ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Капитан и без тебя знает, что ему надо делать, – ответил Карл.

– Нас сейчас перевернет, и мы устроим пир морским тварям на самом дне океана.

– Это на нас морской дьявол гневается, – предположил кто-то. – Все это неспроста. Я попадал в такие ситуации.

– Отставить разговоры и занимайтесь все своим делом, – приказал Карл.

Перепуганный Генри не отходил от Тома и выполнял все указания, которые он ему давал.

– Не обращай внимания, – сказал Том. – Наш капитан опытный моряк, и учить его не надо.

Часа через три разбушевавшаяся стихия стала стихать, и продрогшие до костей моряки немного расслабились.

Генри понимал, что были предприняты все меры по спасению корабля и большая заслуга в этом была, конечно, капитана, который хладнокровно делал все, чтобы выйти из опасного положения.

Генри присел у мачты и только сейчас заметил, как у него трясутся руки. Том стоял рядом и всматривался в темное море, которое еще могло представлять опасность.

– Бывало и хуже, – сказал он, переводя дух. – Однажды попал в такой дикий шторм, еле выбрались живыми, потеряв при этом несколько человек. Их просто снесло за борт…

Генри смотрел на Тома с восхищением.

– А у нас без жертв? – спросил Генри.

– Думаю, что да, позже разберемся, но не расслабляйся. Я так понял, что ты впервые попал в такой переплет.

– Честно говоря, я не думал, что бывает так страшно, – признался Генри.

– Ничего, адская полоса прошла. Сейчас море успокоится, и мы ляжем на курс. Ты можешь идти вниз и отдыхать. Молодец! Получится из тебя хороший моряк.

Генри встал, пошатываясь от сильной качки, и, преодолевая дрожь в ногах, стал пробираться по палубе вниз, в каюту.

Дэвид ругался, собирая по всему камбузу посуду. Увидев Генри, он недовольно воскликнул:

– А ты где болтаешься, тысяча чертей! Видишь, у меня тут настоящий аврал, да еще я упал с полки, башкой вниз, и чуть не сломал себе шею…

– Я был наверху и помогал экипажу.

Дэвид хмыкнул и больше ничего не говорил, продолжая заниматься наведением порядка.

– О, да ты совсем промок, – наконец заметил кок. – Раздевайся.

Генри снял с себя рубашки и присел на табуретку.

– Не сиди, раздевайся совсем, – командовал Дэвид. – Раздевайся и ложись. Сейчас я буду тебя лечить.

Он налил ему полстакана виски и заставил выпить, потом взглянул на вытянувшееся стройное голое тело молодого человека и приступил к растиранию.

Дэвид кряхтел, прилагая усилия, потом остановился, перевел дыхание и взглянул на стол, где стояла бутылка с виски.

– Лежи и не шевелись, – сказал он. – Мне надо передохнуть. Ну и дал же мне бог заботы. – Он налил себе тоже виски и присел рядом. – Сейчас передохну, еще раз разотру и укрою пледом. До утра лежи и не высовывайся. Не нужен мне помощник, у которого малярия или сопли по колено.

Генри лежал на животе неподвижно и с ужасом услышал, как скрипнула входная дверь. Он повернул голову, но спина Дэвида закрыла весь обзор, и Генри не мог увидеть, кто вошел на камбуз.

Его тело вздрогнуло, когда он услышал голос Софии.

– Там еще шторм не успокоился? – спросила она. – Мне так страшно, и я совсем не могу уснуть.

– Кто его успокоит, – сказал захмелевший Дэвид, – он что ли? – Он хлопнул Генри по дрожащей голой пояснице.

– Генри совсем промок? – спросила София, созерцая стройное молодое тело. – Его надо растереть спиртом.

– И где же я тебе спирт в море найду? Растираю виски. Он тоже неплохо действует. Вот ты бы лучше не советовала, а помогла старому человеку вылечить этого негодника.

София через плечо Дэвида взглянула на голое тело Генри, который дергался под крепкой рукой кока и не мог что-либо предпринять, чтобы хоть как-то прикрыться от ее взгляда.

– Я тебе помогу, – к ужасу для Генри предложила София свою услугу.

– Хоть ты меня понимаешь. Вот тебе этот организм, и сделай так, чтобы он назавтра был как огурчик, а я пойду наверх и посмотрю, что там творится.

Генри не мог нащупать рукой где-то рядом лежавший плед, чтобы прикрыться. Встать тоже не мог, потому что возбудился и теперь вообще не знал, что делать. Ему было до того неудобно вот так лежать голым перед Софией, что он просто отдался случаю, уткнулся в подушку головой и чувствовал, как она пожирает его своим взглядом.

