ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
  • Если с собой трудно. «Слепые пятна» личности и внутренние конфликты
    Мажор
    Машина страха
    Быть пилотом «Формулы-1»
    Семь грехов лорда Кроули
    Радикальное Прощение. Духовная технология для исцеления взаимоотношений, избавления от гнева и чувства вины, нахождения взаимопонимания в любой ситуации
    Девственница на три дня
    Происшествие в курятнике. Дело расследует Хилмар Кукарексон
    Медовый месяц без правил
  • 10 минут 38 секунд в этом странном мире
    Стратегия отхода
    Шопоголик и Рождество
    Коктейль «Другой мир», или Проделки злого духа
    Привычки миллионеров. Принципы денежного мышления
    Трое в карантине и другие неприятности
    Silent Hill. Навстречу ужасу. Игры и теория страха
    Полуночная роза
    Новая кондитерская Синьорины Корицы
  • Спасал ли он жизни? Откровенная история хирурга, карьеру которого перечеркнул один несправедливый приговор
    Подземная война
    Пираты Гибралтара
    Месть Тьмы. Кровь за кровь
    Когда гаснет фонарик
    На затравку. Моменты моей писательской жизни, после которых все изменилось
    Простые десерты. 48 легких рецептов, для которых не надо быть кондитером
    10+ Городских историй от Вероники Мелан в одном сборнике
    Зеб.
  • Мальчик с одним именем
    Православный календарь на 2021 год
    Влюблённый Дед Мороз
    Жареные зеленые помидоры в кафе «Полустанок»
    Принцесса фениксов. Допрыгалась?
    Шведская уборка. Новый скандинавский тренд Döstädning – предсмертная уборка
    Брат ответит
    МоLох
    Кому я нужна. 7 шагов от самоабьюза к возрождению
  • Niksen. Голландское искусство ничегонеделания
    Йога: дыши, тянись, живи
    Сотник из будущего. Балтийский рейд
    Тейпирование лица. Омоложение во сне
    Быть Олегом Тактаровым. Моя история. Автобиография без цензуры
    Плюс минус 30: невероятные и правдивые истории из моей жизни
    Разговорный гипноз: практический курс
    Одинокий пишущий человек
    Набери мой номер ночью
  • Невеста на замену. Книга 2
    Три товарища и другие романы
    По ту сторону от тебя
    Хулиномика. Хулиганская экономика. Финансовые рынки для тех, кто их в гробу видал
    Безлюдное место. Как ловят маньяков в России
    Sex Only
    Минус восемнадцать
    Таматарха. На службе у Изгоя
    Зачарованная Эви

Содержание  
A
A

Все в таверне — и мужчины и девушки — не скрывали радости. Как счастливы, как довольны были они, что я выдала Клитуса Вителлиуса! «Хорошее дело сделала», — тут и там слышала я. Даже пирожное дали. Но наедине с собой я обливалась слезами.

Вот не знала, что могу так любить! Что угодно отдала бы, лишь бы повернуть все вспять.

Конечно, обходился он со мной — хуже некуда. Но какая разница? Я люблю его. Все остальное не важно.

И все-таки я предала его.

Ну, подумаешь, позабавился со мной, а потом — вот простодушная жестокость! — отдал крестьянам. Не знала я разве, что я рабыня? Так чего же еще ждала? Что станут обращаться как со свободной женщиной? И как несоизмеримо страшен был мой ответный удар! За такую ничтожную провинность — если это вообще провинность — я, простая рабыня, обрекла его на вечную каторгу на галерах.

Хорошее дело сделала! Я выла от горя. Люблю его. Люблю!

Надо было служить ему в таверне, поцеловать на прощание, признавая поражение, отпуская навстречу славе и свободе, и остаться — пусть забудет о девушке, которой обладал когда-то и которую бросил. Тогда я знала бы: он на свободе.

Разве этого мало?

Но я предала его, своего любимого.

Страбо удивленно обернулся — до его уха донесся стон отчаяния.

— Прости, хозяин, — пролепетала я. Мы пошли дальше, к верфи.

