ЛитМир - Электронная Библиотека

Потом она обвела рукой пустое пространство, где прежде громоздились до потолка массивные книжные шкафы.

– Стоявшие здесь на полках книги представляли собой, преимущественно, современные издания, которые недорого стоят. А вот старинные фолианты на древнегреческом и латинском языках находились в дальнем конце помещения и практически не пострадали. Ничто не сгорело и не пропало бесследно, а те немногочисленные антикварные книги, которые все-таки получили повреждения – преимущественно от воды при тушении пожара, – сейчас находятся в руках лучших в мире реставраторов, и мы не сомневаемся, что их удастся спасти. Как видишь, – тут она изобразила на губах улыбку, исполненную сдержанного оптимизма, – все могло быть гораздо, гораздо хуже…

Но Элли ее слова не успокоили. Она видела вокруг себя лишь хаос и запустение, но решила свои мысли по этому поводу не озвучивать, так как догадывалась, что Элоиза страдает куда больше, чем хочет показать.

Вместо этого она одарила библиотекаршу слишком бодрой улыбкой.

– Полагаю, все еще можно восстановить. Скажите скорей, что я должна делать?..

Глава четвертая

– Никак не дотянусь до того места. – Элли указала на сегмент закопченной стены, до которого не доставала выданная ей щетка-скребок. – Даже если встаю на цыпочки.

Боб Эллисон посмотрел, куда она указывала, поверх тонкой, похожей на проволочную, оправы своих очков.

– Плюнь, не расстраивайся. Отскреби, что сможешь, а потом придут ребята с лестницами и займутся верхней частью стен и потолком.

Смотритель пришкольной территории мистер Эллисон теперь занимался организационными вопросами и контролировал ремонтные работы. Он-то и включил Элли в команду «чистильщиков», в задачу которых входило убрать со стен библиотеки следы гари и копоти и подготовить их к покраске. Подтянув огромные, до локтя, желтые резиновые перчатки, Элли окунула щетку-скребок, рабочая часть которой не уступала размерами здоровенному кирпичу, в ведро с моющим составом и с таким усердием принялась оттирать стену, что скоро по ней потекли потоки грязной мыльной воды, стекавшие на расстеленный на полу брезент.

– С айпэдом веселее бы работалось, – пробормотала она, надраивая изо всех сил стену.

Но Киммерия в свои владения продукты современных технологий не допускала – так что плазменные телевизоры, мобильные телефоны и компьютеры здесь отсутствовали.

– Да ничего подобного.

Услышав знакомый голос, Элли мгновенно повернулась и увидела стройную девочку с короткими светлыми волосами и нехарактерной для нее застенчивой улыбкой.

– Ничто не сможет привнести веселье в этот тяжелый, отупляющий физический труд.

– Джу! – Элли швырнула щетку в ведро с такой силой, что из него выплеснулась мыльная вода, и устремилась навстречу подруге. – Боже! Как же я рада видеть тебя…

Опасаясь увидеть в глазах Элли скрытую настороженность или даже враждебность, Джу тем не менее храбро выдержала ее взгляд.

– Правда? А я, признаться, сомневалась…

Нервный срыв и предательство Джу в конце летнего семестра превратили и без того непростое существование Элли в Киммерии в настоящую пытку. Это не говоря уже о том, что именно бой-френд Джу убил их общую подругу Рут во время знаменитого школьного летнего бала. Джу знала об этом, но хранила молчание, покрывая это преступление, что сказалось не лучшим образом на ее психике.

Но Элли в конце концов простила ее. Она сама три раза находилась под арестом и знала не понаслышке, что значит сделать неверный выбор.

– И совершенно напрасно, – сказала Элли, после чего, увидев у ног Джу ведро с мыльным раствором, а в руках – швабру-скребок, быстро сменила тему. Сейчас было не время ворошить прошлое. – Тебя что – тоже записали в команду «чистильщиков»?

Джу кивнула.

– В таком случае ты можешь стать моим айпэдом. Мистер Эллисон! – Элли повернулась к смотрителю пришкольного участка, исследовавшему взглядом исписанный бумажный лист, прикрепленный зажимом к пюпитру. – Вы не против, если Джу будет работать вместе со мной?

