ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я пришел, чтобы предложить свой меч дому Кернуса, — сказал я.

— Мы ожидали вашего прихода, — ответил Кернус.

Я постарался не выдать своего удивления.

— Насколько мне известно, — сказал Кернус, — Портус тщетно пытался нанять вас.

— Совершенно верно.

— Иначе, — усмехнулся Кернус, — вы не пришли бы сюда, поскольку за нашим домом никакой вины не значится.

Это был намек на носимый мной на лбу символ смерти.

Большую часть предыдущей ночи я провел за игрой на постоялом дворе, стерев с лица черную отметину, но наутро, проснувшись, я снова изобразил её на лбу и, наскоро перекусив куском холодного жареного боска, отправился в дом Кернуса.

День только начинался, но рабовладелец был уже на ногах, и меня проводили к нему без лишних проволочек. По правую руку от хозяина дома расположился писец — сутулый, мрачного вида человек с настороженным взглядом глубоко посаженных глаз. На коленях у него лежала толстая кипа прошитых листов бумаги. Это был Капрус из Ара — старший учетчик дома Кернуса. Тот самый, который занимался оформлением документов на покупку Веллы и заносил данные, получаемые от медиков, тщательным образом обследующих каждую вновь приобретенную рабыню, в особый регистрационный лист, предназначенный для отправки в Административный Цилиндр, на котором внизу в качестве подписи значился снятый у Веллы отпечаток пальца.

Процедура приобретения рабыни закончилась только после того, как девушку уже в надетом на неё ошейнике медики проверили на физическую выносливость, психические реакции, заставляя делать многочисленные приседания и доставать пальцем кончик носа, осмотрели её на предмет заболеваний и снова передали её Капрусу, который выдал ей два комплекта предназначающегося для рабынь одеяния и ввел её в курс её новых обязанностей. Таким образом, внедрение Веллы в дом Кернуса оказалось несложным, хотя я продолжал беспокоиться за её безопасность. Это была рискованная затея. Поговаривали, что Капрус состоит в дружеских отношениях с самими Царствующими Жрецами.

— А могу я поинтересоваться, — допытывался Кернус, — по кому вы носите этот знак черного кинжала?

Я ждал этого вопроса и хотел поговорить с Кернусом на эту важную, хотя и опасную для меня тему, поскольку он должен был знать о цели моего прибытия. К тому же настало время приоткрыть завесу тайны над некоторыми вещами, чтобы дать им возможность выплеснуться на улицы Ара.

— Я пришел отомстить за смерть Тэрла Кэбота, — ответил я, — воина из Ко-Ро-Ба.

За моей спиной послышались удивленные возгласы охранников. Можно не сомневаться, что через час мое сообщение уже будет известно во всех пага-тавернах Ара, будет обсуждаться на каждом мосту, в каждом цилиндре.

— В этом городе Тэрл Кэбот из Ко-Ро-Ба больше известен как Тэрл Бристольский, — заметил Кернус. — Вы имеете в виду именно его?

— Да, — ответил я.

— Мне приходилось о нем слышать, — сказал Кернус и на минуту задумался.

Я продолжал внимательно за ним наблюдать. Он казался взволнованным, даже потрясенным.

Двое из его охранников торопливо оставили комнату, и я услышал, как они с кем-то громко переговариваются в коридоре.

— Сожалею об этом, — произнес наконец Кернус и поднял на меня глаза. — Думаю, не много найдется в Аре таких, кто не пожелает вам удачи в вашей черной работе.

— Кто мог убить Тэрла Бристольского? — не удержавшись, воскликнул один из охранников, забыв даже, что Кернус вполне мог неодобрительно отнестись к тому, что он вмешивается в его разговор.

— Его убили ножом в спину, — сказал я, — на одном из мостов поблизости от цилиндра воинов, в темноте, вероятно, в двенадцатом часу ночи, вдали от света ламп.

Охранники переглянулись.

— Только так это и могло быть сделано, — заметил один из них.

