ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Наше общее дело, наблюдатель, – Татьяна была совершенно серьезна. – Общее, – повторила она. – Стадо – оно всегда стадом останется, в какие одежды его не ряди. А вред от него – всем!

– Что верно, то верно, – миролюбиво заметил Алекс.

– А зачем им кота – в жертву? – не отставала Марина. – Так просто в черных прикидах ходить не могли?

– Не могли… Фильмов они насмотрелись, статей о сатанистах начитались. Журналюги из пальца высасывают всякий бред – опять-таки после просмотра тех же фильмов.

Татьяна замолчала.

Марине и самой приходилось видеть в ярко-красочных (а на самом деле – «желтых») газетенках заголовки вроде «Сатанисты совершили кровавое жертвоприношение!» Разумеется, там речь шла о людях. Мало того – такие статьи украшались заказными постановочными фотографиями, на которых воспроизводился в деталях весь кровавый ритуал. Девушка подумала, что эту газетную дрянь надо снабжать непременным грифом: «Минздрав предупреждает – беречь от детей… и взрослых». Впрочем, серьезные издания были в последние годы едва ли умнее и правдивее «желтых».

– А может, и в самом деле дать им в морду? – предложил интеллигентный человек Игорь.

– Ну, дашь ты им разок… А они через неделю на другое кладбище пойдут – и то же самое там устроят, – Рэкки объяснял это, как объясняет терпеливый учитель, что, в принципе, из меньшего числа можно вычесть большее, и получится минус, но это проходят не в первом классе, так что сейчас надо просто правильно решать примеры и задачи. – А мы им устроим такое, что долго помнить будут.

Компания молчаливо прошла мимо часовни святой Ксении. Здесь всегда было людно, даже несмотря на позднее время. Кто-то тихо молился, одна из женщин в темном платке подошла к самой часовне и приложилась к ней губами.

– Мужа вернуть хочет, – прокомментировал Рэкки, и Марина невольно вздрогнула – судя по всему, он мог читать мысли. – Напрасно это она. Пил как трофейная лошадь, ее и детей гонял… Зачем, интересно, ей такого красавца надо? Радовалась бы себе. Сколько вижу такое – не могу понять.

– Привычка, – коротко бросил Алекс, – свыше им дана. И – чтобы всё как у всех. Глупо, конечно…

За часовней начинались более мрачные места. Здесь народу почти что не было – точнее, Марине казалось, что нет.

– А вон тот склеп заселен, – сказала Татьяна. – Похоже, бомжики… И справа от него. И чуть в стороне.

Еще через несколько десятков метров им попались две подозрительного вида девицы – обе в черных плащах, с рюкзачками. На шее у одной из них висел ангх – египетский крест с петелькой наверху.

– Они? – спросил шепотом Игорь.

– Нет, – ответил Рэкки. – Ты не шепчи, они нас не слышат… и не видят. Это готы – еще одно модное молодежное движение. Тоже, конечно, так себе, но эти хотя бы жертвы не носят. Ходят по кладбищам, иногда пьют, но вреда от них почти никакого. Плохо, что они – за очень малым исключением – тоже стадо. Хотя, у той, что постарше, есть кое-какие способности.

Больше никто по дороге им не встретился.

– Мы на месте, – удовлетворенно проговорил Рэкки. Марина удивленно озиралась по сторонам – кажется, здесь-то точно никого не было.

– Не туда смотришь, – подошедший Алекс тронул ее за плечо. – Видишь, где было шевеление. Около склепа, забранного железной решеткой. Готовят ритуал, гады…

И точно – в той стороне на секунду мелькнул огонек свечи.

– Ну что, ты призраками и привидениями интересовалась?

Рэкки подошел к Марине.

– Сейчас увидишь призраков. Придется в этой части кладбища их слегка разбудить.

– Как разбудить? – не поняла Марина.

– Очень просто. Обычно они активности не проявляют. А сейчас – проявят. Главное, сама не перепугайся. Значит, слушайте. Сейчас они демонов вызывать начнут. Самое время для нас.

Рэкки откуда-то – Марине показалось, что из воздуха – достал короткий жезл, который показался Марине сделанным из стекла. Он протянул руку с жезлом в сторону одной из могил, и начал речитативом читать какое-то заклинание. Девушка поняла только одно – этот язык ей незнаком.

– Оксиайала холадо, од зодироме, о кораксо дас зодиаладаре рааейо… Одвабезодире камелиакса од бахала – эннииссо! Сала-нану тэлокаэ! Касареману хоэлкуо, от ти та зод кахиса соба каремефа и-га… – читал нараспев Рэкки, и Марина понимала, о чем говорится в заклинании на древнем языке – как будто включился синхронный перевод:

«От могучего трона донеслись раскаты грома, и пять грозовых туч полетели на Восток. Орел обрел дар речи и воскликнул: „Выходите из дома смерти!“ И собрались они вместе и обрели меру; они – те бессмертные, что оседлали ураганы…»

– Одиннадцатый енохианский ключ, – стоявший около нее Алекс слегка поморщился. – Призывание мертвых, похоронный зов. «Асгард» старается такого никогда не использовать, но я-то тут всего только наблюдатель, указывать не могу…

…На полу заброшенного склепа была вычерчена мелом пентаграмма, на всех пяти ее концах были поставлены горящие свечи, и можно было приступать к ритуалу – вот только Удав почему-то медлил. Прочие молчали, им было любопытно, что сейчас произойдет. Отрава уже достала «инструмент» – клещи, перочинный нож – жертва не должна умирать быстро. Она и собиралась произвести обряд, и этому удивился даже Удав.

«Да просто как-то с детства животных мучить люблю!» – бесхитростно пояснила девица.

Вокруг нарисованной пентаграммы сгрудилось тринадцать набившихся в склеп человек. Мало кто знал друг друга по «паспортным» именам – здесь в ходу было нечто совершенно другое. Удав, Велиар, Бафомет, Тошнотик – это для парней. У девушек «имена» были еще интереснее – Отрава, Гарпия, Холера, Гадючка и даже Диарея (она считала, что это очень удачная трансформация именно «паспортного имени» – Дарья)…

– Начинаем, – скрипучим голосом сказал Удав, и Отрава с Гарпией полезли в сумку, доставая спеленутого сиамского кота, который ничего еще не знал о своей участи.

Честно говоря, парням хотелось побыстрее покончить с обрядом и приступить ко второй части программы: в рюкзаках было припрятано несколько бутылок дешевой водки, да и девчонок здесь вполне достаточно. Но надо было следовать ритуалу.

– Не вырвешься! – усмехнулась Отрава, вытаскивая пленника наружу. – Сейчас начнем…

Начать, впрочем, не удалось: девице показалось, что над кладбищем раздался тихий, но явственно ощутимый вой.

– Что там? – спросила Отрава, отдавая кота Удаву.

– Собака, наверное… Чё, приссала?

– Это я-то?!

Вой повторился – теперь он был гораздо ближе и длительнее.

И в этот момент нарисованные мелом лучи пентаграммы начали светиться сами собой, а вой на кладбище стал разноголосым.

Удав все еще продолжал держать кота, не понимая, что происходит. Кажется, остальные тоже порядком растерялись.

А в центре пентаграммы, прямо посреди склепа, начал вырисовываться силуэт – были видны только черный плащ и горящие красным глаза.

– Вызывали? – загробным голосом осведомился силуэт.

– А… да… да как?! Нет… – мысли Удава перепутались, он понял только одно: дело приобретает какой-то очень дурной оборот.

Парни помладше откровенно попятились к выходу.

– Вызывали! – утвердительно кивнул демон, и протянул руку, взяв кота. – И налить забыли, гады… – он совершенно неожиданно развернулся – и отвесил Удаву тяжелого и очень болезненного пинка, да так, что тот с обиженным визгом пролетел к стене. И вот тогда до всех дошло – надо делать ноги, и поскорее. И сразу же началась паника. Заорали все – перекрывая вой, доносящийся с кладбища.

Около выхода и склепа возникла давка, Отрава, которая уже приняла немного пива с водкой – для храбрости – не удержалась на ногах и упала, по ней прошлись несколько спешно удирающих дьяволопоклонников.

Демон, оставшись в одиночестве, принялся было распеленывать несчастное животное, потом заметил лежащую около выхода полубесчувственную от страха девицу.

– А ты что здесь забыла, сука? – он спокойно переступил через магическую фигуру и поднял Отраву за шкирку. Та мотнула головой, волосы на наполовину выбритой голове растрепались, и теперь она походила на самого заурядного панка. – А ну-ка вперед!

51
{"b":"2081","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Я продаюсь. Ты меня купил
Слепое Озеро
Воскресни за 40 дней
Пророчество Паладина. Негодяйка
Когда Ницше плакал
Дело о сорока разбойниках
Проклятый ректор
Черное пламя над Степью
Околдовать и удержать, или Какими бывают женщины