ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Нет уж, лучше я схожу с Маринкой. Я, по крайней мере, здесь уже бывала, – Скади видимо, решила, что все мужики – сволочи, и никому из них доверять нельзя. Во всяком случай, доверять столь важную миссию, как покупка сигарет.

На сей раз сборы были недолгими. Через пару минут Марина и Скади вышли на площадку, подсвеченную тусклой лампочкой. Только сейчас Марина обратила внимание на то, что все стены расписаны какой-то пакостью. Было здесь многое – и число «666» с перевернутым крестом, и какие-то грязные ругательства, и подробные иллюстрации к оным. Днем все эти наскальные росписи выглядели если и не терпимо, то, хотя бы, привычно. Теперь же вид у них стал зловещим.

– Вот, помогают им кодовые замки, как же! – сказала Скади, проследив ее взгляд. – Я всегда говорила, что это – глупость… Ладно, пошли.

Улицы поразили Марину своей пустотой. Ни бомжей, ни гопников, ни бродячих собак не было и в помине. Белые ночи уже закончились, теперь на городских улицах воцарилась синеватая прозрачная тьма.

В воздухе почему-то витал запах гари. Такое случается летом, в засушливую погоду, когда на юге, километрах в тридцати от Питера загораются торфяники. И сизоватый дым постепенно просачивается на городские улицы, заполняет их, медленно подступая к центру, словно легкий туман, покрывает все вокруг.

Марина слегка поежилась – несмотря на то, что день был жарким, сейчас отчего-то было холодно. И страшно.

Конечно, она прекрасно понимала, что если кого-то и следует бояться ночью на городских улицах – так это двуногих. Их-то как раз и не было. И все же неприятное ощущение страха не проходило, оно даже усиливалось с каждым шагом по пути к «суточнику». И, кажется, Скади тоже почувствовало нечто недоброе.

– Странно, у меня сейчас пар изо рта пойдет, – усмехнулась Скади, сказав это нарочито громко, как будто желая звуками собственного голоса разогнать неизвестность.

Корвин видел, как открылась дверь, и две девушки выскользнули из парадной. Он перевел дух – отлично, по крайней мере, пока они будут бродить – должно быть, в поисках сигарет и выпивки – можно будет не опасаться, что темный маг станет хоть что-то предпринимать. На одной из них был артефакт, точнее, часть артефакта. Это была та самая девушка, которую он повстречал днем около метро.

Отлично, теперь надо предупредить своих.

Когда подруги вышли на улицу через арку, Корвин достал мобильник. Для звонка придется сойти с грани в текущую реальность. В том мире, который соприкасался с текущей реальностью, мобильная телефонная связь не работала.

Это, конечно, скверно, его могут засечь. Но если он воспользуется другим видом связи, его засекут непременно.

Корвин набрал номер. Ответили тотчас же:

– Слушаю… Кор, это ты? Что-то не так?

– Все по плану, Рэкки. Маг – там, наверху. Вышла одна из носительниц.

– Понятно…

– Движется в сторону Альдис. Не одна.

– Принято. Продолжай наблюдение. Все по плану. Эвакуация идет уже пять часов.

– Будете брать?

– Пока – нет. Действуй по обстановке… До связи.

Корвин убрал мобильник и сразу же вновь стал невидимым для любого наблюдателя, которого, к слову сказать, и не было.

«Эвакуация идет уже пять часов…» Это значит, что примерно часов пять назад многие жители этого квартала почувствовали неуемное желание отправиться в гости – на всю ночь. Или – поехать на дачу.

Конечно, «эвакуировали» далеко не всех. Но, по крайней мере, тех, до кого смогли дотянуться, даже до бомжей – те, вероятно, решили, что где-то неподалеку есть помойки побогаче здешних.

Что ж, интересно знать, как сейчас встретят подруг. Наверняка все «суточники» закрыты. И все же отчего-то решено, что девушки должны вернуться. Значит, сигареты и что там им еще понадобилось, они получат.

Интересно посмотреть, каким образом Альдис разрешит ситуацию? Наверняка ей придется сыграть роль продавщицы.

Корвин сейчас многое бы дал, чтобы покинуть пост и посмотреть, как старший оперативник «Асгарда», аристократка до мозга костей, будет изображать из себя продавщицу.

