ЛитМир - Электронная Библиотека

– Слушай, прекрати ныть…

Девушки повернулись на голос и увидели Рейчел. Ее сопровождал высокий привлекательный молодой человек со светло-каштановой челкой, падавшей на глаза.

– Привет, Рейч, привет, Лукас, – сказала Элли.

– Вы из столовой? Молодняк не затоптал? – осведомилась Джу, протягивая руку к низенькому кофейному столику за свежим номером журнала.

– Новичков действительно слишком много. – Лукас без всяких церемоний плюхнулся в кресло, помещавшееся напротив дивана. – Но мы отступили вполне благополучно.

– И с честью, – добавила Рейчел, опускаясь на оттоманку рядом с креслом Лукаса. – Хотя численное превосходство было подавляющим.

– Эту вольницу необходимо укротить, – произнесла Джу, пролистывая журнальные страницы, на которые лишь изредка поглядывала.

– Элли, – сказал Лукас. – Мы встретили в коридоре Картера. По-моему, он тебя разыскивает.

Элли, зевнув, поднялась с дивана и неспешным шагом направилась к выходу.

Выходя из комнаты, она наткнулась на группу новичков, толпившихся со смущенным видом в дверях.

– Даже телевизора нет, – пробормотал один из подростков. – Да я в этой школе со скуки помру.

– Нет компьютеров, – произнес другой с ноткой отчаяния в голосе. – Ни единого. Что, спрашивается, мы будем здесь делать?

Элли уже отошла от комнаты отдыха довольно далеко, но третью реплику расслышала полностью.

– Кто бы знал, как я ненавижу сейчас своих предков!

Глава седьмая

Картер стоял у двери в главный зал и, опершись о нее спиной, читал какую-то книгу. Книга до такой степени увлекла его, что когда Элли подошла и встала напротив, он ее не заметил. Прямые темные волосы падали ему на глаза, и когда он характерным жестом, который ей так нравился, отвел их со лба, она вздохнула.

Он резко вскинул голову, и их глаза встретились.

– Привет, – сказала Элли.

Картер пристально взглянул на нее.

– И тебе привет, Элли.

Когда он вот так вот смотрел на нее, Элли всегда немного нервничала, словно опасаясь, что его взгляд способен проникнуть в самые заповедные уголки ее души.

– Что читаешь? – спросила она, чтобы отвлечь его внимание.

Он вытянул руку и привлек девушку к себе, так что у нее перед глазами оказался корешок книги.

– Воннегут? Впервые слышу. – Она насмешливо взглянула на Картера. – Его, что ли, нам предстоит изучать в этом семестре?

Улыбнувшись и покачав головой, он сказал:

– Нет, Воннегут в программу семестра не входит. Просто он мне очень нравится, я прочитал все его книги. И тебе советую – они потрясающие.

Тут он захлопнул книгу и осторожно отворил дверь. В следующее мгновение они с Элли, негромко и чуть смущенно посмеиваясь, проникли в главный зал Киммерии.

В нем не было ни единой души, а мебель же находилась на своих привычных местах, как и до пожара. Все, что там хранилось во время ремонта, давно вынесли, и теперь зал вновь поражал своей огромностью и высотой сводов. По большому счету он снова сделался бальным залом, каким его задумал архитектор, тем более часть столов и стульев стояли штабелями вдоль стен, оставляя достаточно места для танцев, так что Элли и Картер могли хоть сейчас открыть танцевальный сезон.

– И что мы здесь делаем?

В его улыбке было столько желания, что у Элли по спине волной прошла дрожь.

– Просто так… хотим немного побыть вдвоем… Ведь сюда обычно никто не заходит.

Сказав это, Картер положил книгу на ближайший стол и, взяв Элли за руку, увлек в глубь комнаты. Не без сопротивления она последовала за ним, не сводя с него глаз.

– Последний романтический вечер, который здесь устраивали, имел весьма далекое от романтики завершение, – продолжил он. – Но нам вполне по силам это исправить.

Когда они почти добрались до противоположной от двери стены, Картер остановился, заложил левую руку за спину, а правой обхватил Элли за талию. Девушка опустила руку ему на плечо и, когда он закружил ее в вальсе, почувствовала сквозь тонкую материю рубашки, как в танце напрягаются, расслабляются, вновь напрягаются и расслабляются его мышцы.

