ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я с вами пойду. Дайте оружие.

Консерва удовлетворенно хмыкнул, подмигнул Шкуре – словно в продолжение старого спора.

– Зачем тебе это? – поинтересовался Шкура, впервые обратив внимание на Маха.

– Боюсь, долго будете возиться, – просто сказал Мах. – А у меня совершенно нет времени.

Глава четвертая

– Что происходит, Прыщ? Ты слышишь меня?

Гор наблюдал за странными маневрами старой баржи, что болталась в пространстве на расстоянии нескольких сот мер. Известно, что Космос – тесная штука. По не понятным законам мирозданья корабли при выходе из прыжка стремятся к себе подобным. Оттого в бескрайних просторах Вселенной так легко наткнуться на знакомое лицо. Правда, не всегда это лицо вызывает восторги…

– Странно, – проговорил Вожак, с трудом отвлекаясь от управления. – Я думал, этот корабль мертв. Ведь такие давно не летают – просто запрещено из соображений безопасности для экипажей и планет…

– Это в Конгломерате они не летают, – заметил Гор. – Не забывай: это Вольные миры, здесь свои законы. Точнее – их отсутствие. Так ты считаешь, этот корабль опасен?

– Простой транспортник, – пожал плечами Прыщ. – Примитивная баржа сбросного типа…

– Тогда почему он движется к нам? Может, не видит? Мы же заглушили реактор…

– На таком расстоянии не увидеть нас невозможно, – возразил Прыщ. – Силуэта достаточно, чтобы бортовой сервер почуял преграду.

– Может, предупредить его?

– Нельзя включат передатчики, – покачал головой Прыщ. – Если местные засекут сигналы боевого корабля Конгло, в эфире такой крик поднимется…

– Тогда, может, сманеврируем слегка, как говорится – от греха подальше?

– Это где так говорится?

– На Земле.

– С ума сойти, – покачал головой Прыщ, легко отклоняя бриг с курса странного корабля. – На Земле, оказывается, еще и разговаривают. А я думал, там гнилое болото, в котором какие-то дикари живут…

– Не без этого, – туманно сказал Гор. – Мне кажется, или он действительно следует за нами?

– Похоже… – настороженно сказал Прыщ, и вдруг напрягся. – Да это же рейдеры… Грязный сервер! Как же я так попался?!

– Что, что такое? – непонимающе проговорил Гор.

По кораблю разнесся глухой гул: набирал реактор набирал мощность.

– Не успеем… – глядя на широкую панель, сказал Прыщ. – Они дойдут до нас, прежде, чем активизируется защита…

– А пальнуть из чего-нибудь?..

– Гор, ты не слышишь меня?! У нас нет энергии!

Не прошло и минуты, как корпус брига тряхнуло, а обшивка застонала, обдираемая грубым металлом. Несколько ощутимых ударов: это впивались абордажные лапы.

– Беги в трюм, к яхте! – крикнул Вожак.

– А как же ты? – Гор в замешательстве замер.

– Я не могу покинуть судно! – твердо сказал Вожак. Видно, что-то случилось с душой бывшего предателя. Наверное, древние инстинкты не изжить – Летун снова сжился со своим кораблем.

Гор молча кивнул и поспешил прочь с мостика. Он все еще не был уверен, что поступает правильно.

Технология абордажа отработана веками. Главное – непосредственное соприкосновение корпусов в районе собственного шлюза. Это идеальный вариант – можно резать корпус корабля-приза прямо со своей территории. Именно с таким расчетом устроены драккары – типичные корабли рейдеров.

В случае с древним транспортом ситуация усложнялась: в корпус пограничного брига уперлись пустотелые баки, и теперь предстояло бросать «гармошку» переходного трапа прямо через безвоздушное пространство. А это чревато: во-первых, возможна разгерметизация по причине ветхости самого рукава, во-вторых, его можно ненароком пробить резаком, ну и остается вариант, когда враг успеет включить защиту. Тогда все, кто окажется в рукаве, погибнут скорой, но довольно мучительной смертью.

Однако рейдеры не привыкли раздумывать. Приняв решение идти на абордаж, они действовали.

