ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сура стояла неподвижно, перестав растирать запястья, хотя красные полосы на них были все ещё хорошо заметны. Распущенные волосы её, ниспадающие на плечи густыми, тяжелыми прядями, выглядели сейчас особенно красиво; черные заплаканные глаза тускло мерцали, гибкое, тренированное тело с удивительно пропорциональными формами замерло в напряженном ожидании, в тонких чертах лица, в складках губ чувствовался едва уловимый, но ставший столь знакомым для меня за эти долгие месяцы лежащий буквально на всем отпечаток дома Кернуса.

Я огляделся, ища глазами что-нибудь выпить, кувшин с ка-ла-на или с пагой, хотя и сомневался, что здесь может находиться что-нибудь подобное. Разве что спрятано где-то в сундуках. Я откинул крышку ближайшего из них, затем следующего. Сура все ещё стояла не шевелясь. Я подошел к очередному сундуку.

— Пожалуйста, не открывайте его! — попросила она.

— Да ну, чепуха, — небрежно ответил я, полагая, что здесь-то, вероятно, и должны храниться какие-нибудь напитки, и поднял тяжелую крышку.

— Прошу вас! — воскликнула она.

Ну, точно, решил я если что-то у неё припрятано, то именно здесь. Я порылся среди шелковых лоскутов, связок бус, каких-то украшений, но ни на шаг не приблизился к предмету своих поисков. Это ж надо — столько барахла, а того, что действительно необходимо, нет! Хотя, конечно, все эти тряпки представляют для неё определенную ценность, вероятно, её запасам могла бы позавидовать даже иная свободная женщина Ара.

— Пожалуйста, не надо здесь рыться! — воскликнула она.

— Молчи, рабыня, — огрызнулся я, занятый своим делом, и тут заметил на дне сундука выцветшую тряпичную, местами порванную куклу размером не больше фута, одетую в костюм свободных, — обычную куклу, с которыми играют все девочки в любом городе, наряжая её или рассказывая ей сказки.

— Что это? — недоуменно спросил я, показывая куклу Суре.

С диким криком рабыня красного шелка сорвалась с места, схватила со стены шокер и привела его в готовность. Я заметил, что стрелка указателя мощности на нем дошла до красной, смертельной отметки. Металлический наконечник почти мгновенно раскалился докрасна. Мне даже было больно смотреть на него.

— Умри! — закричала она и, выставив перед собой шокер, бросилась ко мне.

Я выронил куклу и, сделав шаг в сторону, поймал женщину за запястье. Шокер выпал из её завернутой за спину руки и покатился по полу. Затем я оттолкнул от себя Суру, подобрал шокер, выключил его и повесил себе на пояс.

Сура стояла, прижавшись спиной к стене, закрыв глаза и отвернув голову.

— На, возьми, — протянул я ей куклу.

Она прижала куклу к груди.

— Извини, — сказал я.

Она стояла с куклой в руке, не сводя с меня встревоженных глаз. Я отошел от неё и, сняв с пояса шокер, повесил его на прежнее место, откуда она снова могла взять его, если, конечно, захочет.

— Извини, я просто искал ка-ла-на.

На её лице отразилось полное замешательство.

— Вино в последнем сундуке, — шепотом ответила она.

Я подошел к сундуку, откинул крышку и обнаружил бутыль ка-ла-на и несколько небольших бокалов.

— Ты пользуешься большим расположением в этом доме, рабыня, если тебе позволяют иметь в комнате вино, — заметил я.

— Позвольте, я вам налью, — прошептала она.

— Это уже без всяких штучек Кейджералии? — поинтересовался я.

— Да, господин, — ответила она.

— Тогда, если Сура позволит, я сам налью ей вина.

Она безучастно посмотрела на меня и, продолжая прижимать куклу к груди, протянула руку за бокалом. Рука её дрожала, проливая на пол капли ка-ла-на, и мне пришлось поддержать её ладонь, помогая ей поднести вино к губам.

Она пила, судорожно глотая, так же, как та темноволосая девчонка — предводительница рабынь с Горшечной улицы. Затем и я поднял бокал, позволяя ей осушить свой первой.

— С Кейджералией.

— С Кейджералией, господин, — прошептала она.

— Куурус, — сказал я.

— С Кейджералией, Куурус, — также шепотом ответила она.

