ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Мяу! Мя-ау! – донеслось еле слышно из-под свитера, а вслед за этим появилась на свет и котеночья мордочка.

– Мя-ay! – снова просительно произнес котенок. «Смертный, он говорит, что ты спас его и дал ему пищу, хотя сам ты голоден. Верно ли это?»

– Так… Вроде бы… – растерянно одними губами произнес Вит, но он мот вообще не говорить вслух – сфинксы прекрасно могли читать мысли.

«Нам это не было известно. Ты не будешь осужден… сегодня. Мы разрешаем удалиться. Береги жизнь этого слуги богини Бает и заботься о нем».

Вит стоял, все еще не понимая, что совершенно неожиданно получил свободу и возможность двигаться. Он поглядел вниз – грифончики находились на своем месте, точно так же, как в том, прежнем Петербурге. Они были неподвижны и безмолвны.

Безмолвными сделались и сфинксы. Вит набрался храбрости и посмотрел в лицо, увенчанное короной Верхнего и Нижнего Египта. Нет, ничего особенно жуткого в этом бесстрастно-неподвижном облике не было – сфинкс спокойно возлежал на камне.

Юноша бережно убрал котенка под свитер, повернулся и медленно зашагал в сторону моста. Бежать сил уже не было – на него вдруг накатилась волна внезапной слабости. И все же он двигался, шел по собственной воле! Шаг, еще один, еще… Безмолвные каменные чудовища остались позади. И, кажется, в ближайшем будущем особых опасностей не предвиделось. Хотя вампир говорил что-то насчет Новой Голландии, но до тех мест надо было еще дойти.

Во всяком случае, если не считать легкой слабости и головокружения, мост он миновал вполне благополучно. Правда, насчет этой самой слабости у Вита были свои предположения. До «разговора» со сфинксами он отчего-то не чувствовал голода, однако сейчас желудок, наконец, заявил о себе, а также о том, что время завтрака давным-давно пришло… и ушло.

«Интересно, а магазины здесь есть? Если есть люди, то должны быть и магазины. А кража еды кражей считаться не может», – размышлял Вит, медленно бредя по безлюдному мосту. В конце концов, еду совсем не обязательно красть. Может быть, в магазине требуется грузчик. Или кто-то на мелкую и ерундовую работу. Бомжи в его прежнем мире иногда так и устраивались.

«Но я-то не бомж, – думал Вит. – У меня должен быть здесь дом. Я туда, между прочим, и иду».

Правда, мысли эти были какими-то беспомощными и неуверенными.

Пройдя больше половины моста, юноша не выдержал и посмотрел назад. Сфинксы спокойно возлежали на своих постаментах на набережной, и теперь никакой угрозы от них не исходило.

Скорее, они превратились в то, чем и должны быть – привычную деталь города, такую же, как корабли, стоящие на причале по другую сторону от моста. Собственно, корабли там и были – правда, ни одного современного теплохода Вит так и не заметил. Зато парусников оказалось довольно много. Непонятным образом в их число затесалось несколько колесных пароходов, какие юноша видел лишь в старых фильмах. Пароходы стояли у Английской набережной, и, судя по флагам, которые над ними развевались, это были иностранные суда, хотя Вит не мог понять, откуда именно они прибыли.

Но ничего мистического в них он не заметил.

Вит сошел с моста. Сейчас он был гораздо ближе к дому – по крайней мере, больше таких переходов быть не должно. Теперь он сожалел только об одном – о том, что не расспросил этого странного парня, которого звали Олегом, о том, что опасного может оказаться около Новой Голландии.

* * *

Марина очнулась среди ночи. Она открыла глаза, осмотрелась. Это была ее комната. Значит, она уже дома? Но каким образом она сюда попала? И что с ней случилось?

Очень хотелось пить. Девушка выскользнула из-под одеяла, нащупала лежащую рядом, на стуле, одежду. Все вещи были аккуратно сложены.

Стоп, но она их не складывала. А добиться такого от сестры было принципиально невозможно.

Девушка накинула кофту, надела джинсы. Каждое движение давалось ей с трудом. Почему-то очень сильно кружилась голова, а по всему телу разлилась отвратительная слабость.

Марина протянула руку к шее. Хрустальная капелька по-прежнему висела на цепочке, ничего с ней не случилось.