Я сам остро сожалел о скудном освещении на мосту по соседству с цилиндром воинов, поскольку именно по нему в тот день прошел молодой человек, также, очевидно, из воинов, опередив меня на каких-нибудь четверть часа. Вся его вина — если это вообще можно назвать виной — состояла в том, что своим телосложением и цветом волос он показался притаившемуся в темноте убийце похожим на меня. Мы с Тэрлом Старшим, моим учителем в боевом искусстве, обнаружили его окровавленное тело, а поблизости от него заметили свисающий с фонарной решетки клочок зеленой материи, оторванной, по-видимому, от надетой на руку повязки торопливо убегавшего убийцы. Парень был мертв. Мы перевернули бездыханное тело и, увидев торчащий у него в спине нож, обменялись понимающим взглядом.

— Ты его не знаешь? — кивнул я на убитого.

— Нет, — покачал головой Тэрл Старший, — хотя можно с большой уверенностью предположить, что это воин из союзного с нами города Тентиса. Бедняга, — вздохнул он.

Мы обнаружили, что карманы молодого воина остались нетронутыми. Убийце нужна была только его жизнь.

Тэрл Старший осторожно высвободил нож. Это оказался нож для метания, напоминающий те, что используют в Аре, но несколько меньше и не обоюдоострый.

Это было оружие, созданное специально для убийства. У самой его рукояти, как и на остальном лезвии, смешавшиеся с начавшей сворачиваться кровью виднелись белые полосы ядовитой пасты канда. По краю рукояти змеей извивалась надпись: «Я искал его. И я его нашел».

Это был нож убийцы.

— Каста убийц? — спросил я.

— Маловероятно, — заметил Тэрл Старший. — Эти действуют наверняка. Они слишком горды, чтобы добавлять яд.

Не говоря больше ни слова, мы с Тэрлом Старшим подняли мертвое тело. Я захватил свисающий с фонарной решетки зеленый лоскут. Нам повезло, и, направляясь к расположенному неподалеку дому моего отца, Мэтью Кэбота, главы городской администрации, мы в этот поздний час не встретили ни души. Затем вместе с отцом и Тэрлом Старшим мы долго обсуждали это происшествие и пришли к заключению, что неудавшаяся попытка покушения на мою жизнь — никто из нас не сомневался, что именно так это и следует понимать, — имеет определенное отношение к Сардару и Царствующим Жрецам, а также к их соперникам, которые стремятся прибрать к своим рукам весь этот мир Царствующих Жрецов и населяющих его людей. Они ни за что не откажутся от своих намерений, однако теперь, памятуя, чем обернулась для них закончившаяся чуть более года назад война Роя, вряд ли рискнут нападать в открытую, скорее предпочитая действовать скрытно, исподтишка, не останавливаясь ни перед чем. Поэтому мы решили дать возможность распространиться по городу известию, будто Тэрл Кэбот убит.

Сейчас в центральном зале дома Кернуса воспоминания о том дне нахлынули на меня с новой силой. В конце концов я пришел сюда именно для того, чтобы отомстить за смерть безвинно погибшего человека. А ведь я до сих пор даже не знаю его имени. Он был воином из Тентиса. Оказался в Ко-Ро-Ба, городе союзников, и здесь нашел свою смерть по той лишь случайной причине, что имел несчастье быть на меня похожим.

— А почему в Ар не пришли воины Ко-Ро-Ба, чтобы отыскать убийцу? — прервал мои размышления Кернус.

— Это вовсе не повод для военных действий, — ответил я. — А поскольку Казрак в настоящее время уже не глава городской администрации Ара, появление воинов Ко-Ро-Ба внутри стен города едва ли было бы встречено с восторгом.

— Действительно, — заметил один из охранников.

— Вы знаете имя человека, которого ищете? — спросил Кернус.

— У меня есть только это, — ответил я, вытаскивая из-за пояса обрывок зеленой материи.

— Нарукавная повязка болельщика, — нахмурился Кернус. — В Аре таких тысячи.

— Это все, чем я располагаю, — ответил я.

— Наш дом, как, впрочем, и многие другие, является сторонником фракции зеленых. Но воины, состоящие на службе городской администрации, чаще поддерживают другие команды.

— Я знаю, что дом Кернуса на стороне зеленых, — ответил я.

— Таким образом, в вашем стремлении предложить свои услуги этому дому есть более веская причина, нежели просто желание заработать? — спросил Кернус.

11
{"b":"20831","o":1}