ЛитМир - Электронная Библиотека

Я попросила Верку рассказать, как она сама выходила на сцену.

– Не напоминай мне о грустном, – скривилась подруга. – Меня сразу же отправили вон, даже второй раз пройтись не предложили. Я предполагала, что так будет, но… Лидка, мне так хочется вырваться из этого болота! Я замуж хочу! Красивой жизни, баров, ресторанов, брызг шампанского. Девки какие-то под пальмами лежат, а мы в этой дыре прозябаем! И в начале октября уже заморозки! Я не хочу зимы! Я хочу вечного лета!

На Верку иногда накатывала депрессия. На меня тоже накатывала, но меня всегда радовала Настенька. Радовала – и заставляла держаться. Моя дочь без меня не выживет. Я должна быть ей поддержкой и опорой. А Верке было не для кого жить. Она работала бухгалтером после бухгалтерских курсов, не видела для себя никаких перспектив, не могла бросить больную мать, помогала сестре справляться с племянниками, дралась с пьющими отцом и братом… И отчаянно мечтала выйти замуж за принца.

Мы расстались перед моим домом. Верка пошла дальше, я открыла калитку, зашла, а закрывая ее, увидела, что большая черная машина с незнакомыми номерами (питерскими?) медленно поехала дальше. Вроде бы за рулем сидела женщина.

Глава 3

Как я говорила, воскресенье в нашей библиотеке – рабочий день. Посетителей опять было много, но в первой половине дня. Во второй, как и следовало ожидать, их почти не осталось. Мы собирались закрыться в пять, но не успели.

В половине пятого распахнулась дверь и вошли две женщины и мужчина, которых ни я, ни заведующая никогда не видели. По вчерашним описаниям Верки я поняла, что это и есть та самая отборочная комиссия, которая приехала в наш городок искать главную героиню сериала. Да и одеты они были несколько непривычно для наших мест. У нас не носят белые пальто типа того, что было надето на молодой женщине. С нашей грязью это пальто продержится от силы один день, если не один час, – конечно, если ходить пешком. Старшая дама была облачена в нечто вязаное в зеленых тонах. Пальто? Или это как-то по-другому называется? Такой вязки я раньше не видела. И подобных одеяний не видела никогда. Вязка, скорее всего, была машинной. На мужчине была «косуха», кожаные джинсы, благодаря трехдневной щетине и стильной стрижке с длинной челкой он напоминал какого-то актера, только я никак не могла вспомнить, кого именно. Но, может, он и есть актер, и ему подыскивают напарницу?

– Вы хотели посмотреть газеты? – спросила заведующая.

Приезжие (не из нашей области) почему-то обычно интересуются местной прессой. Мы храним подшивки с советских времен. У нас неоднократно работали историки и краеведы. Я сама люблю почитать старые газеты. Так узнаешь историю родного края. И вообще можно составить представление о жизни двадцать, тридцать, пятьдесят лет назад. В нашем городе поколение моей мамы очень сожалело о тех временах. А я… Я тогда не жила, но, признаться, думала, что мама и ее подруги уж больно его идеализируют. Не так уж все тогда было хорошо. Но они были молодыми…

– Нет, мы хотели посмотреть Лидию, – объявила более старшая дама, которая разглядывала меня очень внимательно, словно рентгеном просвечивала.

Я моргнула. Заведующая странно посмотрела на гостей, потом на меня. Мужчина обворожительно улыбнулся мне. Молодая женщина в белом пальто тоже улыбнулась.

– Зачем? – спросила я.

– Может, мы присядем и поговорим? – предложила старшая дама, сняла свое вязаное пальто (или что это было), бросила на спинку стула у одного из столов, за которыми читали книги и газеты, которые не разрешается выносить из библиотеки.

Молодой мужчина и вторая женщина последовали ее примеру, и вскоре все трое уже сидели. Я какое-то время не могла оторвать взгляда от мужчины: я никогда не видела такого количества цепей на одном человеке, причем самых разных и с самыми разнообразными подвесками, включая несколько крестов. Но там еще болтался и какой-то коготь, и медальон странной формы, и винт. Что это за новая мода такая? Или он какой-нибудь сектант? Или просто придурок?

