ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
  • Древняя магия. От драконов и оборотней до зелий и защиты от темных сил
    Поток
    Зачем мужчинам соски? Вопросы, которые ты осмелишься задать доктору только после третьего бокала
    Какого цвета ваш парашют? Легендарное руководство для тех, кто экстренно ищет работу
    Шепот горьких трав
    Белая дорожка, черная судьба
    Корейская уборка
    Метро 2033: Высшая сила
    Астрологический прогноз на все случаи жизни. Самый полный гороскоп на 2021 год
  • Юридическая грамотность для всех
    Продуктивная лентяйка. Как не делать лишнего и все успевать
    Девушки из хижины
    Капкан из серебра с эмалью
    Бенди и чернильная машина. Кошмары оживают
    Собиратель рая
    Любовь всегда права
    Порочный миллиардер
    #MeToo. Расследование, уничтожившее Харви Вайнштейна
  • Жизнь как чемодан. Умные советы для счастливых путешествий по миру и по жизни
    Джедайские техники. Как воспитать свою обезьяну, опустошить инбокс и сберечь мыслетопливо
    B2B продажи. Как построить эффективную систему продвижения
    Счастливый человек
    7 навыков высокоэффективных людей. Мощные инструменты развития личности
    Богиня Чортичо. Про черную руку, питонцев, платье в горошек и красивую девочку из прошлого века
    Рассекреченное королевство. Испытание
    Мир и война
    Тайные виды на гору Фудзи
  • Хелл. Обещанная усем любофф
    LOVE-леди. Искусство отличаться от других женщин
    В паутине иллюзий
    Финансы для нефинансистов
    В голос! Нескучное руководство по созданию подкаста
    Юрис Подниекс. Тайна гибели документалиста, который снял развал СССР
    Дыхание по методу Бутейко. Уникальная дыхательная гимнастика от 118 болезней!
    Низший 3
    Брюс Ли. Я никогда не сдамся
  • Жираф – гроза пингвинов
    Легко и просто. Как справляться с задачами, к которым страшно подступиться
    Метро 2033: Смерть октановых богов
    Опоздавшие
    100 правил стартапа. От идеи до «единорога»
    Для чего вы пришли в этот мир. Три астрологических ключа к вашему предназначению
    Его несносная пастушка
    The Next Right Thing. Искусство принимать верные решения
    Вальс гормонов: вес, сон, секс, красота и здоровье как по нотам
  • 7 ночей с доминантом
    Таро: от вопроса до результата
    Это началось не с тебя. Как мы наследуем негативные сценарии нашей семьи и как остановить их влияние
    Маленькое кафе в Копенгагене
    Водоворот
    Отель «Перекрестки Миров»
    Энциклопедия детской мотивации
    Кому принадлежит будущее? Мир, где за информацию платить будут вам
    Низший 9

Содержание  
A
A

— Я сию секунду принесу еще мяса, хозяин, — заторопилась я.

— Ты — то мясо, которого мне хочется, Дина, — остановил он меня.

— Еще не время подавать вино, — прошептала я. Расхожая горианская идиома. Я робко напоминала ему, что время главных наслаждений еще не пришло. Меня и еще нескольких девушек пока не освободили — мы должны прислуживать за столом. Еще не все блюда поданы. Когда настанет время десерта и вина, мы, рабыни, примостимся у столов хозяев.

— Введите узника, — приказал Борчофф, предводитель воинов заставы Турмусовых Камней.

В тот день я поднялась на стену, неся мужчинам воду. Стояла на высоте восьмидесяти футов, глядя вдаль, в поля.

— Ты что, Дина, — спросил подошедший сзади воин, — прыгать собираешься?

— Нет, хозяин, — ответила я, — я не свободная женщина. Я рабыня.

Чуть откинувшись назад, я прижалась к нему спиной, подняла голову, повернулась. Его ладони легли на мои руки.

— Выполняй свои обязанности, рабыня, — приказал он.

— Да, хозяин.

Меня не раз вызывали к его ложу.

Из висящего на моем плече бурдюка из кожи верра я налила ему воды.

Жарко. Раскаленные камни обжигают босые ноги. На мне — короткая бурая рабочая туника, скроенная из единого лоскута. Кроме ошейника, больше никакой одежды. Такие туники — чаще всего серые или бурые — мы носим во время работы.

Я взглянула на возвышающиеся над стеной столбы. Горячий послеполуденный ветерок чуть покачивает провисшую между ними тонкую проволоку. Обычная на Горе защита от тарное, чтобы в крепость нельзя было проникнуть с воздуха.

Я снова взглянула вдаль.

— Хозяин!

— Да, — отозвался воин.

— Вижу облако пыли. — Я указала на вьющуюся внизу дорогу.

— Значит, взяли, — проговорил он.

К крепости приближались два огромных величавых тарла-риона. В седлах — всадники с пиками. Еще восемь воинов с нашей заставы идут следом, неся копья. Между тарларионами, прикованный за шею цепями к стременам, шагал мужчина. Темноволосый. Руки скручены за спиной.

— Кто это, хозяин? — спросила я.

— Не знаю, — ответил он. — Но дошли слухи, что он выспрашивает о крепости, о ее обороне и все такое.

— А что с ним сделают?

— Раз уж привели — поставят клеймо и сделают рабом. Не завидую я ему.

Я перевела взгляд на пленника. Шагает, гордо подняв голову. Я уже знала, что на Горе есть рабы-мужчины, но самой видеть их пока не доводилось. Рабынь-женщин гораздо больше. Пленников-мужчин чаще убивают.

— Отнеси людям воды, рабыня, — велел мне воин.

— Да, хозяин.

Я взяла у него чашу и поспешила дальше по стене, напоить остальных. А спустившись по лестнице и вновь оказавшись во внутреннем дворе, увидела, как ведущий пленника отряд входит в распахнутые ворота. Ворота захлопнулись. Взглянуть на пленника подошел Борчофф, предводитель воинов крепости. Замешкалась, любопытствуя, и я. Стояла с пустым бурдюком на плече посреди пыльного двора и смотрела во все глаза.

Загорелый, волосы черные как смоль. Сильный, высокий. Опутан цепями. Руки за спиной — с кандалами. Гордо стоит между тарларионами, ничуть не сгибаясь под тяжестью свисающих от ошейника к стременам цепей.

Приятно видеть окованного цепями мужчину. Руки в кандалах, меня не тронет. Я подошла ближе. Охранники не остановили меня.

— Как твое имя? — спросил Борчофф.

— Не помню, — отвечал пленник. Охранник ударил его.

— С какой целью, — продолжал допрос Борчофф, — выведывал, как охраняется наша застава?

— Из головы вылетело.

Снова на него посыпались жестокие удары, а он едва шевельнулся.

Борчофф отвернулся к одному из верховых — своему помощнику, чтобы поподробнее выяснить, как взяли пленника.

Я подошла еще ближе. Никто меня не остановил.

Пленник взглянул на меня. Кровь бросилась мне в лицо. Коротенькая рабочая туника едва скрывала тело, на мне — ошейник. Горианские мужчины умеют глянуть на женщину, будто раздевая и бросая ее к своим ногам. Под его взглядом я почувствовала себя голой. Вцепилась в бурую ткань, безотчетно пытаясь прикрыться, но туника только плотнее обтянула тело и выше поднялась на бедрах. Кажется, будто и сквозь ткань все видит. Я поежилась.

Борчофф резко обернулся.

— Подразни-ка его, Дина.

— Предупреждаю, предводитель, — заговорил черноволосый, — не вздумай наносить мне оскорбление, заставляя рабыню дразнить меня.

— Подразни его, — повторил Борчофф и отвернулся.

Пленник застыл в безмолвной ярости. И вдруг я почувствовала себя невероятно могущественной. Он беспомощен! Внезапный гнев на мужчин захлестнул меня. Что они со мной сделали! Ошейник, клеймо! И этот, в цепях, — тоже горианин, только что смотрел на меня как хозяин на рабыню.

— Да, хозяин, — ответила я Борчоффу, предводителю воинов заставы Турмусовых Камней.

Подошла к пленнику, подняла на него глаза. Он смотрел в сторону.

— Хозяин боится рабыни? — спросила я. Коснулась его кончиками пальцев, лениво провела по плечу. Про себя улыбнулась. Лишь земной мужчина испугался бы рабыни. Испугался бы, смутился. Не знал бы, что с ней делать. Конечно, тут же принялся бы вбивать ей в голову, в чем заключается мужественность, превращая ее в подобие мужчины. Вот такая женщина для него безопасна. И не посмотрел бы на ее чувства, и внимания не обратил бы на то, что она женщина, ведь ее природа — какова бы она ни была — его, по существу, не интересует, главное — самому избежать ответственности. Мужчины и женщины равны — вот основной тезис, за которым прячутся слабые, запуганные мужчины. Все просто. Если женщина — не женщина, то и мужчина ей не нужен. Почему так много мужчин страшатся быть мужчинами? По-моему, ничего ужасного в этом нет.

— Ты такой большой, сильный, хозяин, — улещала я узника, — и красивый.

Он зло смотрел в сторону.

— Почему же ты не обнимешь меня, не поцелуешь рабыню? Я тебе не нравлюсь?

Ни слова в ответ.

— О, — протянула я, — ты в цепях!

Я поцеловала его руку. Он выше меня дюймов на десять, весит, наверно, вдвое больше. Рядом с ним я чувствовала себя такой маленькой.

— Давай Дина поласкает тебя, хозяин, — шептала я. — Позволь Дине сделать тебе приятно.

Я рванула зубами его тунику.

— Ты должен позволить Дине ласкать тебя, — уговаривала я. — Скоро на тебе поставят клеймо, и ты станешь несчастным рабом, как Дина. — Я разорвала зубами его тунику до пояса. Обнажилась мощная грудь. Ласково поглаживая его по бокам, я лизала и кусала его живот. — А раба могут убить всего лишь за то, что он коснулся рабыни. — Я посмотрела ему в лицо. — Дине так жаль, что скоро ты станешь рабом, хозяин.

— Я не стану рабом, — сказал он. Я озадаченно смотрела на него. Он снова отвел глаза в сторону.

Я вцепилась зубами в его тунику у пояса.

— Не надо, рабыня, — сказал он. Я испуганно отпрянула.

— Иди, Дина, — приказал вернувшийся к узнику Борчофф.

— Да, хозяин.

И я вернулась в жилище рабынь: вымыться, привести себя в порядок к вечеру.

— Приведите узника, — приказал Борчофф, вставая за низеньким столиком в зале наслаждений и поднимая кубок.

Я стояла на коленях перед мужчиной, которому только что подавала мясо. Блюдо опустело.

Музыка смолкла, девушка в желтом шелке прервала танец.

В зале — человек пятьдесят мужчин и почти все живущие на заставе девушки.

— Добро пожаловать, — этими словами встретил Борчофф введенного в зал пленника. Ноги его были скованы цепью, руки в кандалах — за спиной. На всем теле — следы побоев.

Его швырнули на колени перед Борчоффом, предводителем воинов заставы Турмусовых Камней.

Двое охранников крепко держали его, не давая встать с колен.

— Ты здесь гость, — объявил Борчофф. — Сегодня ты пируешь.

— Ты щедр, предводитель, — ответил мужчина.

— А завтра, — продолжал Борчофф, — ты заговоришь, поскольку наши доводы сумеют тебя убедить.

— Вряд ли, — бросил тот.

— У нас действенные методы.

67
{"b":"20828","o":1}