ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но о том, что было сказано юродивой бабкой молодому и жестокому царю, известно всем. А почему именно город должен прийти в запустение, бабка не уточнила.

Это было известно очень небольшому кругу людей (или же, не совсем людей – весь вопрос, как их воспринимать).

Петербург могут погубить проклятия. Старинные проклятия, сделанные давным-давно, некоторые – еще до его основания. Несчастные, сожженные при Анне свет Иоанновне (и пусть после этого глупые головы говорят, глядя на Европу: «Зато у нас инквизиции не было!» Было, все было…) Жертвы, замученные в Преображенском Приказе и в Большом Доме – младшем брате московской Лубянки. Люди, вынужденные едва ли не стоя «сидеть» в тюремных изоляторах. Африканские парни, которые ехали учиться в цивилизованную страну – Россию, – и получившие ножом под ребра от бритоголовой мрази. Люди, которых просто так, иногда – совершенно без всякой вины, могут забить до смерти в милиции. Точно такие же люди, которых (лишь – по идее) милиция должна охранять, не смеющие показаться на улице после десяти, чтобы не стать жертвами подвыпившей гопоты…

Много их – тех, кто жил здесь, мучаясь, и мучился – умирая. Слишком много…

Жертвы блокады… По крайней мере, тогда была война, проклятия были адресованы врагу, хотя, по справедливости, не меньшие враги жрали в те дни в три глотки, сидя в Смольном. И все же, проклятия связаны не с войной, а с «мирными» временами.

Сергей Викторович Стрешнев отложил листок бумаги, на котором было написано крупными буквами, почерком, принадлежавшем Альдис: «Дело об убиении карельского колдуна».

Чуть менее полувека оставалось до возведения Петербурга, и его территория еще не принадлежала Московской Руси. Жили здесь финские племена, а хозяйничали завоеватели – шведы.

Тогда это и случилось – первое пророчество-проклятие. Когда шведом показалось, что один из местных колдунов перебежал им дорожку, они не нашли ничего лучше, как расстрелять его. Правда, именно тогда и началось настоящее зло: офицер, командовавший расстрельной командой, не прожил и года: заблудившись в здешних лесах и сломав себе ногу, он не смог выжить и добраться до своих. Остальные умерли вскорости, лютая смерть не пощадила даже священника, принимавшего участие в экзекуции.

Но проклятие колдуна на этом не остановилось.

«И не будет покоя никому, кто поселится здесь, пока не исполнится предначертанное, и не появится…»

Согласно летописи, последние слова проклятия заглушили выстрелы. Но по легендам, старый колдун все же успел сказать: «…пока не появится искупительная жертва – потомок мой и ваш».

Расстрел происходил там, где ныне Обводный канал пересекает Московский проспект.

Оттого-то более всего в записке, принесенной Мариной, заинтересовало Сергея Викторовича указание на метро «Фрунзенская». Вот потому он и велел поднять досье на сотрудников Сообщества. Сейчас казалось, что еще чуть-чуть – и истина окажется на поверхности…

– Марина, можете сейчас подняться в кабинет? – прозвучал в телефонной трубке голос Сергея Викторовича.

Девушка вздрогнула – немедленного вызова «на ковер» она не ожидала.

– Кто звонил? Сергей Викторович? – Алекс тут же оказался рядом. – Не робей, все в порядке… Зовет – значит, так надо.

Насчет «все в порядке» девушка была другого мнения, когда – во второй раз за сегодняшний день – переступала порог кабинета главы «Асгарда».

Сейчас он вновь был не один: рядом находились два остальных триумвира, хмуро посмотревших на нее.

– Марина, присаживайся. Нам нужно, чтобы ты рассказала о своей подруге Ольге – той самой, которая, вероятно, передала записку. Кто она, откуда родом? Это очень важно…

– Ну, я ее знаю всего ничего… Что говорила? Дайте вспомнить, кажется, что-то было, на том дне рождения… – под гипнотическим взглядом Рэкки она почувствовала некоторое спокойствие. – Ну да, родные приехали из Казахстана, а раньше ее семья жила там – еще с дореволюционных времен. И вообще, она – «петербурженка в первом поколении». Так сама и сказала, это точная фраза. А больше – ничего.