В ту ночь, когда я выдала Клитуса Вителлиуса, меня избили. Не сумела ублажить пьяного матроса.

Дважды досталось мне и в следующие ночи.

— Что-то ты больше никуда не годишься, — проворчал Аурелион, мой хозяин.

— Прости, хозяин, — только и сказала я в ответ.

— Наверно, пора вернуть тебя в Ар.

Потянуло рыбой и солью — порт уже недалеко. В просветах между строениями виднелись пришвартованные у причалов галеры. Мы спустились к верфи.

Нет на мне больше ни увешанного колокольчиками черного эмалевого ошейника, ни ножного браслета «Чатки и курлы».

У причала — какой-то шум, показались бегущие мужчины. Там, внизу, что-то случилось.

Теперь на моей шее защелкнут серый стальной корабельный ошейник с ярлычком. Надпись на нем гласит: «Пошлите меня леди Элайзе из Ара, из Шести Башен».

Я выдала Клитуса Вителлиуса из Ара. Не люби я его так безмерно — не могла бы так ненавидеть.

Выдала того, кого любила!

Страбо взял меня за руку. Вот странно! Я же в наручниках. Потащил через толпу. По пристани метались люди. У столба со щитом запалили костер с белесым дымком — а ведь до полудня еще далеко. Зазвонили тревогу. На вершине столба взвился алый диск.

— Пошли, — не отпуская руку, прокладывая путь сквозь толпу, торопил Страбо.

— Сбежали! — услышала я.

— Сбежали!

— Сбежали!

Мимо промчались вооруженные копьями стражники со щитами. На крышах стояли люди.

— Кто сбежал? — прокричала я.

Не переставая звонили тревогу. Протащив через толпу, Страбо торопливо вел меня к пристани.

— Кто сбежал? — приставала к нему я.

— На колени! — приказал он.

Я встала на колени у сходней, ведущих к палубе таранного судна под названием «Сокровище Джеда». Торговцы иногда пользуются такими судами. Узкие, скоростные, хорошо ходят по мелководью, хоть вместимостью обычным грузовым кораблям и уступают.

Не мешкая, Страбо указал на меня корабельному надсмотрщику, составляющему перечень грузов. Тот кивнул.

— Встань, — приказал Страбо.

Я встала.

Он толкнул меня на сходни. Мы взошли на палубу шириной футов двадцать.

Страбо отдал надсмотрщику ключ от моего ошейника, тот сунул его в сумку, подозвал матроса и кивком указал на меня. Матрос сбегал за легкими корабельными кандалами, защелкнул на щиколотках соединенные двенадцатидюймовой цепью железные кольца. К поперечной цепи крепилась еще одна — около трех футов длиной, с миниатюрными наручниками на конце. Страбо освободил мне руки, бросил в сумку хозяйские наручники и ключ. На их место приладил корабельные, соединенные цепью с ножными кандалами. Вот я и снова скована по рукам и ногам.

— Удачи тебе, рабыня, — кивнул Страбо.

— Удачи тебе, хозяин, — откликнулась я. Он сошел на берег. Сходни убрали. Отдали швартовы. Трое матросов длинными шестами отталкивали суденышко от причала. На скамьях по бортам — гребцы, свободные матросы. Заняли свои места двое рулевых. Чуть пониже встал старшина гребцов. На высоком мостике — капитан. Плавно, неспешно суденышко двинулось в открытое море. Старшина не начнет задавать гребцам ритм, пока не отойдем от причала. Треугольный парус не расправят, пока не выйдем из гавани.

А на берегу все ходило ходуном. Стражников собралось еще больше. Звон не умолкал. У столба, над которым парил алый диск, вился белесый дым.

Я подошла к поручням. Здесь же стоял принимавший груз надсмотрщик. От причала отваливали другие суда. Мы отправлялись караваном.

— Кто сбежал, хозяин? — спросила я.

— А ты не знаешь?

— Нет, хозяин.

— Двенадцать человек из Ара.

— Как же они вырвались? — Наверняка те самые, кого я на днях, в тот самый день, когда повстречалась с Клитусом Ви-теллиусом, видела на верфи.

— Один пленный сбежал и освободил остальных. Дрались как львы.

— Что за пленный?

— Какой-то Клитус Вителлиус.

Меня охватила дрожь. От радости я едва не лишилась чувств.

— Последний раз их видели на пути к таверне «Чатка и курла», — добавил он.

Не говоря ни слова, я дрожала всем телом.

— Видно, какая-то шлюха выдала их вожака, Клитуса Вителлиуса. — Он злорадно хохотнул. — Не хотел бы я оказаться на ее месте.

«Месть рабыни — не шутка», — сказала я тогда Клитусу Вителлиусу.

«Месть воина — тоже», — ответил он.

Я испуганно отпрянула тогда, и по приказу моего хозяина, Аурелиона из Коса, Клитуса Вителлиуса повели из таверны.

— Он воин из Ара, — рассуждал надсмотрщик. — Не завидую я той девке.

Берег медленно уплывал вдаль.

— Ты ее знаешь? — спросил он. — Ты ведь из «Чатки и курлы».

— Да, хозяин, — ответила я. — Но в «Чатке и курле» он ее не найдет. Ее уже отослали.

— Повезло предательнице.

— Да, хозяин.

«Сокровище Джеда» повернуло к выходу из гавани. На носу корабля выведены краской глаза. Два обведенных черным огромных голубых глаза с черными зрачками. Теперь они смотрят в открытое море.

— Весла на воду! — скомандовал старшина гребцов. Весла скользнули в уключины.

— Греби! — В один и тот же миг весла погрузились в воду — по двадцать с каждого борта. Вниз-вверх, вниз-вверх. Поблескивая на солнце, с лопастей падают капли, мерно плещется вода.

Сердце переполняет тревога. И все же я безмерно счастлива: Клитус Вителлиус на свободе, с ним — его люди!

Стоя рядом, надсмотрщик разглядывал меня, закованную кандалы.

— Ты — единственная девушка на борту.

Я залилась радостным смехом. Его это явно озадачило.

— Я буду дивно хороша, хозяин, — смеялась я. — Дивно хороша!

— Ты Дина, — приподняв над левым бедром подол моей короткой желтой рабской туники, проговорил он.

— Да, хозяин.

— Говорят, Дины — ничего девочки.

— Просто потрясающие, хозяин! — хохотала я. — Мы — Цветы Рабынь.

Каламбур понравился. Он рассмеялся.

— Немного погодя проверим, малышка Дина.

Я потянулась к нему. Ну, обними, прижми крепче! Клитус Вителлиус на свободе, с ним его люди! Мир вновь засверкал всеми красками, распахнул объятья мне навстречу. Заново ощутила я мужскую притягательность и рабскую свою покорность, заново, едва ли не крича от радости, осознала, как истово, неумолимо влечет меня к мужчинам. Снова я беспомощна перед ними, снова в их власти, снова люблю, снова не в силах устоять перед малейшим прикосновением или словом.

Я потянулась к нему губами, но он со смехом отстранил меня.

— Ну ты, рабыня!

— Да, хозяин, — потупилась я.

Вновь неудержимо тянуло меня к мужчинам, настоящим мужчинам, мужчинам Гора. Какую бурю радости рождают достоинство, сила, мужественность и сладострастие гориан в душе землянки, привыкшей к мужскому ханжеству и слабости, к застенчивости, сдержанности и лицемерию земных мужчин. Клитуса Вителлиуса, я знаю, злило то, как, не умея совладать с собой, откликалась я на прикосновение мужских рук. Он презирал меня за это — может, и поделом. Впрочем, я рабыня, шлюха. И мне нет до этого дела. Но, даже превращаясь помимо собственной воли в объятиях любого горианина в задыхающуюся в оргазме рабыню, по-настоящему любила — и люблю я только его, Клитуса Вителлиуса. Ни в чьих руках не чувствовала я себя такой беспомощной. Он — властелин моей любви. Надсмотрщик знаком подозвал матроса, что надевал на меня перед отплытием кандалы. Тот подошел. Надсмотрщик повернулся ко мне.

89
{"b":"20828","o":1}