ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Запей её водой, — посоветовал медик.

Вирджиния сделала глоток из миски с водой.

— А ну выпускайте меня отсюда! — срываясь на хрип, повторяла вторая девушка.

— Как тебя зовут? — со всей возможной мягкостью спросил у неё Фламиниус.

— Вы все сумасшедшие! Просто сумасшедшие! — девушка принялась дергать за прутья. — Выпустите меня немедленно!

— Как твое имя? — снова обратился к ней Фламиниус.

— Филлис Робертсон, — раздраженно ответила девушка.

— Поешь каши, — предложил ей медик. — Это придаст тебе сил.

— Ничего я не хочу! — ещё громче закричала девушка. — Выпустите меня отсюда!

Фламиниус дал знак стоящему рядом с ним охраннику, и тот, резко выбросив руку, звучно ударил небольшой дубинкой по металлическим прутьям прямо перед лицом девушки. Та с воплем отскочила к задней стенке клетки и прижалась к ней спиной, размазывая по щекам слезы.

— Поешь немного овсянки, — посоветовал ей Фламиниус. — Тебе нужно подкрепиться.

— Нет, нет, нет, нет! — замотала она головой.

— Филлис хорошо помнит плеть, которой её угостили? — спросил Фламиниус.

Взгляд девушки наполнился ужасом.

— Да, — прошептала она.

— Тогда повтори это сама, — потребовал Фламиниус.

— О чем он там с ними говорит? — вполголоса обратился я к Хо-Ту, продолжая делать вид, будто не понимаю по-английски.

Хо-Ту пожал плечами.

— Приучает их к мысли, что они — рабыни, — ответил он.

— Я хорошо помню плеть, — едва слышно произнесла Филлис.

— Нужно отвечать: Филлис хорошо помнит плеть, — поправил её Фламиниус.

— Я не ребенок! — воскликнула девушка.

— Ты не ребенок, — согласился Фламиниус. — Ты рабыня.

— Нет! — воскликнула девушка. — Нет! Никогда!

— Я вижу, плеть ты все же успела забыть, — грустно заметил Фламиниус. — Придется тебе напомнить.

— Филлис хорошо помнит плеть, — моментально одеревеневшими губами произнесла девушка.

— Отлично, — подытожил Фламиниус. — Ты будешь послушной. Ты будешь есть кашу. И будешь запивать её водой.

В глазах девушки вспыхнула ненависть.

Их взгляды встретились.

Через мгновение она опустила голову.

— Филлис будет послушной, — едва слышно произнесла она. — Филлис будет есть кашу. И запивать её водой.

— Отлично, — снова произнес медик.

Девушка отломила кусок хлеба от лежащего в миске ломтя, подобрала им немного каши и, поморщившись, отправила его в рот. Какое-то время она вяло пережевывала безвкусное месиво и наконец запила его водой.

После этого она подняла на нас наполненные слезами глаза.

— Что вы собираетесь с нами сделать? — спросила первая девушка.

— Как вы, наверное, уже догадались по разнице в силе тяжести, — сказал Фламиниус, — вы находитесь не на Земле. — Он окинул девушек спокойным взглядом. — Вы находитесь на Противоземле. Эта планета называется Гор.

— Такой планеты не существует! — тут же заявила Филлис.

— Вот как? — рассмеялся Фламиниус.

— Все это — выдумки, — уверенно продолжала Филлис.

— Эта планета — Гор, — повторил медик.

Вирджиния невольно отшатнулась, прижав руки к груди.

— Тебе, наверное, приходилось слышать о существовании Противоземли? — спросил Фламиниус.

— Только из книжек, — призналась она.

Фламиниус рассмеялся.

— Да, я читала об этой планете, — продолжала девушка. — Тогда все описанное показалось мне весьма реальным.

— Наверное, это были книги о Тэрле Кэботе, — предположил медик.

— Все это выдумки, — с непоколебимой уверенностью повторила Филлис.

— Больше таких историй появляться не будет, — с грустью произнес Фламиниус.

Вирджиния смотрела на него широко раскрытыми от удивления глазами.

— Тэрл Кэбот убит, — сообщил Фламиниус. — Это случилось в Ко-Ро-Ба. Куурус, — он указал на меня, — разыскивает его убийцу.

— На нем черная одежда, — с удивлением отметила Вирджиния.

— Конечно, — подтвердил Фламиниус.

— Вы все здесь сумасшедшие, — в очередной раз укрепилась в своей мысли Филлис.

— Он из касты убийц, — пояснил Фламиниус.

Филлис застонала и обхватила голову руками.

— Все это один большой сумасшедший дом, — раскачиваясь из стороны в сторону, пробормотала она.

— Нет, это Гор, — с растущей уверенностью заявила Вирджиния.

— Но какого же черта нас притащили сюда?! — взорвалась Филлис.

