ЛитМир - Электронная Библиотека

– Хорошо, – кивнул красавчик.

– Сколько вам нужно, чтобы собраться? – посмотрела на меня старшая дама. – Вам, дочери и матери? Решить вопросы в этом городе? Вроде сейчас уже не сезон для огорода, – усмехнулась она.

– А вернусь я когда?

– Если выйдете в Питере замуж… – открыла рот Алена.

– Если не выйду? Сколько будут длиться съемки?

– Это всегда непредсказуемо, – сказал красавчик. – Мы сами заинтересованы в том, чтобы все прошло побыстрее.

– Месяц? Два? Три?

– Три, может, больше, – произнесла дама. – Это только первая часть. А дальше – как пойдет. Если проект окажется успешным, будет продолжение. Мы же не сможем менять героиню на середине пути?

– И дальше вы тоже не будете платить Лидии наличные? – спросила заведующая.

– Да еще вообще ничего не сделано, а вы про вторую часть говорите! – рявкнула старшая дама. – Операция дочери – гонорар за первые серии, а там видно будет. Тут у нас уже все готово – сценарий, другие актеры. Мы только главную героиню искали. А как будет дальше, не знает никто! Ну? – повернулась она ко мне.

– Я все равно должна поговорить с мамой. Собираться нам недолго. Кстати, как мы будем добиться до Питера?

– Вас с дочерью и матерью повезет на машине Константин, – дама кивнула на красавчика. – А мы с Аленой поедем вперед своим ходом. Как раз договоримся с больницей.

– Вообще-то там должна быть очередь на операции, – заметила я. Я знала про это от родителей других больных детей, с которыми общалась на форумах.

– Деньги и связи решают все, – невозмутимо ответила дама. – Вашу дочь прооперируют сразу же, как только вы приедете в Питер. Вы убедитесь, что все прошло успешно, с ней постоянно будет находиться ваша мама, а вы начнете работать на нас. Устраивает?

– Про договор не забудьте, – напомнила заведующая.

– Не забудем, – ответила дама.

Глава 4

Трое непрошеных гостей ушли, пообещав завтра с утра – то есть часов в двенадцать – прийти уже непосредственно ко мне домой. Мы остались вдвоем с заведующей.

– Ты им зачем-то нужна, – сказала моя начальница и наставница.

Я это и без нее прекрасно понимала. Но вот зачем?

– Дело в моей внешности, – вздохнула я. – Наверное, я на кого-то похожа… Ведь эта Алена вчера долго за мной следила… Надеюсь, завтра они конкретно скажут, что от меня хотят.

– В съемки в сериале ты не веришь? – усмехнулась заведующая.

Я покачала головой.

– И правильно делаешь, – произнесла наставница. – Ты всегда была умненькой девушкой, Лида. Только тут они уже надавили тебе на самое больное – твою дочь.

– Значит, я им очень нужна, – сделала вывод я.

– На что ты готова пойти ради лечения дочери? – спросила начальница.

– На убийство – нет, – однозначно сказала я. – Хотя они навряд ли таким образом ищут киллера.

Почему-то вспомнилась женщина из Новороссийска, случай с которой активно обсуждался на одном форуме, на который я время от времени захожу. Женщина девять лет ходила по врачам – очень хотелось ребенка. Естественно, врачам приходилось платить, и обращалась она к специалистам не только в родном Новороссийске. За дорогие препараты тоже надо было платить из своего кармана. Наша «бесплатная» медицина совсем не бесплатна для большинства граждан, хотя я вполне допускаю, что для жрущих за деньги народа и за деньги народа катающихся на дорогих машинах бесплатна и она.

Потом той женщине все-таки пришлось идти на ЭКО. А это еще сто тысяч с гаком. Откуда семье взять такие деньги? Женщина работала заместителем главного бухгалтера в крупной компании, связанной с судоходством. У мужа – случайные заработки. В общем, страстно желающая ребенка дама пошла на крайние меры и увела из своей компании почти два с половиной миллиона рублей. Заметили это в компании только спустя два года… Значит, компания не очень страдала. И это, кстати, была частная компания, а женщина не была государственной чиновницей.

Все деньги она потратила на лечение, она даже дневник вела – сколько на что. Ее мечта сбылась – она все-таки родила двух здоровеньких девочек-двойняшек. Сразу после родов ее приговорили к пяти годам тюрьмы.