Я отошел в центр комнаты и уселся, скрестив перед собой ноги. Бутыль я, конечно, взял с собой.

Она поставила рядом со мной свой бокал и подошла к сундуку, в котором хранилась её кукла.

— Зачем тебе эта игрушка? — спросил я.

Она молчала, аккуратно укладывая куклу на прежнее место среди лоскутов и украшений, на самое дно сундука, в правый угол.

— Можешь не отвечать, если не хочешь, — сказал я.

Она вернулась ко мне и опустилась напротив меня на колени. Я снова поднес ей вина и выпил сам.

— Эту куклу подарила мне моя мать, — сказала она.

— Я и не знал, что у рабынь красного шелка могут быть матери, — заметил я и тут же пожалел о своей нелепой шутке, увидев, что она не улыбается.

— Ее продали другим хозяевам, когда мне было пять лет, и это все, что у меня от неё осталось.

— Извини, — сказал я.

Она опустила глаза.

— Отца своего я не знала, — продолжала она, — но думаю, он был красивым рабом. Мать тоже мало что знала о нем, поскольку во время моего зачатия они оба были в масках.

— Понятно.

Она снова поднесла бокал к губам.

— Хо-Ту любит тебя, — сказал я.

Она отвела глаза.

— Я знаю.

— И часто на Кейджералию тебя вот так приносят в жертву?

— Когда у Кернуса появляется для этого соответствующее настроение, — ответила она и спросила: — Можно, я оденусь?

— Да, — кивнул я.

Сура подошла к одному из сундуков и, достав длинный отрез красного шелка, обмотала его вокруг себя, закрепив на талии шнурком.

— Спасибо, — сказала она.

Я снова наполнил её кубок.

— Однажды, много лет назад, на праздновании Кейджералии меня заставили отдаться рабу и я забеременела, — продолжала она.

— Ты знаешь, кто это был?

— Нет. Я была в маске, — она невольно содрогнулась. — Его привели откуда-то с улицы. Я до сих пор его помню. Он был такой потный, пухлый, с липкими, грязными руками. Он все время пыхтел и так противно похихикивал. Зато мужчины за столом веселились вовсю. Наверное, действительно забавное было зрелище.

— И что с ребенком?

— Я родила его. Но ребенка сразу забрали, так что я его никогда не видела. Скорее всего, получился такой же урод, как и его зачинатель.

— Вряд ли, — сказал я.

Она грустно рассмеялась.

— Хо-Ту часто к тебе приходит?

— Да, я играю ему на калике. Он очень любит слушать эту музыку.

— Ты настоящая рабыня красного шелка.

— Много лет назад, — задумчиво продолжала Сура, Хо-Ту был изувечен — его заставили выпить кислоту.

— Я об этом не знал.

— Некогда он был рабом, но завоевал себе свободу поединками на кривых ножах. Он был очень предан отцу Кернуса, а когда Кернуса-старшего отравили и фамильный медальон дома перешел к Кернусу-младшему, Хо-Ту позволил себе выразить недовольство, и его заставили выпить кислоту. Но он так и остался в этом доме.

— А зачем бы ему было здесь оставаться?

— Возможно, потому, что одна из рабынь этого дома Сура, — ответила она.

— Понятно.

Она засмеялась и покраснела. Я оглядел комнату.

— Знаешь, у меня нет никакого желания возвращаться к себе, — признался я. — К тому же все в доме, очевидно, ожидают, что я задержусь здесь подольше.

— Давайте я буду служить вам как рабыня для удовольствий, — предложила она.

— Ты любишь Хо-Ту? — спросил я.

Она ответила мне долгим задумчивым взглядом и медленно кивнула.

— Тогда давай займемся чем-нибудь другим, — сказал я.

— Хотя для других развлечений твоя комната, очевидно, мало что может предложить, — заметил я.

— Да, кроме самой Суры — ничего, — смеясь, призналась она.

Мой взгляд, в который раз скользнувший вдоль пустых стен, остановился на калике.

— Вы хотите, чтобы я для вас поиграла? — спросила она.

— А чего бы ты сама хотела? — поинтересовался я.

Она, казалось, была ошеломлена.

— Я? — недоуменно переспросила она.

— Да, Сура, именно ты.

63
{"b":"20831","o":1}