ЛитМир - Электронная Библиотека

Я прыгнул за девушкой, схватил ее и, повернув к себе, вырвал из рук камень. Она ударила меня и побежала за мной к тарну, который возбужденно хлопал крыльями, готовясь покинуть опасное место. Я подпрыгнул, схватился за седельное кольцо и, минуя лестницу, мгновенно вскочил в седло, тут же дернув за первый повод. Тяжело одетая девушка попыталась взобраться на тарна по лестнице, но одежда слишком мешала. Я выругался, когда стрела задела мое плечо, и тарн, взмахнув крыльями, взлетел. В моих ушах стоял звон стрел, крики разъяренных воинов и вопли девушки.

Я в недоумении глянул вниз: девушка болталась внизу, уцепившись за лестницу, и под ней была уже не крыша, а далекие огни Ара. Я вынул из ножен меч, чтобы обрубить лестницу, но остановился и сердито вложил его обратно; я не мог позволить тарну нести лишний вес, но не мог и обрубить лестницу.

Я выругался, услышав внизу свистки, призывающие тарнов. Все тарнсмены Ара эту ночь проведут в полете. Миновав последнее здание города, я очутился во тьме горийской ночи, устремившись в Ко-Ро-Ба. Положив камень в седельную сумку и застегнув замок, я втащил лестницу.

Девушка все еще взвизгивала от ужаса, ее пальцы и мускулы одеревенели. Я положил ее на седло перед собой и пристегнул ее к нему. Мне было жаль девушку, ставшую беспомощной пешкой в мужской игре, где ставкой была империя.

– Попробуй не бояться, – сказал я.

Она дрожала, всхлипывая.

– Я не причиню тебе вреда. Когда мы перелетим через заболоченный лес, я отпущу тебя на дороге в Ар. Ты будешь в безопасности. – Мне хотелось убедить ее. – Утром ты снова будешь в Аре, – обещал я.

Она беспомощно пробормотала какие-то слова благодарности и доверчиво повернулась ко мне, обвив мою талию руками для уверенности. Я почувствовал ее дрожащее тело, ее зависимость от меня, но вдруг, сомкнув руки, она с криком ярости выбросила меня из седла. Падая, я понял, что забыл пристегнуться к нему, когда взлетел с крыши цилиндра убара. Я взмахнул руками, хватая пустоту, и полетел вниз.

Но я успел запомнить ее победный смех, замирающий вверху, как ветер. Я напрягся, приготовившись к удару, подумать лишь, успею ли я ощутить его, и решив, что успею. Тогда я расслабил мускулы, как если бы это имело какое-то значение. Я ожидал шока и, теряя сознание почувствовал, как почти безболезненно пробившись сквозь ветви, рухнул в какое-то мягкое, податливое вещество.

Когда я открыл глаза, то обнаружил, что прилип к огромной сети из широких эластичных нитей, которые простирались примерно на пасанг, и сквозь которую прорастало множество деревьев заболоченного леса. Сеть внезапно затрепетала, и я попытался подняться, но не смог, прилипнув к нитям. Ко мне приближался, осторожно переступая через нити и ловко неся свое туловище, один из Болотных Пауков Гора. Я устремил свои глаза к голубому небу, желая, чтобы оно было моим последним впечатлением на этом свете. Я вздрогнул, когда огромное животное приблизилось ко мне принялось ощупывать меня своими волосатыми лапами. Я взглянул на него: он ошеломленно разглядывал меня четырьмя парами глаз. Затем, к своему огромному изумлению, я услышал металлический голос:

– Кто вы?

Я решил, что сошел с ума. Затем вопрос повторился, причем звук слегка усилился:

– Вы из Ара?

– Нет, – ответил я, принимая участие в том, что считал галлюцинацией, привидевшейся мне в припадке безумия.

– Нет, я из свободного города Ко-Ро-Ба.

Когда я сказал это, чудовище нагнулось надо мной и я увидел его клыки, изогнутые подобно ножам. Я напрягся, ожидая страшного укуса, но вместо этого слюна или что-то вроде этого покрыла нити, удерживающие меня. Они сразу ослабили свою хватку. Освободив, он поднял меня в челюстях и отнес на край сети, и, спустившись вниз по висящей нити, положил меня на землю. Затем он отошел в сторону, не отрывая от меня взгляда своих перламутровых глаз.

Я вновь услышал металлический голос:

– Меня зовут Нар, я из Паучьего Народа.