На том форуме в Интернете ВСЕ были на стороне этой женщины – дело шло параллельно с появляющейся все новой и новой информацией о коррупции в различных ведомствах и в частности воровстве в «Оборонсервисе» (вроде уже насчитали шесть миллиардов?) и другой мадам, сидящей в своей тринадцатикомнатной квартире и требующей прогулок и встреч с милым другом, а также параллельно с другими скандалами – трубным, мусорным и прочими. По тем делам к моменту вынесения приговора простой женщине никто не только не сел, но даже не вернул ни рубля.

Женщину поддерживали, сочувствовали, рассказывали, кто, когда и сколько потратил на «бесплатную» медицину, советовали взыскать свои издержки с Министерства здравоохранения… Много чего было. Я тоже высказалась в ее поддержку. Может, чиновники скажут, где простому человеку взять деньги на лечение при «бесплатной» медицине? Как их можно заработать честно? И почему у нас такое своеобразное «правосудие»? Почему дело бывшего исполнительного директора Пенсионного фонда России и бывшей начальницы правового отдела того же фонда (присвоение в особо крупном размере и покупка элитных квартир себе любимым на деньги, выделенные для покупки квартир нуждающимся) четыре года кочевало из одного суда в другой, а потом было закрыто по истечении срока давности? Почему им НИЧЕГО не впаяли, почему они НИЧЕГО не вернули, а несчастная женщина, которая просто хотела иметь детей, получила пять лет?

– То есть украсть ради лечения дочери ты готова? – спросила у меня заведующая.

– Так, чтобы меня не поймали, – печально улыбнулась я. – Как Настенька и мама будут без меня? Если меня посадят?

– Я не думаю, что тебя хотят заставить что-то красть… – задумчиво произнесла заведующая. – Зачем искать для этого человека по городам и весям? Но подставить могут. То есть тебя точно хотят как-то подставить. Тут тебе нужно быть очень осторожной – чтобы не сесть вместо кого-то в тюрьму. Но если вдруг на тебя заведут дело – не дай бог, конечно, но вдруг? – дави на жалость. Говори всю правду про дочь, все вали на эту семейку, показывай себя полной дурой… Ох, Лида. Лида… Знать бы заранее, где упадешь, чтобы соломки подстелить…

– Но, может, это все-таки не преступление? – высказала надежду я. – Я думаю, что это просто какой-то обман. Я должна буду кого-то изображать – того, то есть ту, на кого я похожа.

– Лида, дело связано с большими деньгами! – напомнила заведующая. – Операция твоей дочери обойдется тысяч в десять долларов. Я же помню, как ты тут рыдала, когда узнала, сколько тебе нужно собрать. Плюс тебя подготовить, плюс маму твою вывезти в Петербург… А сколько эта семейка уже потратила на кастинги? Они явно надеются получить огромную прибыль! Нам с тобой, Лида, такие деньги даже не представить!

– Но Настенька…

– Я понимаю, как дорога тебе твоя дочь. Но выслушай внимательно все, что тебе скажет эта семейка. Не бойся и не стесняйся задавать вопросы. Забудь о стеснении и интеллигентности! Не с теми людьми имеешь дело. А потом хорошо подумай. Очень хорошо. Ко мне приходи. Вместе подумаем.

Я поблагодарила заведующую и отправилась домой.

Дома все рассказала маме.

– Нет! – было первой ее реакцией. – Нет! Нет! Нет! Я не хочу лишиться тебя, Лида! Ты подумай, что будет с Настенькой, если с тобой что-нибудь случится? Я – старая. Близких родственников у нас нет. Ты хочешь, чтобы твоя дочь попала в детский дом?

Конечно, я этого не хотела. На крайний случай – у меня уже мелькала такая мысль – есть моя подруга Верка, бездетная и незамужняя, плюс она крестная мать Настеньки. Но умирать все равно не хотелось. И в тюрьму садиться не хотелось. Хотелось вылечить Настеньку, хотелось жить долго, счастливо и богато. Ну пусть не богато, а просто ни в чем себе не отказывать. Господи, когда я в последний раз покупала себе туфли? Пожалуй, на выпускной в школе. Модельная обувь в нашем городе не требовалась, да и большую часть дней в году ее просто нельзя было носить. На работу я ходила в сапогах – зимних на толстой подошве или резиновых, там переобувалась в тапки. Еще бывали периоды, когда можно было сунуть ноги в кроссовки и летнюю обувь типа «шлепанцы», которые носили женщины нашего города. Босоножки на каблуках к нам в магазины даже не привозили. У нас их не носил никто. А те мои туфли до сих пор живы. Я обувала их на торжественные случаи в институте, очень берегла… Да и лишних денег на блажь после рождения дочери у меня не было никогда, как, впрочем, и до. А модельные туфли в нашем городе считались блажью…

6
{"b":"208044","o":1}