ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кор помолчал, обдумывая полученную информацию. Потом слегка встрепенулся:

– Рэкки, я все равно иду за ним!

– Будь по-твоему. Удачи!

Корвин молча кивнул Марине и Алексу, сделал несколько шагов в ту сторону, где находился Обводный, а потом вернулся и вручил кошку Марине.

– Пожалуйста, проследи за ней. Там слишком опасно для нее…

А потом ушел, уже не оглядываясь. Марина видела, как Корвин переходит через Московский проспект – его путь лежал в сторону, противоположную метро.

– Хочешь, чтобы тебе объяснили, в чем дело? – к девушке подошел Алекс. – Все, на самом деле, очень просто. Многие люди старались проклясть наш город – точнее даже, то место, где он находится. У многих из них – по крайней мере, «Утгард» так считает, – были для этого все основания. У того финского колдуна, которого расстреляли шведы – тоже. Но он проклял не только своих убийц, но и эти места, и весь их род. И проклятие можно снять, если на этом месте окажется потомок его, колдуна – и тех самых шведов. Знаешь, это вроде верблюда и игольного ушка – нечто несбыточное, такого просто не могло бы случиться: по крайней мере, колдун мог так считать. И вот теперь – случилось.

– И кто он? – спросила Марина, история с финским колдуном казалась ей какой-то отвлеченной и нереальной: вроде описания жестокостей при Иване Грозном или «золотого времени» Екатерины Великой. Это были странички из учебников и исторических романов – ничего больше.

А вот для «Третьей Стражи» проклятие, которое получил еще не рожденный Петербург, было реальностью. Жестокой реальностью, которая вот-вот ударит по городу. Прямо сейчас…

– Наш Вит, – ответил Алекс. – Поэтому его затягивает на кромку, причем именно сюда. Поэтому он и бежал. Вит почувствовал, что готовится большая пакость для города – причем, связанная именно с этим проклятием.

– Погоди, а что хочет сотворить Сообщество?

– Устроить «прорыв реальности» – именно здесь. И, кажется, они в этом преуспели. Судя по всему, заклятие подготовлено мощное. Причем, такой «прорыв» можно будет открыть, пожертвовав жизнью одного из своих. Ну, а закроет его мудрое руководство Сообщества, кто ж еще?

– Жертва – тот самый парень, который передал записку?

– Нет. Совершенно другой маг. Его-то наверняка о том не предупредили. Пожалуй, вот что – ты сейчас иди к хлебному ларьку. Никуда не отлучайся, что бы ни случилось. А если заметишь что-то не то – запоминай и докладывай, номер высветится на мобильнике. Дежурный оператор сейчас – Таня, так что без проблем.

– А ты куда?

– На грань. На границу кромки и реальности. Будем поджидать господ из Темного Сообщества. Вряд ли ты нас сейчас увидишь.

Алекс проговорил это и… исчез. Просто растворился, растаял в воздухе.

Марина уже видела нечто подобное на Смоленке, но там были безлюдные места, а здесь кругом сновал народ. И при всем при том никто – ни единый человек – даже не повернул головы, чтобы посмотреть, а куда это исчезло несколько человек, которые только что здесь стояли.

Кулончик на шее Марины слегка нагрелся – ей уже объяснили, что он ведет себя так, если хозяйке угрожает опасность – или же, опасность угрожает той реальности, в которой она находится.

И в этот момент она заметила знакомое лицо. Неподалеку от метро с самым что ни на есть боевым видом прохаживалась Оленька Линькова – та самая девушка, которую, вроде бы, надо спасать. Но, пожалуй, спасать надо было не ее, а от нее…

* * *

– Значит, тащи спящего, понятно! – орал шеф Сообщества. – И чтоб пошевеливались!

– Тут нашли, – говорил Гриня, стоя в кухне квартиры Дениса, – нашли упаковку снотворного… В него влили лошадиную дозу!

– Ладно, все равно волоките!… Чтоб быстренько, одна нога здесь – другая на «Фрунзенской».

– Будет сделано, – хмуро пробормотал Гриня.

