ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он подошел к Виту.

– Все, дружище, можешь расслабиться и радоваться жизни. Сейчас за нами приедут…

– Кто? – вяло спросил Вит.

– Не кто, а что – «жигули». Само начальство на тебя поглядеть хочет. Считай, ты уже зачислен в «Стражу»…

Вит хотел спросить, куда именно его зачислили, но голова закружилась, и ноги сами собой подкосились. Кору стоило труда удержать парня, чтобы тот не рухнул на асфальт.

«Жигули» появились минут через пять.

И выскочил из них не кто-нибудь, а парень в очках и кожаной куртке – глава «Утгарда» собственной персоной.

– Привет! – кивнул он Кору. – Это наш рекордсмен?

– Он самый…

Рэкки подхватил Вита, который начал заваливаться на асфальт – и Вит в одно мгновение оказался на заднем сиденье машины. Туда же последовали и Лукреция с котенком.

– Тебе тоже помочь? – обратился Рэкки к подчиненному.

– Сам дойду, – хмуро проговорил Корвин, который только теперь, после звонка по мобильнику, понял, насколько устал. Но уже в салоне у него хватило сил на вопрос:

– Что там Темный?

– Наверняка будет ему взбучка от своего шефа, – ухмыльнулся Рэкки, обернувшись со своего кресла. – Ты там ничего странного больше не заметил?… – голос шефа «Утгарда» прозвучал почти торжественно.

– Где – на кромке?

– Нет, когда следил за магом.

– А что надо было заметить?

– А то! Там было двое потенциальных «кромешников»! Двое, Кор! А с ним, – Рэкки кивнул в сторону откинувшегося на мягкое кресло Вита, – с ним уже трое! Ты такое можешь припомнить – хоть когда-нибудь раньше? Три «кромешника» обнаруживаются за одни сутки! Это для мира многовато, не то что для Питера! К ним уже выслали две группы – Альдис с Волколаками и Таньку с ее приятелем. Придет шеф Сообщества Темных – я ему проставлюсь, честное слово, хотя терпеть не могу урода. Это ж, считай, он нам их подкинул.

– А он придет? – голос Корвина был вялым, глаза слипались сами собой.

– Куда ж он, уродец, теперь денется?! После того, что натворил… Прибежит ко мне – грехи свои замаливать. Знает ведь, что одно слово о вчерашнем – и пойдет, как миленький, к Посредникам. А там с ним церемониться не будут, надо думать.

– Посмотрел, что с ним? – Корвин кивнул в сторону Вита. – Он ведь уходить не хотел. И ведь не сказать, что ему на кромке сильно понравилось.

– Обычная вещь: еще чуть-чуть – и ку-ку! – беспечно сказал Рэкки.

Пока шеф «Утгарда» беседовал с засыпающим Корвином, машина пролетела мост, который здесь, в текущей реальности, назывался все же не Николаевским, а Лейтенанта Шмидта, а затем «Жигули» вырулили к Петроградской. Молчаливый шофер вел машину среди узких улочек, причем сказать, что делал он это профессионально, значило бы просто промолчать.

– Приехали! – проговорил Рэкки.

– Уже?…

Корвин застонал и с огромным трудом выбрался из салона машины.

– Дойдешь до кровати – или проводить? – спросил шеф «Утгарда».

– Дойду, – махнул рукой Корвин. – Вы Лукрецию покормите – устала не меньше моего. И котенка – тоже…

– Уж конечно…

Кор зашел в неприметный подъезд, где на дверях даже не было вывески, фирма «Третья Стража» не особенно себя афишировала – это было абсолютно ни к чему.

Охранник приветливо улыбнулся усталому «хиппи», следом появились Рэкки с шофером, держащим на руках бесчувственного подростка.

– Проводи Кора, – проговорил Рэкки охраннику. – Вторую палату приготовили?

– Конечно, – кивнул охранник. – С утра ждем.

– Вот и дождались, – кивнул шеф «Утгарда». – Хорошо, хоть третью палату готовить не пришлось… Ну, денек начинается…

А для Корвина денек как раз закончился – стоило ему добраться до комнатки, в которой он жил в этом мире, и уткнуться в подушку. Рядом мурлыкали о чем-то Лукреция с котенком, которым уже выставили две тарелки кошачьего корма. Но сейчас Кор не слышал этого тихого разговора.

