ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Куда ж ему деваться, бедняге!

Я включился в треп, больше слушая, чем говоря сам. Дудочка, которой рыцарь нас ускорил, оказалась расовой абилкой, доступной раз в двадцать четыре часа, так что до города мы шли пешком. Видимо, разработчики не хотели, чтобы игроки слишком быстро перемещались по миру. Надо будет посмотреть на эту тему форумы, а то я пока только о караванах НПС знаю.

– Пал, ты идешь с нами?

– Вацек!

– Ила, я обещал парням!

– Иду. Ила сердится, а раз красивая девушка так негодует, то зрелище наверняка стоит того!

– Пф-ф!

Мы прошли улицами в часть города, которую я раньше не посещал. Судя по вывескам – зона развлечений. Всяких развлечений.

Совсем всяких.

«Экзотические танцы Барры-Марры!»

– Нам сюда.

– Уверен? На вывеске совсем не люди нарисованы.

– В этом все и дело, пал, именно в этом.

– Пр-р-риве-е-ет, давно не ви-и-иделись!

Из тени шагнула великанша, на свету ставшая просто очень большой орчихой.

Ну очень большой. И скудно одетой.

– Тетушка Барра-Марра знает, что вам нужно! Но есть ли у вас денежки?

Вацек отсчитал монеты. Судя по ценнику, это стоило по пятьдесят серебрушек на человека. Ила, несмотря на все негодование, не отставала.

– Сюда, сюда. Место есть, и вас уже ждут. Тетушка позаботится, сюда.

Местом было подобие кабинета с полукруглой эстрадой и классическим шестом. Вокруг – семь стульев, так что разместились с удобствами; перед эстрадой – подобие столика. От остального зала кабинет отделялся занавесью, тут же задернутой уходящей орчихой.

– Пал, я тебе говорил насчет модулей? У тебя вирт комнатный?

– Да. – До меня дошло. – Предлагаешь принести сюда стул?

– Точно! И хавчик не забудь. Рекомендую пиво, под него отлично идет!

Я снял шлем и сбегал на кухню. В лесу я успел наскоро перекусить в перерыве между истреблением белок и геноцидом кабанчиков, но сейчас снова почувствовал голод. Побросав на тарелку что попало, сунул ее на полминуты в микроволновку и вернулся в комнату, волоча за собой стул.

– Садись за стол. Хавчик на тарелке? Поставь на него. Сядь на стул. И скажи волшебное слово: «синхронизация».

– Синхронизация. – Комната дернулась, один из стульев переместился ко мне. Не полная модель, конечно, но очень близко.

– Считка может быть настолько детальной?

– А ты не знал? В любом трактире вирт имеет эту опцию. Ты ешь в реале, а тут обсчитывает все и подстраивается.

– Только еду показывает?

– Ну, я никогда не слышал, чтобы вирт был в туалетах…

А я слышал. В Хаосе полно вирт-роликов самых разнообразных.

– Ладно, не мешайте есть!

– Не будем. Вот, кстати, и первая.

Занавеска эстрады отдернулась, и я понял, почему на вывеске было «Экзотические танцы», а не какие-либо другие.

– Ксенофилия. О боги, куда я попал!

– Ничего страшного, паладин! Это компьютерная модель, все абсолютно законно. И вообще, раз ты Комедиант, то соответствуй! Ты должен улыбаться, глядя на это, и у тебя должна быть сигара. У тебя есть табак?

– Не курю.

– Зря! Хоть в игре-то можно было бы! Интересно, а можно электронную сигарету за модуль выдать?

Я закатил глаза, показывая возмущение, но про себя отметил уместность проверки. Вдруг да?

Стоявшая на сцене женщина тихо зашипела и махнула чешуйчатым хвостом.

Не змея, скорее ящерица. Темно-синий рисунок чешуи, янтарные глаза, скользящие движения с нечеловеческой грацией. Из-за стены послышалась музыка, и танцовщица начала свой танец.

Признаться, я был впечатлен. Вкрадчивая пластика, хвост, музыка, тени от тусклого света – все это сливалось в одно зрелище, бившее наповал.

Виртуал-стриптизов в Сети полно, выбирай на любой вкус: кто из офисных рабов, придя домой, не заходил на соответствующий сайт и не заказывал хоть живую, хоть программную танцовщицу? Достаточно очков, компа и учетки с отметкой о совершеннолетии. Можно даже бесплатно; если нет денег на профессионалку, то и любительниц полно. Но это было совершенно иным.

