ЛитМир - Электронная Библиотека

– Спасательный кокон, брат… – пояснил второй, задумчиво глядя в карты. – Болтается какой-то бедолага…

– Странно, – проворчал старший, бросая карты. – Вроде никаких аварий здесь не было…

– Так, что, Кло, будем подбирать? – поинтересовался Дори, разглядывая как увеличивается на панели изображение. – Или снова сделаем вид, что ничего не заметили? О… Да ты только глянь!

На широкой панели кувыркался моргающий красными огоньками кокон, а на его фоне – человек в легком скафандре. И человек этот приветливо махал оторопевшим техникам.

– С ума сойти, – изумленно произнес Кло. – Ну, что ж, такой фокус заслуживает, чтобы его оценили…

Глава вторая

– Милый, просыпайся… Слышишь? Проснись…

Гор застонал – и открыл глаза.

Ласковый голос Нейлы проникал в душу получше, чем вой сирены. Это было и хорошо, и мучительно. Не каждый выдержит, чтобы Главный Сервер Бастиона говорил с тобой голосом погибшей возлюбленной.

Но Мим не был «каждым». Страдание и память для него – нечто гораздо большее, чем просто слова… Голос Нейлы не давал забыть о потерях и побуждал к действию.

– Что случилось, Нейла? – спросил Гор, садясь на постели, потирая виски.

С тех пор, как он стал краткоживущим, его начали навещать земные недуги. Наверное, это неизбежная плата за обретенную взамен силу…

– К Бастиону приближается корабль. Легкого класса. Предположительно – яхта. Предположительно – Сестра…

Что-то не так. Гор помотал головой пытаясь привести в порядок мысли.

– Погоди… Что значит – «предположительно»? Что же, Мах не выходит на связь?

– Именно так, милый. Я произвела запрос – корабль молчит. Что делать? Впустить его?

– Конечно, – проговорил Гор. – Хотя, погоди! Отправь на посадочную грань команду в тяжелой броне. На всякий случай.

– Хорошо, дорогой…

Гор быстро оделся и направился туда, где ожидал встретить, наконец, Маха – живого и невредимого. Похоже, он везет важные новости, раз решил соблюдать полное молчание в эфире…

У покоев Мима дежурила быстрая грузовая платформа. Раньше, когда Бастион принадлежал Эстетам, те предпочитали передвигаться пешком – это располагало к раздумьям. Но жизнь Эстета достаточно длинна – порядка пяти тысяч земных лет. Он может позволить себе такие прогулки.

Для краткоживущего подобная трата времени – самоубийственная расточительность. Мах не знал, сколько ему осталось. Зиг утверждал, что выходец из Миров Конгломерата, наглотавшийся земного воздуха, протянет не более ста пятидесяти земных лет.

Для землянина – это почти невозможный возраст. Для Мима – почти миг…

Платформа бесшумно неслась по коридорам и туннелям. Ленты переходов, шахты подъемников, решетки мостиков и пандусов, вездесущие панели образов, облегчающие связь… Как и все обитатели Бастиона, Гор имел довольно смутное представление об устройстве Бастиона.

Невозможно представить себе весь внутренний объем этого сооружения – того, что его создатели именовали Базой, а земляне просто – Луной.

Для чего создано это громадное сооружение? Эстеты считали, что исключительно для их собственного удобства. Отсюда, с дальней орбиты очень удобно наблюдать за жизнью краткоживущих – словно за лабораторными крысами.

Позже выяснилось, что в глубоких недрах таится бомба огромной разрушительной силы. Неужто, возможность уничтожения Узла событий и есть назначение Бастиона?

Земляне предпочитают считать, что яркий диск на ночном небе – удобный романтический светильник и достойная цель для их зарождающихся космических амбиций.

Правду знают только всесильные Созерцатели. Те, кто стоят надо всем, не считая нужным вмешиваться в процессы.

Хотя, по правде говоря, сейчас самое время вмешаться.

Внутренние противоречия, давно распиравшие изнутри гигантский Конгломерат Миров, в конце-концов, раскололи его. Упорядоченная, давшая тысячелетия спокойно жизни, Линейная структура общества дала сбой. Выходцы из интеллектуальной верхушки Конгломерата, всадили ему нож в спину.

