ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Знаю, хозяин, — я прижалась к нему губами. Он не щадил меня. Досталось мне здорово.

— На твоем месте, — проговорил он, — я бы трясся от страха. Я поцеловала его.

— А ты не кажешься испуганной.

— Я всегда боялась тебя, хозяин, — призналась я. — Боялась твоего неистового нрава, твоей силы, твоей воли. Но я люблю тебя.

Резким рывком перевернув меня на спину, прижав к бревнам, он ел меня глазами.

— Лгунья!

— Это правда, хозяин. — Я заглянула ему в глаза.

— Ты любишь всех подряд!

— На мне ошейник. Он рассмеялся.

— Я — земная женщина. И не в силах устоять перед объятиями мужчин Гора. Но тебя, хозяин, я люблю больше всех, только тебя люблю по-настоящему.

— Выкручиваешься, хочешь избежать наказания.

— Нет, хозяин. Наказывай.

Ладони его крепко сжимали мои руки. Какой сильный! И какая я слабая!

— Ты в моих руках.

— Да, хозяин.

— И не рассчитывай своими улыбочками и нашептываниями отвратить мою месть.

— Не рассчитываю, хозяин.

Он раздраженно вскочил. Отошел на пару шагов, уставился в море. Я по-прежнему лежала на своем месте. Обернулся, смотрит.

— Я в твоей власти, хозяин, — уверила его я. — Мсти.

Он вынул нож и с яростью ткнул его обратно в ножны. Отвернулся.

Я улыбнулась, встала на колени, потянулась всем телом и промурлыкала:

— Девушка проголодалась.

Он не шевельнулся, все смотрел в море.

— Странно, — проговорил он наконец.

— Что странно, хозяин?

— Молчи, рабыня.

— Да, хозяин.

Не станет он делиться со мной своими мыслями.

— Может ли это быть, Клитус Вителлиус? — пробормотал он, нетерпеливо обернулся и посмотрел на меня.

— Я предала тебя, хозяин, — заговорила я, — потому что любила. Не люби я тебя так — не смогла бы так ненавидеть. Жила мыслью о мести и, когда подходящий момент представился, совершила это изощренное, немыслимое предательство. А когда тебя увели, себя не помнила от горя. Плакала, кричала. Предала своего любимого! Все в жизни точно в прах обратилось. Лучше бы меня предали. Когда узнала, что ты бежал, чуть с ума не сошла от радости. Знать, что ты жив, на свободе — больше мне ничего не надо.

— Предательница, — бросил он.

— Я здесь, — напомнила я. — Делай со мной что хочешь. Он сверлил меня бешеным взглядом. Отвернулся. Снова глянул мне в лицо.

— Скоро рассвет. Я устал. Пора связать тебя на ночь.

— Пожалуйста, не связывай меня, хозяин. — Я встала, откинула назад волосы, улыбнулась. — Обещаю: я не убегу.

Плот подо мной ходил ходуном.

— Я хорошо знаю, как наказывают убежавших рабынь.

— Ложись к кольцу, — приказал он, — и молчи.

— Да, хозяин.

Я легла у кольца.

— На бок!

Повернулась на бок. Он — хозяин. Я почувствовала, как он крепко стягивает мне руки за спиной.

Как убедить его в моей любви? Так хотелось, чтоб знал, как я люблю его. А потом пусть делает со мной что угодно.

Оторвав две полоски ткани от моей туники, он скрутил их, продел под ошейник, привязал импровизированную веревку к ввинченному в древесину железному кольцу. Привязь короткая, не длиннее дюйма. Вынул из ножен нож, воткнул в бревно в нескольких дюймах от себя и улегся. Отвернулся от меня и тут же заснул.

Гнев, ярость воина — все это я могу понять. Но куда больнее ранило недоверие.

Голову почти не повернуть. Привязал к кольцу едва ли не вплотную. Руки не освободить. Воин связывал.

Я хотела быть его любимой рабыней, а стала пленницей, предательницей, и вот теперь, пойманная, лежу, спутанная веревками, жду мести преданного мною хозяина, воина Гора.

Знаю — месть его еще не свершилась. Я беспомощно заворочалась. Впервые стало по-настоящему страшно. К тому же на плоту становилось холодно.

Глава 24. В ЦЕПЯХ В ТРЮМЕ ГАЛЕРЫ

— Вставай, рабыня! — Клитус Вителлиус пнул меня ногой.

Я открыла глаза. Отвязав от кольца мой ошейник, он стянул мне щиколотки скрученной из обрывков туники веревкой. Сорвал с меня остатки туники, швырнул ее в море. Голая, со связанными за спиной руками и перетянутыми самодельной веревкой ногами, я села на бревно.

