ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Рабыня, — обратился Кернус к Элизабет.

— Да, хозяин?

— Выпрямись и положи руки за голову.

Элизабет повиновалась.

— Повернись, — приказал Кернус.

Девушка медленно повернулась, выполняя его требования. Кернус окинул её внимательным взглядом.

— Ее уже пробовали хлыстом? — спросил он у Капруса.

— Медик Фламиниус проводил эту проверку, — доложил Капрус. — Она показала себя прекрасно.

— Отлично, — удовлетворенно произнес Кернус. — Можешь опустить руки, — обратился он к Элизабет.

Та покорно уронила руки и снова застыла перед ним, низко опустив голову.

— Пусть пройдет полный курс обучения, — сказал Кернус Капрусу.

— Полный? — переспросил писец.

— Да, — кивнул Кернус, — полный.

Элизабет удивленно взглянула на него.

На это ни она, ни я не рассчитывали, однако изменить что-либо мы были уже не в состоянии. Обучение — тщательное, утомительное — обычно занимало месяцы.

С другой стороны, оно, вероятно, будет проводиться прямо здесь, в доме Кернуса, а кроме того, растянутое на столь длительный срок, оно чаще всего занимало не более пяти часов в день, так что проходящие его имели достаточно времени на отдых, усвоение полученных знаний и прогулки по внутреннему саду. Поэтому раз уж Элизабет была номинально включена в состав штата дома Кернуса, мы вполне могли бы найти время и на выполнение своей работы, для чего мы, собственно, и проникли в этот дом.

— Ты не благодаришь меня? — удивленно спросил Кернус Элизабет немедленно упала на колени.

— Я не заслуживаю столь высокой чести, хозяин, — пробормотала она.

Кернус, усмехнувшись, указал на меня, жестом приказывая девушке обернуться.

Едва она взглянула в мою сторону, как на лице её отразился неописуемый ужас, глаза широко открылись, а руки сами потянулись к застывшим в немом крике губам, словно она только сейчас заметила мое присутствие и это наполнило её безудержным страхом. Она была великолепной актрисой.

— Это он! — дрожа, воскликнула она.

— Кто? — с невинным видом поинтересовался Кернус.

Я стал подозревать, что моя ставка на своеобразно понимаемое многими рабовладельцами чувство юмора начинает, по-видимому, приносить свои плоды Элизабет уронила голову на пол.

— Пожалуйста, хозяин! — зарыдала она. — Это он, тот убийца, который схватил меня на улице и заставил идти с ним в таверну Спиндиуса! Защитите меня, хозяин! Прошу вас, защитите!

— Это та самая рабыня, которую вы заставили проводить вас в таверну Спиндиуса? — сурово обратился ко мне Кернус.

— Думаю, та самая, — согласился я.

— Ненавистное животное! — застонала Элизабет.

— Бедная маленькая рабыня, — притворно посочувствовал Кернус. — Он что, был груб с тобой?

— Да! — со сверкающими от негодования глазами воскликнула она. — Да!

Даже я не мог не признать, насколько Элизабет великолепная актриса. Пожалуй, она была столь же умна и талантлива, сколь и красива. Оставалось только надеяться, что она не переусердствует в разыгрываемой ею трагической сцене, иначе гореть мне тогда в чане с кипящим тарларионовым жиром.

— Ты хочешь, чтобы он был наказан? — участливым тоном поинтересовался Кернус.

Элизабет бросила на него полный благодарности взгляд и дрожащими губами, размазывая по щекам слезы, быстро запричитала:

— Да! Да, хозяин! Пожалуйста, накажите его! Накажите!

— Хорошо, — согласился Кернус. — Я накажу его тем, что пошлю в его комнату не прошедшую обучение рабыню.

На лице Элизабет отразилось полнейшее недоумение.

Кернус обернулся к Капрусу.

— В свободное от обучения время номер плюс четыре плюс три будет следить за чистотой в комнатах убийцы, — сказал он.

Кивнув, Капрус сделал пометку на листе бумаги.

— Нет! — застонала Элизабет. — Прошу вас, хозяин, нет!

— Возможно, — ответил Кернус, — если твои занятия будут продвигаться успешно, через несколько месяцев тебе будет разрешено перейти в другие комнаты.

Элизабет, рыдая, распростерлась на каменном полу.

— Пусть это послужит для тебя стимулом к прилежанию, маленькая рабыня, — заметил Кернус.

Я запрокинул голову и громко захохотал, Кернус также весело рассмеялся, похлопывая руками по подлокотникам своего царственного кресла, а вслед за нами дружно загоготали его охранники. Вволю навеселившись, я коротко поклонился затейливому на развлечения рабовладельцу и вслед за одним из его охранников направился в отведенные для меня комнаты.

Глава 5. В ДОМЕ КЕРНУСА

Устроившись рядом со мной на корточках в традиционной для горианских женщин манере, Элизабет весело смеялась и хлопала от радости по коленям.

Я тоже был доволен.

— До чего гладко все прошло! — смеялась она. — Но Велла, бедная Велла вынуждена теперь следить за чистотой в комнатах убийцы!

— Не смейся так громко! — предупредил её я, в радостном волнении расхаживая по комнате.

Закрыв за собой тяжелую деревянную дверь, я запер её на двойной засов. Без такого засова дверь можно было открыть снаружи с помощью шнурка, продернутого сквозь отверстие щеколды, концы которого свисали с наружной стороны двери. Без такого шнурка открыть дверь было невозможно, и её пришлось бы ломать.

Я хорошо усвоил это и впоследствии, выходя из комнаты, всегда просовывал концы шнурка наружу. Недостаток подобного запора заключается в том, что в отсутствие хозяина любой может проникнуть в комнату, обыскать её или находиться в ней в качестве непрошеного гостя. Поэтому ценные вещи в комнатах обычно хранятся в тяжелых, обитых железом, привинченных к стене и накрепко запертых сундуках. Большинство же дверей здесь были снабжены, как правило, замками ручной работы, часто выполненными с большим мастерством, установленными в центре двери и запирающимися с помощью громоздких задвижек. Интересно, что, хотя большинство подобных замков и делается вручную, все они довольно однотипны и относятся к разновидности стержневых, в которых задвижка фиксируется несколькими прочными, входящими в неё стержнями разной длины. Когда ключ вставляется, стержни поднимаются к поверхности задвижки, освобождая её, а когда ключ проворачивается, задвижка открывается. Существуют, правда, и другие разновидности запоров, наиболее распространенными из них являются дисковые замки, в которых роль запирающего устройства выполняют не стержни, а диски.

На такие же замки стержневого или дискового типа, но гораздо меньших размеров запираются и ошейники девушек-рабынь. В этих замках шесть стержней или дисков, каждому из которых соответствует своя буква в горианском слове, означающем «рабыня». У раба редко бывает ошейник с замком. Обычно железная полоса вокруг его шеи заклепывается. Мужчины-рабы часто работают в цепях, скованные по несколько человек. В некоторых городах, включая и Ар, почти невозможно встретить незакованного раба. Их, кстати, значительно меньше, чем рабынь: захваченная женщина, как правило, получает ошейник, а мужчина — меч в грудь. К тому же тщательно подготовленные, хорошо организованные и управляемые походы за рабами в другие города почти всегда имеют своей целью захват женщин. Обычно после налета на цилиндр все перегородки в нем проламываются, а комнаты подвергаются разграблению с захватом золота и женщин. Мужчин убивают, а пленниц связывают. Тех из них, кто не хочет признать себя рабыней, также убивают, а оставшихся нагружают награбленным добром и хлыстами сгоняют на крышу.

Здесь их привязывают к седлам тарнов или бросают связанными в специально предназначенные для этого корзины для рабов, транспортируемые по воздуху большими птицами. Обычно до того, как удается подоспеть вызванной городской охране, налетчики уже уходят с добычей, оставив после себя только горящий цилиндр.

Работорговцы могут напасть на любой город, но особенно они свирепствуют в тех, которые не имеют обученных тарнов и потому вынуждены использовать в боевых действиях неповоротливых тарларионов.

13
{"b":"20831","o":1}