Россыпь – новая сила, стремящаяся уравнять людей, независимо от происхождения – своими высокими замыслами ввергла Галактику в Смуту.

Наверное, этому обстоятельству стоило радоваться – им, защитникам одинокой крепости, отважно вставшей на защиту Земли. Любая из двух противостоящих сил могла превратить в ничто не только Землю, но и всю Солнечную систему, возникни такая необходимость. Казалось бы – какое может быть дело до маленькой окраинной планетки гигантам, увлеченным взаимным противостоянием?

Но нет. Земля – она вроде красной тряпки на корриде. Рано или поздно сюда пожалуют. Вопрос в одном: кто первый?

Огромное пространство посадочной грани было пустынно. Здесь лишь пара атмосферных шлюпов и древняя, любовно восстановленная каравелла. В глубине Бастиона хранились еще около сотни подобных судов. Но в космической войне они бесполезны – маленькие, лишенные оружия и защиты, способные лишь к перевозке небольшого количества людей. Наследие древней Конкисты – освоения Миров человеческой расой и создания огромного Конгломерата.

Заходивший сейчас на посадку корабль был иным. Не обладая оружием, совсем небольшой, он носил на себе отпечаток неслыханной роскоши. Настоящая Эстетская яхта – немногое из богатств маленького королевства Мима…

– Ну, что там? – бросил Гор, приближаясь к рядам бойцов, плотно оцепивших большой треугольник на посадочной грани. Треугольник мерцал бледно-малиновым цветом: здесь ожидалась посадка.

– Ждем… – спокойно отозвался Тик, командир Элиты.

Как и его подчиненные, он был облачен в трофейную броню, брошенную когда-то Санитарами – основной ударной силой Конгломерата. Элитой и прозвали ту часть Армии Мима, которой досталось облачение и вооружение врага, захваченные во время первой атаки на Базу. Это название прочно приклеилось – в конце концов, они действительно были особенными. Бывшие Обреченные, отравленные земной атмосферой, стали куда более эффективной силой, чем обычные выходцы из Сильной Линии.

Впрочем, когда речь заходит о количестве, преимущество не в пользу защитников Бастиона.

– Принимаю корабль! – предупредила Нейла.

Как по команде, Элита выставила перед собой оружие – удобные в ближнем бою скальпели – коварное холодное оружие с динамическим усилением удара, входящее в металл, как в масло… Впрочем, Гор заметил и пару испарителей – штука опасная в пределах Бастиона, но эффективная в случае реальной угрозы.

Посадочная грань замерцала чаще – и вот в ней, словно в продавленной тонкой резине, проявился контур корабля. Миг – и грань оплыла, оставив на поверхности сверкающую великолепием яхту. От нее еще струился к полу ледяной пар, длинные усы-синапсы нервно шарили в пространстве, но Гор уже прошел сквозь строй вперед, жадно рассматривая корабль.

– Сестра, это я! – сказал Гор. – Откроешь?

Усы-синапсы замерли, и нос яхты раскрылся, словно бутон тюльпана – странный изыск Эстетской роскоши.

– Здравствуй, Нейла! – произнес знакомый голос.

– Здравствуй, Сестра, – эхом отозвалась Нейла.

Это было странно, будто во сне: корабль общался с голосом своей давно погибшей хозяйки…

Деликатно отстранив Гора, вперед прошел Тик. Вернулся и одобрительно махнул металлизированной перчаткой.

Гор медленно вошел в изысканный салон. Он не был удивлен. С самого начала было ясно, что он зря питает иллюзии.

Маха не было.

– Я оставила его на Гамме Змеи, – сказала Сестра. – Он просил ждать его на Зирге. Но так и не пришел. Как он и просил – я отбыла через трое суток.

– Что-то я не очень понимаю… – проговорил Гор, нахмурившись. – Он остался на Гамме и просил тебя ждать на другой планете? А как он рассчитывал попасть на Зиргу?

– Он не сказал. Я лишь заметила, как он волнуется… Да, и на Зирге для тебя оставили сообщение…

– Прочитай.

– Ты не понял. Вот оно, на столике…

Это действительно странно – увидеть на низком изящном столике записку, оставленную за множество световых лет отсюда…

8
{"b":"207272","o":1}