ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Праздник был в самом разгаре. Вино лилось рекой.

В центре, на посыпанной песком площадке, в алой шелковой накидке перед воинами танцевала Талена. Они осыпали ее обидными словами и швыряли в нее обглоданные кости и куски мяса.

Я уже хотела было подняться на ноги, но молодой воин, кубок которого я наполняла, схватил меня за волосы и пригнул к земле.

— Так, значит, ты лгунья, воровка и предательница? — поинтересовался он.

— Да, — испуганно пробормотала я.

Он развернул меня к себе и присмотрелся к моим серьгам. Воин был пьян, и я чувствовала, что он возбужден. Одним махом он опрокинул в себя целый кубок и снова протянул его ко мне.

— Еще вина! — потребовал он.

Я вторично наполнила его кубок подогретым вином.

— Уши у тебя проколоты, — заметил он, стараясь сосредоточить на мне свой помутневший взгляд.

— Чтобы было приятнее моему хозяину, — прошептала я.

— Вина! — снова раздался его требовательный голос.

Я поднялась на ноги и побежала наполнить опустевший кувшин.

Талена покинула посыпанную песком площадку, и ее место заняла другая танцовщица.

Пиршество возглавлял величественно восседающий на коврах Раск. Это был его день, его победа. Рядом с ним, по-мужски скрестив перед собой ноги, сидела Вьерна, которой девушки-невольницы прислуживали так, словно она была одним из воинов. Как я сейчас позавидовала ее свободе, ее красоте, гордости и одеянию из шкур лесных пантер! Она не была одета в прозрачные шелка, не гремела при каждом движении треклятыми колокольчиками!

Воин, которому я наполнила кубок, неуклюже потянулся ко мне руками.

— Я девушка белого шелка! — испуганно отшатнулась я.

— Вина! — потребовал другой мужчина, постарше, за моей спиной.

Я стала подниматься на ноги, но тут почувствовала, что молодой воин держит меня рукой за накидку. Если я встану, накидка или порвется, или соскользнет у меня с плеч.

Тут рядом с нами на траву опустилась еще одна девушка. Она протиснулась к самому лицу молодого воина и обольстительно ему улыбнулась.

— А я — девушка красного шелка, — проворковала она. — Притронься ко мне! Ты увидишь, что я того стою!

Рука парня отпустила мою накидку, и я вскочила на ноги.

Не теряя времени, я переместилась к требовавшему вина другому мужчине и обслужила его.

— Вина! — воскликнула Вьерна.

Я поспешила к ней и наполнила ее кубок.

— Вина! — подвинул ко мне свой кубок Раск.

Все во мне затрепетало. Я не осмеливалась поднять на него глаза. Когда я наполняла его кубок, руки у меня дрожали.

— А она хорошенькая, — прозвучал надо мной голос Вьерны.

Под насмешливое глумление зрителей очередная танцовщица покинула посыпанную песком площадку, и ее место заняла следующая девушка.

— Вина! — крикнул воин из первого ряда наблюдающих за танцами зрителей.

Я вскочила на ноги и под перезвон своих колокольчиков поспешила к нему. Когда я опрокинула кувшин над его кубком, оказалось, что кувшин пуст. Мне нужно будет снова бежать к подогретому котлу на кухне, чтобы наполнить кувшин.

— Давай беги быстрее! — недовольно поморщился подозвавший меня воин.

— Я сейчас, хозяин, — пообещала я.

Я отбежала от пылающего костра и тут же об кого-то споткнулась в темноте. Мужской голос выругался. Я отпрянула в сторону и в отблеске костра увидела лежащую на траве Тейшу. Счастливое лицо девушки было залито лунным светом, волосы разметались, а раскрытые влажные губы все еще тянулись к мужчине в страстном поцелуе. Я поскорее нырнула в темноту и поспешила к кухне.

У самой кухни меня вдруг рванули в сторону, и я утонула в мужских объятиях. Волосатая рука воина потянулась к потаенным складкам моей невесомой накидки.

— Нет! — испуганно закричала я.

Мужчина приблизил к себе мое лицо. -А-а! Ты — Эли-нор, — пьяным голосом протянул мужчина. — Маленькая лгунья, воровка и предательница!

Я стала выворачиваться из его рук. Он заметил серьги у меня в ушах и сильнее прижал меня к себе.

— Я девушка белого шелка! — воскликнула я.

Он покачал головой и попытался задержать свой пьяный взгляд на белой ленте, обвивающей мой ошейник. На лице у мужчины отразилось разочарование.

— Пожалуйста, — прошептала я, — отпустите меня!

— А что с тобой еще делать? — презрительно усмехнулся он.

Под улюлюканье зрителей посыпанную песком площадку у костра покинула очередная танцовщица. За весь вечер лишь две девушки добились аплодисментов, остальных рабынь выпроваживали с арены объедками фруктов и обглоданными костями.

— Я хочу увидеть, как ты танцуешь, маленькая предательница, — решил схвативший меня воин.

— Я должна приносить вино пирующим, — вывернулась я из ослабевших объятий потерявшего ко мне интерес воина и поспешила к кухонному бараку.

У дверей барака стояла Юта и следила за выдачей вина.

— Юта, не посылай меня назад к столам! — взмолилась я.

— Наливай вино и возвращайся, — скомандовала старшая невольница.

Я наполнила свой кувшин вином и снова подошла к ней.

— Ну пожалуйста, Юта! Прошу тебя! — обращалась я к ней, едва удерживая подступающие к глазам слезы.

Крики у костра зазвучали громче; зрители желали смотреть новые танцы, но никто из девушек не решался выйти на площадку.

— Где Эли-нор? — услышала я чей-то крик. — Элинор, предательница!

Я вздрогнула.

— Тебя зовут, — кивнула Юта в сторону костра.

— Иди сюда, рабыня! Танцуй! — В голосе кричавшего человека — того бородатого воина, который только что сжимал меня в объятиях, — слышалось нетерпение.

— Поторапливайся, рабыня! — подтолкнула меня Юта. Сдерживая рыдания, расплескивая вино из кувшина, я побежала обратно к костру.

Едва лишь его пламя осветило меня, какая-то молодая невольница забрала у меня кувшин.

Меня грубым пинком вытолкнули на середину площадки для танцев. Чьи-то руки сорвали с меня шелковую накидку. Я упала на колени и закрыла лицо руками.

— Лгунья! Воровка! — посыпалось со всех сторон. — Предательница!

Музыканты заиграли снова. Я не могла даже пошевелиться.

Девушки принялись осыпать меня оскорблениями. Послышались возмущенные крики мужчин.

— Принести плеть! — приказал чей-то начальственный голос.

— Давай, рабыня! Потанцуй для своих хозяев! — крикнула Вьерна.

Стоя на коленях в самой середине посыпанной песком площадки, я оторвала руки от лица и протянула их к величественно восседающему на коврах Раску. У меня за спиной раздались шаги приближающегося к арене воина. Я заметила у него в руках длинную плеть-семихвостку. Я застонала и снова с мольбой в глазах посмотрела на Раска. Он должен, должен проявить ко мне жалость и понимание! Он обязан это сделать!

Однако напрасно я ждала от него сочувствия. На лице Раска не дрогнул ни один мускул.

— Танцуй, рабыня, — властным голосом произнес он.

Я вскочила на ноги и застыла с поднятыми над головой руками.

Музыканты снова ударили в свои инструменты.

Элеонора Бринтон из Нью-Йорка, бывшая там богатой женщиной, закружилась в варварском танце перед воинами этого жестокого, грубого мира.

Над лагерем поплыла тихая, наполненная глубокой чувственностью мелодия.

Внезапно на лицах зрителей я заметила восхищение, граничащее с каким-то благоговейным ужасом. Глаза их пылали. Мускулы напряглись. Мужчины подались вперед. Рабыни замерли в напряженном безмолвии.

Не зря я проходила столь долгий курс обучения в невольничьей школе в Ко-ро-ба, и не напрасно нас с Ланой считали одними из самых лучших учениц.

Пляшущие в такт музыке языки костра бросали на меня кровавый отсвет. Сладострастно стонала флейта. В медленную ритмичную дробь барабанов вплетался трепетный перезвон колокольчиков. Обволакивающий меня запах духов обострял чувства зрителей, пьянил разум. Колдовской отблеск золотых серег у меня в ушах зажигал устремленные ко мне взгляды. Пылающая на губах помада будоражила кровь.

Музыканты наращивали темп. Мелодия стала как-то жестче, ее аккорды зазвучали отрывисто.

86
{"b":"20827","o":1}