Навстречу нам неторопливо шел корабль. Средней величины галера, по двадцать весел по каждому борту. Треугольный парус приспущен. Клитус Вителлиус в ожидании стоял на плоту.

На мачте полоскались два флага — Порт-Кара и еще один, с силуэтом головы боска поверх зеленых полос на белом поле. Вспомнился разговор помощников капитана с «Сокровища Джеда». Боек из Порт-Кара.

Повернув, галера легко пристала бортом к плоту. У поручней стоял широкоплечий, но поджарый детина с огромными ручищами. Широкое лицо, глаза сероватого оттенка, непослушные рыжеватые волосы треплет ветер. Было в нем что-то от животного — что-то необъяснимое, непредсказуемое — ум, жестокость, хватка. Одного взгляда на стоящего расставив ноги на палубе мужчину было достаточно, чтобы понять: перед тобой воин. Оказаться в его руках было бы страшновато. Глаза оценивающе скользнули по моему телу: хочешь не хочешь, а вспомнишь, что ты рабыня.

Клитус Вителлиус вскинул руку в приветствии воинов. Таким же жестом ответил мужчина.

— Я Клитус Вителлиус из Ара, — прокричал мой хозяин, — я ваш пленник?

— Есть у нас небольшая размолвка с Аром, — отвечал мужчина. — Да больно уж суденышко у тебя утлое.

Клитус Вителлиус рассмеялся.

— Клитус Вителлиус из Ара и его люди, — продолжал мужчина, — как сообщает Самос из Совета Капитанов Порт-Кара, позавчера выступили на стороне Жемчужины Тассы и показали себя весьма достойно.

Жители Порт-Кара иногда называют свой город Жемчужина Тассы. Чужие же величают его по-разному, вплоть до «логова воров и головорезов» или «пристанища пиратов». Правит городом Совет Капитанов.

— Сделали, что могли, — отвечал Клитус Вителлиус. — Кос, как тебе известно, воюет с Аром. — Клитус Вителлиус взглянул на собеседника. — Что с моими людьми?

— Живы-здоровы. На судне Самоса, «Тасса убара».

— Прекрасно!

— Твоя посудина, — ухмыльнулся мужчина, — похоже, на воде держится, но уж больно неуклюжая.

— Я прошу взять на борт двоих, меня и рабыню. — Клитус Вителлиус кивнул в мою сторону.

Мужчина перевел на меня глаза:

— Славная скотинка!

— Предательница, — уточнил Клитус Вителлиус.

— Не сомневаюсь, ты накажешь ее как следует.

— Именно это я и собираюсь сделать.

Я понурила голову.

— Я беру вас на борт, — улыбнулся мужчина.

Руки хозяина подхватили меня и передали моряку, тот поднял меня над поручнями и, связанную, поставил на колени у мачты.

Мгновение спустя, ухватившись за протянутую руку, прыгнул на борт и Клитус Вителлиус.

— Разворачивай! — приказал рулевому мужчина.

— Левые весла! — скомандовал старшина гребцов. — Греби!

Галера неторопливо разворачивалась.

Принявший нас на борт мужчина разглядывал меня. Нагая, связанная, я подняла на него глаза.

— По долгу вежливости, — сказал Клитус Вителлиус, — я предоставляю тебе и твоим рабам право потешиться с этой женщиной. Но оставляю ее за собой. Если пожелаешь получить ее без моего разрешения, придется сражаться.

— Хочешь сохранить ее, чтобы хорошенько наказать? — Да.

Мужчина присел около меня. Руками раскрыл мне рот.

— Варварка.

— Да, — согласился Клитус Вителлиус.

Хозяин, свободный мужчина, разрешил мне закрыть рот. Повертел в руках ярлычок на ошейнике, стер с него соль.

— Меня везли к леди Элайзе из Ара, — проговорила я, — к моей хозяйке.

— Тебе больше бы пристало принадлежать мужчине, — хмыкнул моряк.

— Да, хозяин.

— Кажется, рабыня заинтересовала тебя, — удивился Клитус Вителлиус.

— Тебя привезли с Земли? — обратился ко мне мужчина.

— Да, хозяин.

— Ты жила в Косе, прислуживала в таверне под названием «Чатка и курла»?

— Да, хозяин.

Ладони его крепко сжали мне руки.

— Прекрасно, — пристально взглянув на меня, процедил он. Меня охватил ужас. — А теперь я задам тебе один простой вопрос. И если хочешь прожить еще хотя бы пять инов, ты без проволочек ответишь на него, как на духу.

94
{"b":"20828","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца