ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A
***

Мне наконец удалось прижать ногой загнанную в ловушку рыбу к частоколу из прутьев. Я снова схватила гибкое серебристое тело. Рыба отчаянно затрепыхалась. Она оказалась слишком тяжелой, чтобы я могла ее удержать. Сильное, скользкое тело вырвалось у меня из рук и снова ушло в воду. Я едва удержалась на ногах. Отплывя от меня подальше, рыбина повернулась ко мне головой и остановилась, лениво перебирая плавниками и не спуская с меня своих огромных выпученных глаз.

Я отступила к узкому входу в ловушку и терпеливо принялась снова подгонять ее к загородке из прутьев. Я все равно вытащу ее на берег, чего бы мне это ни стоило!

Скоро и Юта вернется с охоты. Мне хотелось порадовать ее своим уловом.

Вот уже пятый день, как мы на свободе.

***

В дневное время мы прятались в небольших рощицах, а с приходом ночи двигались по степям, стараясь держать направление на юго-запад. Равир, крохотное селение, в котором родилась Юта, лежал к югу от Воска, неподалеку от побережья блистательной Тассы.

— Почему ты так хочешь туда вернуться? — допытывалась я.

Юту выкрали из деревни в раннем возрасте, а за год до этого ее родителей растерзал появившийся в округе хищный ларл. Юта принадлежала к касте мастеров по выделке кожи так же, как и ее покойный отец.

— Я не очень хочу туда возвращаться, — призналась Юта. — Но куда еще идти? — Она усмехнулась. — Это, по крайней мере, моя родная деревня. Меня не сделают там рабыней.

Иногда по ночам Юта произносила во сне имя Баруса — человека, которого она некогда любила.

В возрасте двенадцати лет Юту приобрел себе в помощь один человек из касты кожаных дел мастеров, живший на Телетусе — острове, управляемом кастой торговцев. Купивший ее человек подарил ей свободу. Он и его компаньон любили девочку, воспитывали ее как свою дочь и всячески старались, чтобы она хорошенько освоила специфику работы по выделке кож, к касте которых при любых обстоятельствах она принадлежала по Праву рождения.

Когда девушке исполнилось девятнадцать лет, у дверей дома ее наставника появились двое из касты высоких посвященных. Было решено, что она предпримет путешествие к Сардарским горам, что, согласно Учению высоких посвященных, налагается на каждого горианца Царствующими Жрецами, у которых благословляемый в дорогу юноша или девушка должны отработать несколько лет до достижения ими двадцатипятилетнего возраста. Если город или остров своевременно не посылает в Сардар своих кандидатов на услужение Царствующим Жрецам, то, согласно учению посвященных, на всех жителей могут обрушиться страшные несчастья. Никто не желал зла своим ближним; к тому же высокие посвященные строго следили за соблюдением каждым жителем острова предписаний, данных им таинственными и всесильными Царствующими Жрецами.

— Я пойду, — согласилась Юта.

— Вы хотите получить за нее золотую монету? — спросили у наставника Юты и его компаньона посвященные.

— Нет, — ответили наставник и его компаньон.

— Да, — сказала Юта. — Мы возьмем деньги.

По традиции, установившейся на Телетусе и в некоторых других городах и островах, если отобранный юноша или девушка соглашались предпринять путешествие в Сардар и делали это в предписанный срок, высокие посвященные от имени города предлагали их родителям или воспитателям золотую монету.

Юта была уверена, что ее наставник и его компаньон с пользой употребят эти деньги.

Юта знала, что путешествия ей не избежать; управляющие островом торговцы не позволят ей отвертеться, поскольку слишком боятся вызвать неудовольствие Царствующих Жрецов. Если она не отправится в Сардар, ей на протяжении всех лет до достижения двадцатипятилетия будет отказано в покровительстве касты, держащей остров в своих руках; ее лишат всех прав, гражданства и защиты солдат, охраняющих остров. Для горианки это равноценно обращению в рабство или даже смерти. Любой, кому только заблагорассудится, может сделать ее своей рабыней, и, с точки зрения остальных граждан, он имеет на это полное право.

К тому же, если она, одумавшись, согласится на это путешествие позже срока, установленного высокими посвященными, ее наставнику уже никто не предложит деньги в качестве компенсации.

— Я пойду, — сказала Юта.

Она согласилась присоединиться к группе отправляющихся в Сардар путешественников, организованной высокими посвященными.

Ее наставник провожал ее со слезами на глазах и скрепя сердце принял предложенное золото…

Юта увидела Сардар, но увидела его уже невольницей — в цепях и с ошейником на шее.

Ее корабль был захвачен пиратами с острова Шенди. Вместе с остальными пассажирами разбойники продали Юту работорговцам, и те фургонами доставили девушек в Сардар и выставили их на продажу в разгар крупнейшей весенней ярмарки, ежегодно организуемой в первых числах месяца енкара. Стоя на высоком помосте в центре невольничьего рынка, Юта и увидела за высоким частоколом уходящие в небо остроконечные пики Сардарских гор.

В течение следующих четырех лет, в расцвете своей красоты, Юта переходила из рук одного хозяина к другому, переезжая с ними из города в город. Затем она снова оказалась на Сардарском невольничьем рынке, куда ее вместе с остальными девушками выставили на продажу, чтобы их хозяин таким образом мог рассчитаться с долгами за свой подвергшийся нападению разбойников караван с солью.

Здесь Юту и приобрел Барус, принадлежавший к касте кожаных дел мастеров.

У нее было много хозяев, но только его имя она нередко повторяла во сне. Она очень любила этого человека, но как она сама призналась, однажды она попыталась навязать ему свою волю. В результате он ее продал.

Юта никогда не рассказывала мне об этом человеке, но только его имя срывалось с ее губ, когда она спала.

— А почему бы тебе не вернуться на Телетус? — поинтересовалась я.

Меня нисколько не прельщала перспектива оказаться в маленькой деревушке, где Юта родилась. К тому же именно на Телетусе ей подарили свободу и ее приемные родители могли все еще оставаться на острове.

— Ой, нет, Тассу мне не переплыть, — отмахнулась Юта. — Не думаю, чтобы я каким-то образом могла оплатить проезд, да и капитан корабля может очень просто сделать меня своей рабыней.

В ее словах была доля правды.

— А кроме того, — с грустью добавила она, — мои приемные родители, скорее всего, уже давно оставили остров.

И это казалось вполне вероятным, поскольку население небольших торговых островов, таких как Телетуc, отличается гораздо меньшей оседлостью, чем, скажем, жители крупных ремесленных городов или местностей с развитым земледелием и животноводством, чьи традиции сохраняются веками, передаваясь от отца к сыну.

— Но, может быть, тебе как-то удастся добраться до острова, — настаивала я. — Может, твои приемные родители все еще там?

Если мне предстояло идти вместе с Ютой, я бы, конечно, предпочла отправиться на торговый остров с его гораздо более высоким уровнем цивилизации, чем какая-то глухая деревня, затерянная в бескрайних степных просторах южнее Воска.

— Посмотри на меня! — закричала Юта со внезапно проснувшейся в ней злобой.

Я недоуменно посмотрела на нее.

— У меня проколоты уши!

Я только пожала плечами.

— Они были так добры ко мне! — кричала Юта, обливаясь слезами. — Как я могу вернуться к ним с таким безобразием? Как я, их бывшая дочь, покажусь им на глаза с проколотыми ушами?

Я не могла до конца понять Юту; она была настоящей горианкой.

— У меня проколоты уши! — стонала она. — Теперь ты понимаешь, — подняла она ко мне заплаканное лицо, — что я могу спрятаться только в Равире?

Я не ответила.

В любом случае право решать оставалось за Ютой. Я могла либо следовать за ней, либо отправляться своей дорогой, которой у меня просто не было.

61
{"b":"20827","o":1}