– Если вы будете работать не меньше, чем болтать, – притворно нахмурился он.

– Дивная субстанция, – сказала Джу, ставя свое ведро рядом с ведром Элли. – Ты давно вернулась?

– Около двух часов назад. А потом мы взглянули на это место… – Элли махнула щеткой на закопченные стены библиотеки, – и…

Джу с громким щелчком натянула на руки резиновые перчатки.

– Рейчел приехала с тобой?

– Да. Сейчас она вместе с Элоизой и ребятами из бригады реставраторов осматривает старинные книги. – Элли подняла щетку и принялась энергично тереть стену. – Определенно ей досталась работа получше нашей.

– Это точно, – откликнулась Джу, после чего повернулась к Элли. – Я слышала о том, что случилось в Лондоне. Ты в порядке?

– Как выяснилось, чтобы догнать меня, четырех здоровенных парней с военной выучкой оказалось недостаточно, – пошутила Элли.

– Мне примерно так и сказали, – ухмыльнулось Джу.

Но не прошло и минуты, как она вновь посерьезнела и, понизив голос, спросила:

– Среди них случайно не оказалось Гейба? Я имею в виду, он лично тебя не преследовал?

Шокированная Элли разом опустила щетку.

– Что ты, Джу, что ты… Эти парни показались мне гораздо старше. Лет по двадцать пять – а то и больше. И конечно же Гейба среди них не было. Я вообще никого из них раньше не видела.

– Хорошо. – Джу снова зашуршала щеткой по стене, покачивая головой в такт своим мыслям. – Мне просто не хочется верить, что… – Она замолчала, не закончив фразы, и стала ожесточенно тереть щеткой стену, глядя в сторону, чтобы Элли не могла видеть ее лица.

Элли с отсутствующим видом тоже продолжала работать, задаваясь вопросом, что бы такое сказать Джу. Наконец спросила:

– Получала от него какие-нибудь известия… хм… в последнее время?

Джу отчаянно замотала головой и, повернув голову, одарила Элли таким исполненным печали взглядом, что у той невольно сжалось сердце.

– Ты в порядке? – спросила она.

Джу перестала орудовать щеткой, но прошло не меньше минуты, прежде чем она ответила.

– Не знаю, что и сказать, – очень медленно произнесла она. – Когда все разъехались и в наполовину сгоревшем здании нас осталось всего несколько человек… то, не скрою, у меня на душе заскребли кошки. – Она говорила таким тихим голосом, что Элли едва разбирала ее слова. – Что-то вроде чувства ответственности стало мучить. Будто я могла все это предотвратить, но не предотвратила.

Прежде чем Элли успела придумать, что на это ответить, Джу заговорила снова, но на этот раз более громко и уверенно:

– Но Изабелла и Элоиза повели себя по отношению ко мне просто чудесно. Даже к психоаналитику возили. И все они пытались дать мне понять, что я не самый плохой человек на этой земле. И это здорово мне тогда помогло. Тем не менее… даже не знаю, как сказать… временами я все еще чувствую себя величайшей злодейкой на свете.

Она рассмеялась высоким надтреснутым смехом, словно хрустнул тонкий ледок под сапогом. В этот момент Элли захотелось окончательно выбросить из головы все дурные мысли, связанные с этой девочкой. В конце концов, не она же убила Рут, верно? Это сделал Гейб. С другой стороны, Джу никому об этом не сообщила – даже после того, как Гейб признал свою вину. И продолжала держать рот на замке даже тогда, когда он угрожал расправиться с ней.

Вот когда наша дружба дала трещину.

Но Джу продолжала выжидающе смотреть на нее своими кристально-чистыми голубыми глазами, и со стороны можно было подумать, что она всем сердцем жаждет услышать от нее слова прощения. И не без оснований. Ведь в свое время они с Джу считались ближайшими подругами. Пока… пока все не пошло наперекосяк. Впрочем, Джу, если разобраться, и впрямь не такая уж плохая девчонка. Просто ей не хватает… внутреннего стержня… Как же, дай Бог памяти, назвала ее Рейчел? Вспомнила – «хрупкой». Вот как.

Поэтому, заговорив, Элли очень тщательно подбирала слова:

8
{"b":"205767","o":1}