Он же рассматривал меня не менее внимательно, чем старшая дама. Но это не было мужским интересом к женщине! Это был… интерес ученого к подопытному кролику! Биолога к букашке под микроскопом. Да что же происходит-то?!

Когда я уже собиралась опуститься за свой стол, меня остановил голос дамы:

– Устройтесь поближе к нам, Лидия. Я должна рассмотреть ваше лицо. Лучше сядьте под лампу.

– Она вам что, бабочка, которую вы собираетесь усыпить эфиром и наколоть на булавку? – резко спросила заведующая.

– Нет, что вы! – воскликнул мужчина и обворожительно улыбнулся заведующей, правда, на нее это никак не подействовало. Она уже прекратила поиски мужа, и чары столичного красавчика на нее никак не действовали. Правда, на меня тоже. Он почему-то вызывал у меня раздражение. Думаю, роль сыграли цепи. – Мы, возможно, предложим Лидии работу. Странно, что она не пришла на кастинг.

– В этом нет ничего странного, – тем же резким тоном ответила заведующая, которая всегда ко мне хорошо относилась и многому научила.

Благодаря ей я здорово повысила свой образовательный уровень. Она меня направляла – советовала, какие книги стоит прочитать. Потом мы их обсуждали, спорили – в особенности в холодные зимние дни, когда у нас было мало посетителей. Зимой к нам в основном ходят школьники во второй половине дня.

– Лидия – умная, состоявшаяся молодая женщина, а на ваш кастинг ходили совсем другие, – добавила заведующая.

– Мы знаем, – как само собой разумеющееся, ответила старшая дама. – Нам не нужны те дуры, которые заявились на кастинг. В вашем городе и области нам может подойти только Лидия. Но может и не подойти.

– Я подхожу для роли в вашем сериале?! – пораженно спросила я.

– Ага, – кивнул красавчик и улыбнулся. Цепи звякнули.

Они вообще звякали при каждом его движении и невольно притягивали внимание. Заведующая морщилась при взгляде на них, вероятно, из-за крестов. Она в последние годы стала очень набожной, как, впрочем, и многие другие женщины нашего города. Хотя у моей мамы до сих пор в шкатулке хранятся партийный, профсоюзный и комсомольский билеты.

– Это я за вами вчера ехала на машине, – призналась молодая женщина. – Я вас на улице заметила и своим глазам не поверила. Наша героиня! Походка – один в один!

– Алена, помолчи, – тихо, но веско сказала старшая дама.

Алена тут же заткнулась, но заговорщически посмотрела на меня. Красавчик мне подмигнул. Но он опять не пытался со мной заигрывать. Он вроде как хотел втянуть меня в какой-то заговор.

– Я могу все-таки осмотреть ваше лицо под лампой? – спросила дама.

Я села под лампу. Заведующая опустилась за свой стол и внимательно наблюдала за происходящим. Я знала, что она меня не бросит и на нее можно положиться.

Насколько я поняла, дама осталась довольна осмотром. Все трое непрошеных гостей выглядели довольными.

– Пожалуй, мы готовы предложить вам роль… – задумчиво произнесла старшая дама.

Алена с красавчиком улыбнулись. Они выглядели счастливыми. Возможно, им надоело колесить по провинциальным городкам и устраивать кастинги. Навряд ли наш город был первым.

– А вы уверены, что я соглашусь? – ничего не выражающим тоном спросила я.

– Уверены, – отрезала старшая дама. – Это ваш единственный шанс в жизни.

– А вот про единственный шанс не надо, – ехидно заметила заведующая. – Знаете, какие гости нашего города говорят про единственные шансы? Сектанты и проходимцы. Много их тут появлялось в девяностые годы. А потом наш народ разобрался, что это за публика. Церковь у нас восстановили, люди тут православные живут и…

– Видели мы ваших православных, которые намаз совершают, – хмыкнула старшая дама. – Признаться, не ожидала, что они и в маленьких городках в таком количестве. Ладно – Москва, Питер. Но у вас-то своим работы должно не хватать!

– Мужчины пьют, рано умирают, – пожала плечами я. – Мужскую работу часто делать просто некому.

4
{"b":"208044","o":1}