Он невольно улыбнулся. Нет, все-таки жаль, что ему сейчас надо торчать во дворе…

* * *

Первый магазин находился напротив тянущейся вдоль квартала стены. И – даже при самом скудном освещении – бросалась в глаза табличка «Переучет».

Скади даже сплюнула от досады, пнув ногой двери «суточника». Внутри магазина было темно, только где-то вдалеке горела тусклая лампа дежурного освещения. Было сразу ясно, как именно ведется переучет – кому-то просто до смерти надоело работать.

– Вот гады! «Двадцать четыре часа»! – гневно пробормотала Скади. – Ладно, черт с ними, пошли в соседний, Анжелка говорила, что он всегда открыт.

Чем дальше девушки удалялись от дома, где жила Анжела, тем мрачнее становились улицы. Фонари уже горели, но как-то слабо, почти не давая освещения. Марине показалось, что во тьму погружен весь город. В мрачную, захватывающую все и вся тьму. Ночь атаковала дом за домом, квартал за кварталом, не встречая никакого сопротивления. А солнечный и теплый день может и не наступить – если последний очаг сопротивления тьме будет подмят и уничтожен…

– Слушай, вся улица как будто вымерла, – проговорила вдруг Скади.

– Точно – ни одного светлого окна. Интересно, почему?

– И ни одной машины, – подытожила Скади. – Вообще, здесь всегда почти так. И как только Анжелка тут живет? И ведь ее матери предлагали переехать – куда-то в Озерки. Так уперлась – мол, здесь центр, старые дома, а там – спальные бараки… По мне, так лучше в бараке.

Ее слова тонули в сгущающемся дымном воздухе, который словно бы поглощал все звуки.

Следующий магазин оказался запертым – на сей раз, никакой таблички не было. Просто тяжелый засов.

Марина молча пнула ногой дверь. Та, естественно, не шелохнулась.

– И куда теперь? – проговорила она.

– Не знаю, – сквозь зубы буркнула Скади.

– Может, к метро? – предложила Марина.

– К какому метро? – ее подруга удивленно рассмеялась. – До «Техноложки» топать полночи, а «Нарвская»… Знаешь, по каким дорогам там идти?! Там днем-то еле проходишь, ноги боишься себе переломать. Все перерыто. А света наверняка нет…

– Тогда давай к перекрестку…

– Давай… Все равно уж теперь. Там если что и работает – только чудом…

Чудо произошло. Довольно длинный ряд киосков, стоявших на перекрестке – днем оживленном, а сейчас – пустынном и вымершем, как все окрестные улицы и дома, – разумеется, не был освещен. Кроме одного-единственного ларька – того, который оказался ближе всех.

Скади и Марина почти что подбежали к киоску – оказалось, что электричества в нем не было, однако находчивая продавщица зажгла свечу. Так, при свече она и сидела, глядя на припозднившихся посетительниц из-за рядов сигарет и напитков.

– Что вам, девочки?

Марине показалось, что продавщица смотрит на нее чуть более внимательно, чем положено продавщицам. Но, скорее всего, именно показалось.

И все же она не выдержала. Получив сдачу и убрав в пакет пиво с сигаретами, а заодно (если уж случается чудо, то по полной программе!) – шоколадный сухой торт, который компенсировал бы сгоревший, Марина спросила:

– И как вы тут одна?

– А что такого? – удивилась киоскерша – кажется, она была одного возраста с подругами или самую малость постарше. – Настоящий бандит сюда не сунется – ему нужен кто побогаче. А какой-нибудь пьяный холоп… Подонок, я хочу сказать… На него управа быстро найдется. А вот вы шли бы поскорей домой…

Девушка говорила чисто, слишком чисто, и это немного насторожило Марину, хотя Скади, поторапливавшая подругу, вообще ничего странного не заметила. И было что-то еще, нечто поразительно странное в этом киоске. Но что именно, Марина догадаться никак не могла.

Девушки направились к дому.

Когда они скрылись из виду, «киоскерша» аккуратно сложила на видное место полученные за товар деньги, затушила свечу – пришлось ее задуть, а могла бы сделать это и взглядом.

8
{"b":"2081","o":1}