.

1. Психосоматические реакции (сильные психологические переживания, получающие соматический ответ, например, влюбленность).

2. Конверсионные симптомы (невротический конфликт человека соматически перерабатывается и превращается в телесный симптом, который сам по себе символичен, например, психогенная слепота, глухота, рвота или болевые феномены).

3. Функциональные синдромы (неврозы органов по одной из классификаций): разнообразные нарушения в органах рассматриваются как телесные проявления, сопровождающие сильные эмоции:

 ком в горле – внутреннее беспокойство;

 затруднение дыхания – депрессивные проявления;

 ощущения в области сердца – симптомы страха.

4. Органические (истинные) психосоматозы. К ним в первую очередь относятся: бронхиальная астма, эссенциальная гипертония, язва двенадцатиперстной кишки, ревматоидный артрит, язвенный колит, нейродермит, гипертиреоз.

Вопрос о механизме возникновения психосоматических заболеваний и их причинах сложен. Здесь играют роль и специфичность ситуации, и личная история человека, особенности его характера и др.

1.2. Основные источники психосоматических заболеваний

Здесь мы остановимся лишь на некоторых, наиболее общих, источниках возникновения психосоматических, т. е. эмоционально обусловленных, заболеваний (Радченко, 2001). К ним относятся:

1. Внутренний конфликт, конфликт частей личности (сознательного и бессознательного), единоборство между которыми приводит к «разрушительной победе» одной из них над другой.

Например, при злоупотреблении алкоголем в конфликт вовлечены две части личности, которые формируют разные модели поведения. Часть первая – «я пить не хочу, мне стыдно, мне плохо, я собою недоволен» – обвиняющая.

Вторая часть в конце концов не выдерживает: «Замолчи, ты мне надоела!» И заставляет замолчать первую единственным доступным для нее способом – употребив алкоголь. Обе эти части, как на чаше весов, доминируют попеременно, создавая глубокий внутренний конфликт.

2. Мотивация или условная выгода. Это очень серьезная причина, потому что часто симптом несет условную выгоду для человека.

Например, если вы болеете, то внимание и забота к вам родных и близких усиливается. Если вы не хотите общаться (что-то делать), то головная боль, как предлог, может освободить вас от этой необходимости.

Иногда болезнь сдерживает развитие другого, более тяжелого, недуга. Психоаналитики утверждают, что если больному вылечить язвенный колит, то у него сразу разовьется «прятавшийся» за колитом психоз. Понятие «сдвиг симптомов» было введено в традиционной медицине и психологии после признания того факта, что, «устраняемые с помощью терапии», они внезапно возникают в другой форме. Можно сказать, что симптомы «блуждают» от органа к органу, а пациент – от специалиста к специалисту.

Так как данный механизм работает на уровне бессознательного, то нет смысла объяснять его больному на уровне сознания. Если человеку попытаться объяснить, что болезнь для него выгодна, он, скорее всего, с этим не согласится. Особенно это характерно для истеричных людей. Они могут много ходить по врачам и пытаться вылечиться, но, как правило, если они чувствуют, что выздоровление близко, они находят уважительную причину, чтобы прервать лечение. В дальнейшем они будут жаловаться, что этот метод лечения или этот специалист тоже не смогли им помочь.

Если же терапевт действует достаточно энергично, а больной «пропускает» момент излечения, его может одолеть новая хворь, и о прежней болезни он уже и не вспомнит, как будто ее и не было. С учетом данного механизма иногда лучше не излечивать человека полностью, а лишь слегка облегчать его состояние. Это его, скорее всего, удовлетворит, так как он не нуждается в излечении, а его интересует сам процесс лечения, при помощи которого он демонстрирует свое страдание.

3. Эффект внушения. В данном случае имеется в виду внушение со стороны другого человека. Если ребенку все время говорить, что он дурак, плохой, то велика вероятность, что он таким и вырастет. Предпочтительней при наказании говорить, что он хороший и умный, но поступил почему-то плохо или глупо. То же и со взрослыми людьми. Особенно опасно в этом смысле общение с врачами. Слово, сказанное врачом и неверно истолкованное пациентом, может глубоко проникнуть в подсознание и оказаться причиной развития или закрепления настоящей патологии.

4. «Элементы органической речи». Болезнь может стать следствием физического воплощения фразы, а расхожие выражения «у меня сердце за него болит», «я от этого с ума схожу», «у меня на него аллергия» превратятся в реальные симптомы.

4
{"b":"202092","o":1}