Тут я впервые заметил, что к его животу подвешен транслятор, такой же, как я видел Ко-Ро-Ба. вероятно, он переводил неслышные звуковые импульсы в человеческую речь. Аналогично переводились мои слова. Одна из ног паука лежала на кнопках прибора.

– Ты слышишь это? – спросил он, понизив звук до прежнего уровня.

– Да, – ответил я.

Насекомое казалось обрадованным.

– Хорошо, – сказал он, – не думаю, что разумные существа должны говорить громко.

– Вы спасли мне жизнь. Спасибо.

– Вашу жизнь спасла паутина, – поправил меня паук. Он замер на мгновение и, как бы поняв меня, сказал: – Я не причиню тебе вреда. Паучий Народ не убивает разумных существ.

– Весьма признателен.

Но от следующего предложения у меня перехватило дыхание:

– Это вы украли Домашний Камень Ара?

Я сначала промолчал, но поняв, что это создание не питает любви к людям Ара, ответил утвердительно.

– Это радует меня, – сказал Нар, – ибо люди Ара плохо обращаются с Паучьим Народом. Они охотятся на нас и оставляют в живых лишь тех немногих, которые должны прясть ткань кур-лон, используемую для их мельниц. Раз они ведут себя не как разумные существа, мы сражаемся с ними.

– Откуда вы знаете, что Домашний Камень Ара украден?

– Весть распространилась из города, ее несли все разумные существа, независимо от того, ползают они, летают или плавают.

Насекомое подняло одну из своих передних ног, чувствительные волоски на ней коснулись моего плеча.

– Весь Гор радуется, кроме Ара.

– Я потерял Домашний Камень, – сказал я. – Дочь убара обманула меня, сбросив меня с тарна, и только ваша паутина спасла меня от смерти. Наверное, сегодня вечером радость вновь вернется в Ар, когда дочь убара вернет Домашний Камень.

– Как дочь убара вернет Домашний Камень, если стрекало висит у тебя на поясе? – промолвил металлический голос.

Внезапно я все понял и удивился, как это не пришло мне в голову раньше. Я представил себе девушку, сидящую верхом на разъяренном тарне, необученную вождению, даже без стрекала, которым она могла бы обороняться от птицы. Ее шансы выжить были еще меньше, чем если бы я обрезал лестницу над цилиндрами Ара, когда она была в моей власти, вероломная дочь Марленуса. Скоро тарн должен проголодаться. Через несколько часов наступит утро.

– Я должен вернуться в Ко-Ро-Ба, – сказал я. – Я проиграл.

– Если хотите, я провожу вас до края болота, – сказал Нар. Я согласился, и это разумное существо, взвалив меня на спину, ловко двинулось через заболоченный лес.

Мы передвигались таким способом около часа, когда вдруг Нар резко остановился и поднял переднюю пару лап, изучая запахи и пытаясь выловить что-то из плотного влажного воздуха.

– Тут поблизости дикий плотоядный тарларион, – сказал он, – держитесь крепче.

К счастью я сделал это немедленно, ухватившись за черные волосы, покрывавшие панцирь, ибо Нар внезапно подбежал к ближайшему дереву и взобрался на него. Через две или три минуты я услышал голодное хрюканье дикого тарлариона, а еще через мгновение в ужасе завопила женщина.

Из-за спины Нара я увидел болото, заросшее тростниками, над ним вились облака насекомых. Из зарослей тростника, примерно в пятидесяти шагах впереди нас и тридцати футах ниже, появилась бегущая фигурка девушки, руки ее были умоляюще протянуты вперед. В тот же миг я узнал одежду, только сильно выпачканную и разорванную – это была одежда дочери убара.

Едва она выбежала на поляну, разбрызгивая застоявшуюся зеленую воду, как из тростника высунулась голова дикого тарлариона, чьи глаза горели, предвкушая добычу, а огромная пасть была широко раскрыта. Почти невидимая от быстроты движения, из нее вылетела узкая коричневая стрела языка и обмоталась вокруг стройной, беспомощной фигурки девушки. Она взвизгнула в истерике, стараясь освободиться от липкой плоти. Но язык начал подтягивать ее к раскрытой пасти чудовища.

Не размышляя, я соскочил со спины Нара и, ухватившись за некое подобие лианы, в один миг очутился на земле, выхватил меч и побежал к тарлариону. Очутившись между ним и девушкой, я отрубил мечом его отвратительный коричневый язык.

13
{"b":"20830","o":1}