– Ваши подозрения подтверждаются, Рэкки. Этого надо было ждать от Сообщества.

– Провокация? – голос Рэкки звучал почти утвердительно.

– Верно, только не совсем. Нас хотели пустить по ложному следу – но делали это очень искренне и старательно. Марина, можешь пока идти, спасибо тебе еще раз.

– Охота пойдет на этого мага-недоучку? – спросил глава «Утгарда», когда за девушкой закрылась дверь.

– На него, – кивнул Сергей Викторович. – И, похоже, охота уже вовсю идет. Только не совсем на него. Сообщество, как всегда, разыгрывает большую многоходовку. Темные делают ход, Светлые им не мешают… Это очень плохо – можно что-то упустить. Но, если не упустим – сможем вмешаться. Эффективно вмешаться. Вот еще один текст пророчества колдуна, ознакомьтесь.

Рэкки и госпожа Огай молча уткнулись в бумаги.

– Итак, Сообщество предлагает этому магу, с которым мы уже столкнулись, поучаствовать в жертвоприношении – неважно, как это было названо. Он, вероятно, начинает отказываться, умолять их, потом понимает, что это совершенно бесполезно. И находит единственный путь – сообщить нам о готовящемся злодеянии.

– Мужественный поступок, – сказала командир «Митгарда», оторвавшись от бумаг.

– Еще бы… Если, конечно, не учитывать, что любовь-страсть была наверняка внушена ему заранее, – невесело усмехнулся Сергей Викторович. – А впрочем, это его мужества не умаляет, он знал, что защититься от своих коллег вряд ли сможет.

– Просто Сообществу очень захотелось нашего присутствия в должное время и в должном месте, – хмыкнул Рэкки.

– Именно. Теперь подумаем, на что они рассчитывают. Мы отправимся спасать эту девицу – вероятно, ведьму невысокого уровня, – и ее парня. А они проводят настоящее жертвоприношение – с прорывом реальности. Тут сказано даже – с пробоем. А теперь посмотрим, у кого из Сообщества могут быть предки-шведы. Конечно, у кого угодно, эту девицу, Ольгу, тоже сбрасывать со счетов не будем. Но есть ли реальный объект? Полагаю, есть, вы в этом убедитесь…

– Меня сейчас другое интересует, – Рэкки отложил досье. – Куда мог пропасть Вит?

– Меня – тоже, – проговорил Сергей Викторович. – Дело даже не во вложенных трудах. Он талантлив, слишком талантлив… Совсем немного времени – и он наверняка превзошел бы Корвина…

– Корвин сейчас занят его поисками, – сказал Рэкки. – А он может нам понадобиться там, на «Фрунзенской».

– Сами всё сделаем, – Стрешнев встал, совещание было завершено. – Объявляем тревогу всем оперативникам. Немедленно.

– Мне почему-то кажется, что исчезновение Вита связано с прорывом реальности, – проговорила госпожа Огай. – Он слишком сильно всё воспринимает. Любые изменения, даже едва заметные…

– …Кор, что случилось? – говорил Рэкки по мобильному, спускаясь по лестнице. – Ты его отыскал?… То есть – как исчез? У «Петроградской»? Да я сам за ним готов ехать! Главное, чтобы не метро! Хорошо, жди, сейчас буду!… – он положил трубку в карман куртки. – О, черт!

Оперативники выехали через две минуты после того, как во всем здании «Третьей Стражи» послышался протяжный звук, похожий на школьный звонок. Минута ушла на объяснение ситуации, после чего одна из машин ушла к «Фрунзенской». Вампиры и оборотни из «Утгарда» должны были контролировать ситуацию, оставаясь совершенно незаметными для окружающих.

Еще одна машина была на всякий случай отправлена на Васильевский – к дому, где жил Денис. Адрес отыскался все в том же досье, заботливо составленном «Асгардом» на большинство действующих сотрудников Сообществ – и Темных, и Светлых, и Нейтралов. Сергей Викторович даже не представлял, когда и при каких обстоятельствах это досье может пригодиться, оно было составлено на всякий пожарный случай. И случай этот произошел именно сейчас.

А еще через минуту одна из машин «Стражи» понеслась к «Петроградской». Рэкки прихватил Алекса и Марину – просто оттого, что они оказались под рукой.

60
{"b":"2081","o":1}