Кло и Дори, как опытные специалисты, отстрелили «гармошку» – та длинной рукой ухватилась за подбрюшье беззащитного брига. Шлеп – и эластичные «губы» впились в холодный корпус.

– Тащи резак! – проорал Шкура. Глаза его горели азартом, все выдавало в нем опытного охотника за кораблями.

Приземистый крепыш в круглых защитных очках бросился вперед с массивным агрегатом наперевес. Боевой испаритель против судовой брони малоэффективен и опасен для тех, кто им орудует: броня имеет свойство отражать множество видов излучения. Зато простой термический резак способен вскрыть корабль, как консервную банку. Во всяком случае, это касалось сторожевика: данный тип кораблей отличался высокой скоростью, но довольно низкой физической защищенностью.

В глубине рукава сверкнуло: броня поддалась.

– Чего встали идиоты! – прикрикнул Шкура. – Передовая группа – живо вперед!

– Шевелитесь – он уже просыпается! – предостерегающе добавил с мостика голос Консервы. – У вас мало времени!

Расталкивая возбужденных рейдеров, вперед протолкнулся Мах. Никто не мешал ему: каждый согласен уступить приятелю первый разряд из вражеского тукера. По ту сторону брони их ждет, как минимум, хорошо вооруженная манипула Мусорщиков. И от лишнего повода подраться они не откажутся…

В левой руке Мах сжимал сдвоенный тукер – два ствола, кустарно смотанных проволокой и посаженных на одну рукоятку. Совершенно непригодная вещь для прицельной стрельбы – заточено специально для абордажа. В правой руке был нож – вроде того, что чуть было не добрался до потрохов Одноглаза.

Мах решительно настроился – если понадобиться, пройти через трупы людей, не причинивших ему никакого вреда. Просто они оказались не в нужное время, не в нужном месте. Надо просто идти вперед – только так можно вырваться из череды обстоятельств, только так можно достичь далекой Земли…

Корявый квадрат с оплавленными краями с грохотом провалился вперед. В клубах дыма передовая группа ринулась вперед – с перекошенными лицами, ревом сиплых глоток, поливая пространство перед собой плотным огнем из всех видов оружия. Через несколько секунд рейдеры замерли в нерешительности: здесь, на орудийной палубе, никого не было.

– Попрятались, что ли? – недоуменно произнес Шкура.

И тут же в лицо ударил бешенный поток воздуха.

Корабль включил, наконец, защиту, которая тут же перерезала переходной рукав. Всех, кто еще был в рукаве, вышвырнуло в пространство. Кого-то утянуло уже изнутри брига. Остальные же вцепились во все, что только можно, ожидая пока системы безопасности зарастят борт.

Так, из всей абордажной команды на борту брига остались пятеро, включая Шкуру и Маха. Последний краем глаза отметил, что в случае необходимости, имеет высокие шансы избавиться от этих случайных знакомых.

Пока же они были нужны как прикрытие. Непонятно, что происходит на борту, отчего нападавшим оказана столько холодная встреча?

Мелкий худощавый рейдер вертел в руках увесистый прибор с образной панелью на грани.

– Не пойму, сломался, что ли? – бормотал он. – Показывает, что корабль вообще пустой!

– Как это – пустой? – не поверил Шкура.

– Всего пара меткок в районе мостика. И все!

– Похоже на ловушку, – проговорил Жало. Незадачливому картежнику тоже повезло оказаться в передовой группе.

– Все может быть, – хмуро бросил Шкура. – Надо пробиваться к мостику. За мной!

Похоже, этот негодяй прекрасно знал расположение служб корабля. Все-таки, рейдер – серьезная профессия. Надо думать, рейдерство было одним из любимых хобби торговца человеческими запчастями.

Как и следовало ожидать, все мембраны намертво задраены, и парню с резаком пришлось хорошенько попотеть. С другой стороны, корабль пуст, и это вселяло в рейдеров неуверенность. Жало отправился куда-то на разведку и вскоре вернулся встревоженный.

– Эй, Шкура! – сказал он, поправляя на ремне тяжелый тукер. – А спасательных капсул-то нет! Спрыгнули все с корабля. Наверное, еще до прыжка.

– Зачем это? – занервничал Шкура, толкнул парня с прибором. – Бриг поврежден?

20
{"b":"207272","o":1}