— Сильные мужчины, — ответил Фламиниус, — во все времена, даже в истории вашей собственной планеты, отвоевывали у более слабых мужчин их женщин и делали их своими рабынями.

— Но мы вовсе не рабыни, — оцепенев, произнесла Вирджиния.

— Вы женщины, принадлежавшие слабым мужчинам, мужчинам Земли, — настойчиво объяснял Фламиниус — Мы оказались более сильными. У нас есть корабли, способные пересекать космическое пространство и достигать Земли. Мы покорим Землю. Она будет принадлежать нам. Когда придет время, мы доставим сюда всех землян, как уже поступили с вами. Земля — это планета рабов. Быть в подчинении у более сильных — это естественный удел её жителей. Поэтому вам следует как можно скорее понять, что вы рабы по своей природе, что вы слабы и немощны, а значит, естественно, являетесь рабами жителей Гора.

— Мы не рабы, — с непоколебимой уверенностью стояла на своем Филлис.

— Вирджиния, — обратился Фламиниус к её соседке, — разве то, что я говорю, не правда? Разве женщина, захваченная у более слабого, побежденного мужчины, не принадлежит более сильному мужчине? И если ей даровано право остаться в живых, разве ей не следует всячески ублажать победителя?

— Я преподавала древнюю историю в колледже, — едва слышно произнесла девушка. — Все, что вы говорите, на Земле действительно имело место.

— Разве тебе не кажется это естественным? — спросил врач.

— Пожалуйста, отпустите нас, — умоляющим тоном пробормотала Вирджиния.

— Ты расстроена, — продолжал Фламиниус обработку девушки, — потому что привыкла считать себя существом более высоким по своему социальному положению. Теперь же ситуация в корне изменилась. Твои мужчины оказались слабее нас, и ты вынуждена стать рабыней. Вот и все, — рассмеялся он. — Хотя, конечно, сложно сразу понять, что ты принадлежишь к расе прирожденных рабов.

— Пожалуйста, — деревенеющими губами пробормотала Вирджиния.

— Перестаньте её мучить! — вмешалась в разговор Филлис.

Фламиниус подошел к её клетке.

— Что это за металлическая полоса, закрепленная у тебя на щиколотке левой ноги? — спросил он.

— Я не знаю, — запинаясь от внезапно подступившего волнения, ответила девушка.

— Это анклет — ножной браслет рабыни, — пояснил Фламиниус и снова вернулся к Вирджинии, бессильно повисшей на прутьях клетки, прижавшись к ней лицом.

— Ты умная, образованная девушка, — сказал он, спокойно и правильно выговаривая английские слова. — Ты наверняка знаешь один-два древних языка Земли. Ты изучала историю своей планеты. Вероятно даже, что твои успехи в учебе были блестящими.

Взгляд Вирджинии беспомощно скользил по лицу медика.

— Ты уже довольно долго находишься здесь, — продолжал он. — Неужели ты не обращала внимания на тех мужчин, что тебя окружают? Неужели ты не сравнивала их с мужчинами Земли? Посмотри, — показал он на стоящего рядом высокого, широкоплечего охранника с волевым, решительным выражением лица, — неужели этот мужчина похож на тех, с Земли?

— Нет, — покачала головой девушка.

— Что говорит тебе твоя женская сущность, когда ты смотришь на них?

— Что они — мужчины, — прошептала Вирджиния.

— Не похожие на тех, с Земли, не так ли?

— Да, совсем не похожие, — словно загипнотизированная, повторила Вирджиния.

— Они — настоящие мужчины. Верно?

— Да, — смущенно опуская голову, согласилась девушка, — они настоящие мужчины.

Мне было интересно, что Вирджиния Кент как женщина очень быстро отметила разницу между мужчинами Гора и Земли. Различия, безусловно, существовали, но я не мог бы, как Фламиниус, интерпретировать их как однозначное свидетельство неполноценности представителей Земли. Как бы то ни было, население Гора берет свое начало от жителей Земли, поэтому отличия должны проявляться в первую очередь в культурных традициях, нежели в умственном и физическом развитии. Нельзя, конечно, не признать, что мужская часть населения Гора физически более развита, но едва ли это можно назвать характерной видовой чертой горианской ветви человечества. Скорее это определяется самим укладом жизни гориан, большую часть времени проводящих на открытом воздухе, лишенных множества благ цивилизации, облегчающих жизнь землян, и поэтому вынужденных все делать своими руками. Все это не могло не привести к образованию определенного культа человеческого тела и появлению собственных критериев оценки физической красоты и совершенства. Еще более спорным является вопрос об интеллектуальном превосходстве гориан. И уж во всяком случае Вирджиния ни в коей мере не могла оценить уровня их развития за столь короткое время. Я думаю, замеченные ею отличия касались скорее психологических аспектов.

34
{"b":"20831","o":1}