ЛитМир - Электронная Библиотека

Слова Элли, похоже, не вызвали у Картера сильного удивления.

– Как бы то ни было, теперь ты точно знаешь, что она Ночную школу не одобряет, – произнес он. – Ничего нового в этом нет. Все знают, что ей несколько раз предлагали поступить туда, и она всякий раз это предложение отклоняла. А до нее, позволь тебе заметить, никто себе такого не позволял. Думаю, тут все дело в глубоких противоречиях с отцом. Она, конечно, его любит, но его взгляды не разделяет.

Элли вскинула голову.

– Правда? А она мне об этом и словом не обмолвилась. Просто сказала как-то, что отец настаивал на ее поступлении, но она отказалась.

– Тут уже ничего не поделаешь, – пробормотал Картер. – Она действительно ненавидит Ночную школу.

– Но почему? – спросила Элли. – Что в ней такого ужасного?

– Рейчел, как ты знаешь, очень умная девочка и отлично разбирается в политике. Более того, уже сейчас имеет собственные политические взгляды, не совпадающие со взглядами отца. И это вполне объяснимо. Она ратует за справедливость, а Ночной школе как раз справедливости и не хватает. Так было всегда. Ведь ее руководство стремилось и стремится облегчить существование ребятам из богатых семей. Но им и без того живется легче, чем детям простых смертных. – Картер скрестил ноги. – Но думаю, дело не только в этом. Как я уже тебе говорил, мне кажется, что у нее конфликт с отцом. И не только на почве политики. Расспроси ее как-нибудь. Возможно, тебе она об этом расскажет.

У Элли от волнения перехватило спазмом желудок.

– Надеюсь, она не слишком сильно на меня разозлилась. Возможно, в тот момент я действительно показалась ей глупой и наивной. Но я не такая. Просто… я вообще ни о чем тогда не думала.

Картер хохотнул, но в следующее мгновение снова стал серьезным.

– Знаешь что, Эл?..

В его голосе проступало сомнение. Не понимая, в чем дело, Элли озабоченно на него посмотрела.

– Я рад, что тебе представится шанс научиться защищать себя. Само по себе это дело неплохое. Но меня, как и Рейчел, не покидают опасения на твой счет. Я не слишком доверяю людям, которые руководят Ночной школой, и не раз тебе об этом говорил. – Она открыла было рот, чтобы что-то сказать, но он приложил к ее губам указательный палец. – Да, ты вправе обвинить меня в лицемерии, поскольку я посещаю эту школу и одновременно позволяю себе ее критиковать. Впрочем, у меня имелись собственные причины для поступления. Но из этого вовсе не следует, что я хочу, чтобы ты тоже увязла в этом болоте. Это пугает меня более всего.

– Вот в чем дело… – протянула Элли, отводя его палец с губ. Потом села на постели прямо, погладила Картера по щеке и сообщила во всех подробностях, о чем говорила с матерью и Изабеллой, завершив свой рассказ следующей сентенцией: – Не могу отделаться от впечатления, что я в каком-то смысле всю свою жизнь ходила в эту самую Ночную школу, просто не знала об этом. И еще: мне кажется, что это может мне теперь помочь… как бы правильнее сказать… Избегать ненужного риска? Остаться в живых?

Выслушав ее, Картер долгое время молчал, глядя в сторону, потом повернулся и одарил ее взглядом своих проницательных темных глаз.

– О’кей.

– В каком смысле? – осторожно спросила Элли.

– В смысле Ночной школы. – Картер выпятил челюсть и сжал губы в нитку. – Ты действительно должна научиться защищать себя. На данный момент это самое главное. А посему добро пожаловать в наше странное сообщество. Надеюсь, там тебе очень не понравится.

Глава шестая

Откуда-то из темноты до нее доносились голоса, выкрикивавшие ее имя. Подхлестываемая этими выкриками, Элли неслась, как ветер.

Через некоторое время голоса стали затихать, а потом и вовсе умолкли.

Ночь стояла ясная, и свет висевшей над головой луны, отражаясь от крон деревьев, превратил лес, по которому она бежала, в волшебное колышущееся море синеватых и голубоватых теней.

Она не знала, куда направляется, и зачем бежит, но в глубине души понимала, что ей ни в коем случае нельзя останавливаться. И продолжала нестись среди деревьев, хотя дыхание у нее сделались частым и прерывистым, а легкие жгло, как огнем.