Обнажения, кстати, не наблюдалось, это были именно экзотические танцы. Я в очередной раз мысленно снял шляпу перед разработчиками: за одним только таким зрелищем стоило идти в «ТС».

За всю программу танцев не было ни одной женщины более-менее человеческого вида. Ящерицы разных видов, гоблинки, зверолюдки, даже сильфа. Каждый раз – новая музыка, иной танец, другие наряды.

– Ну что, пал, понравилось?

Ила негодующе фыркнула.

– Да. Спасибо, я не знал о таком.

– Ха! А я пришел, как раз когда об этом услышал. И потом уже начал прокачиваться.

– На плату зарабатывал?

Вацек хихикнул:

– Ну, можно и не только на это деньги тратить.

– Так, стоп! Я паладин, поборник чистоты и вообще белый и пушистый! Изыди, демон, не искушай! А то я все деньги тут солью!

Теперь смеялась даже Ила.

– Ничего, мы тебя еще научим плохому!

– Лады, сэнсэй, договорились. Мне пора. Спасибо за группу, ребята, надеюсь, завтра все встретимся. Пока! – Под прощальные шутки я вышел из комнаты.

В тени шевельнулась орчиха.

– Уважаемая, принято ли у вас давать чаевые танцовщицам?

– Тетушка Барра-Марра передаст деньги. Понравилось?

– Исключительное зрелище. Приятно убеждаться, что красота есть во всем.

– Странные слова от воина храма.

Тон орчихи был задумчивым.

Я отсчитал три золотых и быстро ткнул в кнопку подтверждения.

– Воин, храмовник, священник. Все – слова. Главное – поступки. Спасибо за программу, передайте мою благодарность танцовщицам. Наверное, я еще не раз зайду к вам.

– Что же, думаю, всегда найдется место для ценителя. Доброго пути.

– Доброй ночи.

Выйдя из заведения, я медленно пошел по городу. Вечерние хлопоты горожан проходили мимо, тихо гудела дорожка под ногами, кивали в ответ сменившиеся стражники. Настроение было задумчивым донельзя.

Во дворе храма было все еще многолюдно, но в святилище только у одной из стен возились со щетками служки.

Я остановился у алтаря. Синий цветок, белый камень.

– «Небо синее в цветке, в горстке праха – бесконечность; целый мир держать в руке, в каждом миге видеть вечность»[4].

– Прости, брат паладин, я не расслышал.

Могут ли программы распознавать поэзию?

– Это стихи. Старые, но неплохие, как мне кажется.

Священник задумался, потом кивнул:

– И подходящие для этого места. Ты задумался о Ней?

Я пожал плечами:

– Не знаю. Смотрю на алтарь, хочу подарить Ей что-нибудь, но ничего нет. Ни добычи, ни покупки. А класть на этот камень деньги даже не кощунство – просто глупость.

– Положи их в кружку пожертвований. Или отдай нуждающимся. Или обнови доспехи. А Ей достаточно того, что ты думаешь о Ней в бою.

– В бою, брат, я думаю о том, как сразить врага. Как прикрыть союзника. Там нет времени для мыслей о высоком, выжить бы.

– Мне кажется, что и этого уже достаточно.

«Вы получили благословение храма».

«Репутация повышена на 15!»

– Вам не казалось, что за некоторые вещи не стоит благодарить?

Священник помолчал. Потом пожал плечами.

– Иногда. Но лучше сказать о своей благодарности.

Я молча поднял руку.

– Свет Ее да пребудет на тебе!

Стоявший рядом со священником «новичок храмовой стражи» дернулся, завертел головой, разглядывая синие тающие искры благословения, а потом с задержкой поклонился. Явно игрок.

– Будем считать, брат, что этого хватит. Пойду отдохну, сегодня был нелегкий день.

– Ступай, брат паладин. Свет Ее да пребудет на тебе.

Комната. Шкаф.

– Комп – выход. Завершение работы.

Долгий денек.

Не люблю ложиться до полуночи, но постель манила.

Надо что-то решать с нагрузками. С этой мыслью я отключился.

27

– Отдыхаем!

Вацек обошел тушу очередной белки-мутанта и прошел к кустам, планируя наши дальнейшие действия.

вернуться

4

Из стихотворения Уильяма Блейка «Изречения невинности» (перевод В. Л. Топорова).

37
{"b":"205027","o":1}