Нет, какова ведьма! Ее явно недооценили! Опоила своего дружка снотворным – и скрылась в неизвестном направлении. И теперь, если что – он чист. И совесть его – если, конечно, у сотрудника Сообщества есть такое качество – тоже чиста.

– Грузите его, – приказал вампир своим помощникам.

– Тяжеловат, однако, – хмыкнул помощник. – Ничего, прорвемся!…

* * *

Машину Сообщества вели по всему городу. Сделать это было довольно легко: маги ехали, как всегда, стараясь разогнать и разрулить пробки – в этих случаях магическое вмешательство всегда признавалось и допустимым, и полезным. А за ними устремлялся поток автомобилей – и пробки незамедлительно возникали снова. Но именно в этом потоке всегда оказывалась как минимум одна машина «Третьей Стражи» – неприметная, нисколько не отличающаяся от прочих. Машины сменяли друг друга, передавая объект слежения, словно эстафету.

И то, что автомобиль с бесчувственным Денисом едет отнюдь не в направлении «Фрунзенской», стало очевидно очень быстро. Машина зачем-то выехала на Невский, потом, у Московского вокзала, свернула на Лиговку, и только с Лиговского проспекта двинулась по набережной Обводного.

Вроде бы, все шло по плану – просто к «Фрунзенской» маги из Сообщества добирались кружным путем. Но около станции метро машина даже не сделала остановки – она свернула на Киевскую, а потом – на Заозерную. Все это было близко, слишком близко к тому району, где находилось проклятое место. Но, опять же – не там.

На Заозерной автомобиль остановился, и двое сотрудников потащили тело бесчувственного человека (а точнее – Мага) в серый отвратительного вида дом.

А потом исчезли – незаметно для простых смертных, но вполне ощутимо – для любого посвященного.

* * *

Не стало ни улиц, ни универмага, ни окрестных домов. Канал с темной маслянисто-тягучей водой – остался. А еще остался мост.

Кромка поменяла свое лицо. Вит видел сосны и ели из своего сна, они доходили почти до набережной канала. А еще – надо было ступить на мост, чтобы оказаться именно там. На том берегу. В лесу, где однажды донельзя уверенные в своей правоте люди расстреляли того, кто был, по их мнению, не прав. Колдуна. Проклятого язычника. Того, чья жизнь не стоила и медной монеты. Мага.

Люди поплатились за это. Поплатился город, возникший много позже. Поплатилась шведская крепость Ниеншанц – где она теперь? Одно воспоминание…

Но проклятие должно остановиться. Сейчас – или никогда.

Никогда – поскольку уже начала работать сила, рушащая кромку. Город постепенно падал в бездну, хотя люди еще не подозревали об этом.

И нужно было решаться на что-то.

Вит решился.

Он шагнул на мост.

Мост выглядел почти что совсем так, как Газовый – его двойник в реальном мире, он оказался таким же горбатым и заасфальтированным. Но стоило лишь сделать первый шаг – и под ногами Вита затрещали плохо сколоченные доски, грозя каждое мгновение провалиться и увлечь его в бездну.

После того, как он прошел метров пять, перила куда-то делись, и мост начал стремительно менять свою форму. Он сужался, и юноше пришлось невольно ускорять и ускорять шаг.

Когда Вит прошел через середину моста, он обнаружил, что идти приходится по узенькой полоске примерно в метр шириной.

Доски были прибиты неплотно, под ногами юноши медленно текли уже не воды канала – под ним простиралась бездна.

Вит старался отогнать наваждение, но каждый раз, делая новый шаг, ему так или иначе, приходилось смотреть вниз. Один раз нога нащупала пустоту, и юноша с трудом удержался, чтобы не упасть. И все же, когда мост стал таким узким, что на очередную доску едва можно было встать, Вит сделал еще один шаг – и оказался на противоположном берегу. Почти у самой цели.

Где-то неподалеку послышался грозный рык. Вит обернулся – и совсем не удивился, видя, как из-за ближайших деревьев на берег выбирается огромный саблезубый кот. Корвин!…

65
{"b":"2081","o":1}