Неожиданно краем глаза она заметила призрачный силуэт, бегущий в ее сторону. Его странные порхающие движения напомнили ей неровный полет летучей мыши, но это был явно человек. Остановившись на секунду, чтобы перевести дух, Элли крикнула в темноту:

– Эй, кто там?

Но ответа не последовало.

А в следующее мгновение она задохнулась от ужаса, потому что тень оказалась совсем близко – и тут же скрылась за стволом.

– Это уже не смешно! – крикнула она и почувствовала, что ее начинает сотрясать дрожь. В лесу определенно происходило что-то непонятное и пугающее. И не только в лесу. Ей вообще многое казалось непонятным и странным. Куда она бежит? И почему оказалась среди ночи одна в лесу? При мысли об этом у нее на коже выступили мурашки.

Неожиданно у нее за спиной послышался хруст веток, и она услышала рычание.

* * *

Элли проснулась от собственного сдавленного крика, села на постели прямо и, прижав к груди одеяло, обвела испуганным взглядом темную комнату. Какое-то мгновение она не понимала, где находится. Комната казалась ей незнакомой, да и мебель была расставлена по-другому. Но потом все вспомнила.

– Киммерия, – пробормотала она, вновь укладываясь в постель. – Я в Киммерии. – Она закрыла глаза. – А значит, в безопасности.

* * *

Быстро проглотив завтрак и извинившись перед Джу, Элли выскочила из столовой и двинулась в направлении библиотеки в надежде найти там Рейчел. Она просто обязана помириться с ней. Ссора с подругой еще до начала учебного семестра совершенно не входила в ее планы.

В помещении библиотеки маляры с лязгом устанавливали раздвижные металлические лестницы; валявшиеся на полу длинные толстые палки с малярными валиками на концах напоминали срубленные стволы молодых деревьев. По углам стояли большие канистры с красками, наполнявшие воздух резким запахом.

Проскользнув мимо рабочих, Элли устремилась в находившуюся в дальнем конце помещения длинную комнату, где находился длинный металлический стол, за которым Элоиза и Рейчел сортировали пострадавшие от пожара книги и раскладывали их по картонным ящикам, предварительно обернув шуршащей папиросной бумагой. Они обращались с толстенными, в кожаных переплетах томами с такой нежностью, как если бы упаковывали хрупкие и изящные хрустальные вазы.

Прижав по привычке дужку очков пальцем к носу, Элоиза вопросительно на нее посмотрела.

– Можно мне пару минут поговорить с Рейчел? – спросила Элли.

Элоиза некоторое время переводила взгляд с Элли на Рейчел и обратно. Рейчел старалась не смотреть на подругу, и библиотекарша поняла, что между девочками пробежала черная кошка. Наградив Элли сочувственным взглядом, Элоиза выдвинула на середину стола один из упакованных ящиков.

– Отнесите-ка его в автобус. Для одной ящик тяжеловат, а для двоих будет в самый раз.

Элли и Рейчел, подхватив ящик с разных сторон, двинулись к задней двери. На улице рядом с выходом стоял белый микроавтобус. Водитель разговаривал по сотовому и не обратил на девушек никакого внимания.

Влажный утренний воздух оставлял на коже и волосах мельчайшие капельки. Утро выдалось серенькое и тихое, его тишину нарушали только хруст гравия под ногами девушек да монотонный голос шофера. Девушки не без усилия подняли ящик и погрузили его в машину.

– Прости, Рейч, – неожиданно сказала Элли. – Я была слишком занята собой и собственными чувствами. Нехорошо было забыть о твоих.

На лице Рейчел отразилось облегчение, и она быстро заговорила:

– И ты прости. Ты должна делать то, что хорошо для тебя. Не можешь же ты стать мной!

– Просто… – Элли прочертила носком туфли бороздку в гравии. – Просто мне придется так поступить, Рейч. И отнюдь не потому, что я верю тем, кто всячески превозносит Ночную школу. Так надо – вот все, что я могу сказать тебе по этому поводу. А между «надо» и «хочу» – большая разница. Но как бы то ни было, я должна наконец научиться защищать себя. Кроме того, там я узнаю больше о своей семье. И самое главное, там я, возможно, узнаю правду о судьбе Кристофера. Есть люди, которые что-то знают о нем, но сообщать мне не считают нужным.

13
{"b":"205767","o":1}