София села рядом и положила ему на спину свою нежную ручку. Тело Генри все задрожало.

– Может, ты меня прикроешь? – тихо сказал Генри.

– Сейчас тебя разотру и укрою, – решительно сказала София.

В ее голосе молодой человек почувствовал какое-то волнение. Она стала нежно втирать в его тело вонючий раствор этого гадкого напитка.

– Тебе так хорошо? – прошептала она.

– Не очень. Мне еще никогда не приходилось быть в таком положении, – ответил дрожащим голосом Генри.

Она растерла его спину, коснувшись своими нежными ручками упругих ягодиц, и попросила перевернуться.

– Дай мне плед, я прикроюсь, – попросил Генри, сгорая от стыда.

София дала ему плед, и он, прикрыв им свои бедра, повернулся.

Теперь он видел ее сверкающие глаза и старался спрятать свои.

– Сейчас разотру твою грудь, и ты немного поспи, – нежным, как показалось Генри, голосом сказала она и принялась за дело.

Ее руки скользили по его груди. Они нежно растирали ее, а Генри просто не находил себе места, желая, чтобы все это как можно быстрее закончилось.

– Ну, вот и все, – наконец произнесла София и, прикрыв Генри по самую голову пледом, склонилась над его лицом, нежно поцеловала. – Не болей, – шепнула она перед уходом.

– С тобой разве заболеешь, – ответил Генри.

Выпитый виски, который дал еще Дэвид, стал действовать на Генри, и он вдруг, на свое удивление, не захотел, чтобы София его так быстро покинула. Он приподнялся на локтях и попросил ее остаться.

– Я не могу, – сказала она. – Сейчас может прийти Карл, и я не хочу, чтобы он видел меня здесь. Ты меня понимаешь?

Генри улыбнулся и опустился на постель.

– Мы еще встретимся? – спросил он.

София улыбнулась и молча вышла.

Появился Дэвид. Он взглянул на дремавшего Генри, подумывая, где же теперь ляжет спать сам.

– Согрелся? – спросил кок, заметив, что Генри зашевелился. – Может, еще налить? Теперь тебе до утра лежать, пока одежда не высохнет. А с такой погодой, что творится там, наверху, она будет сохнуть всю ночь.

– Нет, мне хватит, – отказался Генри. – А виски всегда помогает в таких случаях?

– А ты можешь предложить что-то другое?.. То-то же… Учись, сынок, пока старый Дэвид жив и может кое-что тебе передать в наследство.

– Дэвид, скажи, ты специально ушел, чтобы оставить Софию одну со мной?

Кок улыбнулся.

– Дурачок ты. Мне бы твои года, уж поверь, не сидел бы здесь я на месте. Я же вижу, как она на тебя смотрит.

– Но не в такой же ситуации, когда я беспомощно лежу перед ней совсем голый…

– Зато познакомилась с тобой, как положено, – засмеялся кок и закурил свою сигару. – Тебе не понравилось, когда тебя такая молодка, как София, лапала руками?

Генри промолчал.

– Понравилось, ты уж мне не говори. Давай, двигай свое тело, старый Дэвид тоже хочет спать. Завтра опять эту свору прожорливую кормить надо. Только, прошу тебя, раз меня с тобой свела судьба, будь послушным юнгой и больше помогай мне, иначе я с тобой расстанусь. Зря, что ли, я тебя выгораживал все это время?

Глава 10

Ночью Генри не спалось. Рядом храпел Дэвид, и он мучился, ворочаясь, прижатый к стенке. Больше всего ему не давало покоя появление Софии, ее прикосновение к его телу и тот последний поцелуй. Генри приподнял голову и в темноте стал разглядывать, куда Дэвид повесил сушиться его одежду. Он осторожно толкнул его, но тот спал и ни на что не реагировал.

Генри перелез через толстое тело кока и спрыгнул на холодный пол, нащупал свои еще сырые вещи и стал одеваться. Он еще раз взглянул на Дэвида, который развалился теперь уже на всю кровать, и тихо вышел из каюты. По телу сразу пробежала дрожь от сырой одежды, надетой на голое тело, но Генри взял себя в руки. Он осторожно подошел к двери каюты, где находилась София. Там была тишина. Спотыкаясь о ступеньки, Генри поднялся на палубу. Ему хотелось посмотреть на море, которое часа два назад просто угрожало его жизни.

9
{"b":"202290","o":1}