Девушка осторожно, держась за стены, вышла в коридор.

Из комнаты сестры не доносилось ни звука, что было очень подозрительно – обычно магнитофон у Алки врубается на всю ночь. Ей, видите ли, просто так не заснуть. И хоть бы слушала что-нибудь приличное – так ведь нет! Разные рэпперы – это в лучшем случае. Даже Земфира казалась сестре занудной и заумной.

В окно кухни просвечивал тонкий серп рождающейся луны, зависшей над их двором-колодцем. Почему-то эта картина – такая знакомая и привычная – неожиданно встревожила девушку. Она решила, что подходить к окну не надо. Ни к чему.

Марина набрала воды из-под крана, жадно прильнула губами к стакану. Почему-то ее руки мелко дрожали. К тому же, здесь было ужасно холодно – настолько, что она пожалела о том, что не завернулась в одеяло.

Она отставила в сторону пустой стакан. Теперь надо было добраться до своей комнаты.

В прихожей у Марины сильно закружилась голова. Она ухватилась за стену перед стоящим зеркалом. Что-то блеснуло, и только теперь девушка поняла, что в зеркале отсутствует ее отражение. Она глухо вскрикнула и стала оседать на пол, озираясь вокруг. Это была не ее прихожая! Все вещи поменяли положение, стоявшая неподалеку ширмочка оказалась расписанной какими-то черными полосами, которые сейчас медленно складывались в нечеловеческое лицо.

Марина вдруг вспомнила все – свое возвращение домой, встречу с непонятной парой, преследовавшей ее… Она снова закричала, рванулась к своей комнате… и кошмар тут же закончился.

В прихожей загорелся свет, а из комнаты сестры выскочила девица в черном, – та самая, которую Марина видела перед тем, как потеряла сознание. Марина хотела спросить, что она тут делает, в ее квартире – и не смогла.

Девица проворно подскочила к Марине, подняла ее, что-то крикнула своему приятелю, который, оказывается, тоже был здесь.

Пришла в себя Марина только минут через десять, лежа в постели.

Она слышала, как парень с застывшим взглядом что-то выговаривает своей подруге.

– …ты думала?! Да у нее же сейчас самый опасный период! Ее нельзя оставлять одну!…

– А сам-то что? Был бы тебе от твоего разлюбезного Сергей Викторовича такой разнос!

– А ты Сергея Викторовича всуе лучше не поминай! – серьезно сказал парень. – Марина, ты меня сейчас слышишь? – обратился он к девушке.

Та хрипло произнесла:

– Да… А где Алка?

– А сестру твою мы отправили в клуб на всю ночь. Мешала она очень! – вступила в разговор девица. – До чего душная!

– Завтра же сделаем ей путевку – и пускай проваливает недели на две куда-нибудь на Золотое Кольцо. А вообще она считает нас какими-то дальними родственниками – ужасно богатыми. Вот и пускай… – ухмыльнулся парень.

– А деньги? – Марина, даже находясь почти в бессознательном состоянии, не утратила некоторой доли здравого смысла.

– Об этом не беспокойся. Фирма все оплатит, – заявил парень. – Да я бы и сам заплатил, чтоб твоей сестрицы подольше не слышать.

– Да вы… вы кто такие?… – наконец-то задала Марина главный вопрос. И получила уклончивый ответ:

– Говорю же – друзья. Узнаешь обо всем в свое время. В общем так, Марина Крутицкая – ты случайно получила одну опасную вещь. Вот этот кулончик, который у тебя на шее, – парень слегка улыбнулся.

– Случайностей на свете нет, – возразила его подруга.

– Не суть важно, – парировал парень.

– А если его снять… – Марине страшно не хотелось расставаться с прекрасной вещицей, но в душе она понимала, что действительно получила кулон случайно, что он ей не принадлежит.

К тому же, видимо, ей не врали, вещь и в самом деле была для нее опасной. Вот только чем?

– Ничего хорошего не получится, – заявила чернявая девица. – Вот тогда ты просто помрешь. А с этой штукой – можешь выжить, если дергаться не станешь. Ну, и если мы будем под рукой. У тебя сейчас идет процесс адаптации, – голос ее стал вполне серьезным, как у школьного препода, объясняющего в десятый раз прописные истины нерадивым ученикам.

29
{"b":"2081","o":1}