– Что происходит? – спросила она, глядя на него сверкающими от сдерживаемого смеха глазами.

– Ты слышишь музыку?

Она наклонила голову набок, как если бы и вправду прислушивалась.

– Нет.

Тем не менее он с серьезным лицом продолжал в полной тишине кружить ее в танце. Это показалось ей таким забавным, что она не выдержала и расхохоталась.

– По-моему, ты совершенно не стараешься, а только смеешься, – прошептал он едва слышно ей на ухо, нежно прикусив зубами ушную мочку, отчего у нее на спине и руках выступили мурашки. – А чтобы проникнуться романтикой этого места, надо постараться.

Она запрокинула голову, открывая ему доступ к шее, и он принялся покрывать ее поцелуями. Его губы совершали путешествие от подбородка до выреза блузки – и обратно. Потом он начал целовать ее за ухом и в покрытое нежным пушком место на виске, где пульсировала голубая жилка. Потом снова переключился на подбородок и горло. Это была долгая, блаженная и сладкая пытка, и по прошествии некоторого времени Элли прижалась к нему всем телом, словно пытаясь тем самым дать ему понять, чтобы он не останавливался.

Приблизив наконец губы к ее губам, он прошептал:

– Ну а теперь? Теперь ты слышишь музыку?

– Слышу… – произнесла Элли хрипловатым голосом. Она больше ни о чем не думала, только ощущала и чувствовала.

Приподнявшись на цыпочках, она запустила пальцы в его шелковистые волосы и притянула еще ближе к себе. А в следующее мгновение губы Картера мягко и настойчиво раскрыли ее собственные. Поцелуй был таким долгим, что она стала задыхаться, но не обращала на это внимание. Ей хотелось одного: чтобы он никогда не разжимал объятий, и целовал ее везде, куда только доберутся его губы.

Он будто услышал эти мысли и, продолжая поцелуй, принялся освобождать край ее блузки из-за пояса юбки. Элли, вся дрожа, положила ладони ему на грудь и почувствовала, как сильно и часто забилось его сердце, когда он коснулся кончиками пальцев теплой кожи у нее на спине.

– Ты дрожишь, – прошептал он. – Тебе нехорошо? Мне остановиться?

Она покачала головой, не доверяя своему голосу и опасаясь, что он может сорваться. Потом уткнулась лицом ему в грудь, вдыхая чистый запах его тела, смешивавшийся с ароматом сандалового лосьона.

– У тебя такая нежная кожа, такая гладкая… – произнес он, все еще гладя ее по спине. – Я хочу поцеловать тебя… там.

– Я тоже хочу этого, – сказала она так тихо, что тут же задалась вопросом, может, она только подумала об этом, но не произнесла вслух?

Картер потянул ее вниз, так что они оба оказались на коленях на деревянном полу. При этом он ни на дюйм не отдалился от нее и все так же продолжал покрывать поцелуями ее лицо.

– Я не хочу… – Он прижал ее к себе еще крепче, так что она ощутила всем телом исходивший от него жар. – …не хочу сделать тебе больно, причинить тебе вред.

Элли чуть нахмурилась.

– Как же иначе? Разумеется, ты никогда этого не сделаешь.

Он поднял руку, провел пальцем у нее по лбу, потом по носу и прикоснулся к ее губам, обведя, словно кистью, кончиком пальца их контур.

– Просто… ты мне нравишься, Элли Шеридан, – прошептал он, рассматривая ее губы. – Очень нравишься.

У нее перехватило дыхание.

– Ты тоже мне нравишься, Картер Уэст. Очень нравишься.

Левой рукой она взяла его за запястье и положила его ладонь себе на грудь, чтобы он мог ощутить, как сильно бьется у нее сердце.

– Понимаешь? – прошептала она. – Мы оба чувствуем одно и то же.

Его глаза потемнели от страсти, и он поцеловал ее с такой силой, что, сам того не желая, повалил на пол. Она легла на спину и теперь смотрела на него снизу вверх. В следующее мгновение его пальцы прикоснулись к верхней пуговке у нее на блузке, а в глазах появилось вопросительное выражение.

Он спрашивал у нее разрешение.

16
{"b":"205767","o":1}