Глава 16

Инициация

Офис Сообщества Ольге чем-то не приглянулся с самого начала. Хотя ничего плохого с ней пока что не произошло. Просто было все здесь обставлено как-то уж слишком казенно – приблизительно то же самое она видела и у себя на работе.

Перед тем, как зайти в офис, Денис еще раз применил формулу вытрезвления: «А не то будет – с утра выпил, весь день свободен». Сейчас было уже далеко не утро, но, судя по всему, магическое начальство пьяных недолюбливало.

– Ага, Ольга Линькова, – охранник всмотрелся в список. – Вам – в отдел кадров…

– Куда? – изумилась Оленька.

– В отдел кадров, – совершенно невозмутимо повторил охранник, никак не отреагировав ни на удивление девушки, ни на знаки, которые отчаянно делал ей Денис – мол, не спорь, пошли скорее, нас ждут.

Отдел кадров располагался там же, где и приемная высокого начальства. За столом сидела самая обыкновенная довольно смазливая секретарша, какие встречаются повсеместно.

– Заждались уже вас, – недовольно проговорила она, имея в виду, прежде всего, Дениса. – Вам в кабинет, я предупредила, а вы присаживайтесь здесь, – секретарша кивнула Оленьке, и на ее лице появилась оценивающе-любезная улыбка. – Вот анкета… – она протянула Ольге какую-то бумажку.

Денис, тем временем, скрылся в кабинете. Оленька прислушалась, но, похоже, что со звукоизоляцией здесь было все в полном порядке. Она всмотрелась в анкету. Перед ней был абсолютно чистый лист бумаги.

– Следует заполнить, включив магическое зрение, – предупредила секретарша, после чего, потеряв к Оленьке всякий интерес, уткнулась в экран компьютера.

«Включить» у Ольги получилось, но лишь с пятой попытки.

Оленька не знала, что анкеты – сравнительно недавнее изобретение шефа Сообщества Темных Магов Санкт-Петербурга. Когда случилась спецоперация «Юбилей» и возникли очень серьезные проблемы, которые местное Сообщество решить не смогло, их пришлось доверить «варягам» самого крупного ранга. Шеф сделал тогда все, чтобы удержаться в своем кресле. Магическая анкета была из числа самых обыкновенных ухищрений самых обыкновенных чиновников – тех самых чиновников, которые при очередном теракте опрометью бросаются убирать урны от станций метро, после чего образуется такая гора окурков и грязи, в которой можно спокойно спрятать не то что бомбу, а целый арсенал – было бы желание. Но это уже ерунда: самое главное – поскорее отрапортовать!

Наконец, анкета выглядела читаемой. Ольга всмотрелось в то, что ей предложили заполнить…

Фамилия, имя, отчество, год рождения – все это было стандартно. Вопрос «где, кем и когда вы были инициированы?» выглядел тоже вполне уместно (ей было неизвестно, как хохотал один из московских Темных Магов, шутки ради заполнив эту самую анкету, приложенную к рапорту из Питера: «Инициирован в 4467 году до нашей эры на территории, принадлежащей ныне Ираку либо Иордании – точное местоположение установить представляется невозможным, картографии тогда таки не существовало»).

А вот дальше началась полнейшая ерунда. «Имеются ли у нас родственники, состоящие в монотеистических конфессиях?»

Хорошенький вопросик, нечего сказать. Оленька, разумеется, обучалась в школе и даже потом закончила что-то, но сейчас она никак не могла вспомнить, что означает слово «монотеистический»? «Едино-» – что?

На всякий случай она поставила прочерк и перешла к следующему пункту: «Состояли ли вы когда-либо в секте (организации), исповедующей сатанизм?»

Хотя Оленька считала себя настоящей ведьмой, к сатанизму она, вроде бы, никакого отношения не имела.

«Если состояли, укажите лидеров секты (организации)»…

От этих вопросиков повеяло временами всеобщего доносительства, которые сейчас, в начале XXI века, усиленно пытались реанимировать все те же ретивые чины – правда, получалось у них это как-то не очень удачно. Люди все же имеют свойство умнеть.

Оленька заполнила анкету, самостоятельно смогла, наконец, отключить магическое зрение, после чего отдала бумагу секретарше. Та даже не удостоила взглядом магический документ, который был отложен в какую-то стопку.

42
{"b":"2081","o":1}