ЛитМир - Электронная Библиотека

— Астубакс говорит за нас, принимает посыльных.

— К моему несчастью, — добавил Астубакс.

— Вы должны выбрать вождя, — предложил гладиатор.

— Чтобы он умер, как и все другие? — сказал воин.

— Он не успеет опомниться, как окажется в стране мертвых, — добавил другой.

— Ты можешь уйти, — заметил Астубакс.

Они стояли на верхушке плоской скалы и наблюдали, как пылает среди леса огромный знак Ортога.

— Смотри, как они возвещают о себе!

— Да, хотят поразить нас.

— Мне все это не нравится, — нахмурился воин.

— Какое тебе до этого дело?

— Это наша печаль, а не твоя, — произнес Астубакс.

— Это не печаль, а вызов всем вам, — возразил гладиатор.

— Какая разница? — уныло ответил Астубакс.

— Разве человек из племени отунгов — не ваш родич? — спросил гладиатор. — И разве этот вызов не касается меня? Так вот, я его не принимаю.

— Не понял, — удивился грузный воин.

— Ты же крестьянин, — заметил Астубакс.

— Что за племя без вождя? — спросил гладиатор.

— Это не племя, — хмуро отрезал грузный воин.

— Волк без головы, без глаз и без силы, — добавил другой.

— Спящий зверь, — подхватил третий.

— Пойди и принеси мой узел с вещами, — обратился гладиатор к одному из мужчин. — Он остался внизу, у камня.

Человек на мгновение застыл, но все же направился, куда было велено, и вскоре вернулся с узлом.

Дым пожара плыл в сторону скалы. Внизу метались звери, в основном копытные — перепуганные, неуправляемые.

Гладиатор взял узел у воина-вольфанга и бросил его Янине.

— Одевайся.

Одежда была уже порядком измята и перепачкана; она истрепалась во время бегства в капсуле, изорвалась о ветки и камни в реке, но в ней еще оставались намеки на былую роскошь. Хотя цвета поблекли, были хорошо различимы и детали орнамента, и символ владелицы. Янина надела также богатые украшения, ожерелья и браслеты, захваченные вместе с одеждой.

— Это цвета дризриаков, — потрясенно вы молвил один из воинов.

— Смотри, какие узоры и знаки!

— И драгоценности!

— Если мы поняли правильно, — заявил Астубакс, — это одежда Геруны, принцессы Дризриакской.

— Так и есть, — ответил гладиатор.

— Тогда это Геруна! — воскликнул воин, с яростью указывая на Янину. — Ты взял ее в плен!

— Сестра ненавистного Ортога!

— Убей ее!

Но гладиатор отвел в сторону протянутое копье.

— Нет, — сказал он, — это не Геруна. Это простая рабыня.

— Нет, Геруна! — настаивал грузный воин.

— Разденься и убери одежду, — приказал гладиатор Янине.

— Она должна быть Геруной, у нее королевская одежда.

— Мы возьмем ее в заложницы!

— Он вел Геруну на веревке.

— Так мы можем сговориться с дризриаками!

— Это не Геруна, — решительно прервал все возгласы гладиатор. Он взял у Янины свернутую одежду вместе с драгоценностями и передал одному из воинов.

— Геруна носит на шее веревку! — захохотал воин.

— Это не Геруна, — настаивал гладиатор. — Как беспечны дризриаки! — сказал он, притягивая к себе Янину и поворачивая ее левым боком к воинам. — Если это Геруна, значит, они заклеймили собственную принцессу!

На левом бедре Янины, высоко, почти у пояса, выделялась маленькая роза — клеймо рабынь.

— Это не Геруна! — воскликнул воин.

— Тогда откуда у тебя одежда Геруны?

— Я забрал ее на корабле, — объяснил гладиатор. — Это входило в мой план бегства. Рабыня надела одежду, чтобы ее приняли за Геруну.

— А сама Геруна? — спросил кто-то.

— Я вел ее на веревке нагую, связанную, с повязкой на лице, по коридорам корабля, мимо сотен воинов Ортога.

Вольфанги захохотали от удовольствия.

— Встань на колени, — обратился гладиатор к Янине, и та поспешно опустилась. — Руки на бедра, колени в сторону. Опусти голову.

Янина послушно выполнила приказы.

— А какая она, Геруна? — с любопытством спросил один из воинов.

— Думаю, ты решил бы, что у нее тело недешевой рабыни, — ответил гладиатор. — Прежде, чем я покинул корабль, она лежала, прижимаясь головой к моим ногам.

— Дризриаки забирают наших женщин, — нахмурился грузный воин.

— А вы сделайте их женщин своими рабынями, — предложил гладиатор.

— Слава вольфангам!

— Давно уже мы забыли вкус славы…

— У вас нет вождя, — напомнил гладиатор.

— Разве копье может противостоять звездному огню? — вздохнул грузный воин.

— У меня есть план, — коротко проговорил гладиатор.

— Пора выбирать вождя, — заметил другой воин. — Только это будет самоубийством для любого из нас.

— Да, его убьют дризриаки.

— Пусть об этом позаботится сам вождь, — сказал гладиатор.

— Ты не вольфанг, — заметил Астубакс.

— Тогда выберите кого-нибудь из своих, — легко согласился гладиатор.

Воины переглянулись.

— Астубакса? — нерешительно сказал один.

— Нет, — отказался Астубакс.

— А ты стал бы говорить с дризриаками? — спросил грузный воин у гладиатора.

— Конечно.

— И что бы ты предложил им?

— Вызов, — ответил гладиатор.

— Безнадежно!

— Честь легче всего купить в самых безнадежных сделках, — заметил гладиатор.

— А что скажут наши женщины?

— Они будут повиноваться.

— Давно уже у нас не было вождя! — воскликнул грузный воин. — Так у тебя есть план?

— Да, — ответил гладиатор.

— Тогда пойдем в деревню.

Все вместе они спустились со скалы и пересекли круг, в котором двое мужчин недавно дрались на посохах, оставив свежие следы. Астубакс и гладиатор вели воинов. Позади гладиатора, слева, мелкими шажками спешила Янина с обмотанной вокруг шеи веревкой, неся узел с одеждой и драгоценностями, которые некогда украшали Геруну, принцессу Дризриакскую, сестру Ортога. Янина была рабыней, и в ее обязанности входила переноска вещей. Другие же были свободными людьми. Группа пересекла широкую полосу обугленных деревьев, среди которых попадались скелеты погибших животных. Сверху на воинов смотрел гриф. Птицы стаями слетелись к пожарищу, собирая насекомых, лишенных естественной защиты — листьев и мелких сучков. Теплый пепел согревал босые ноги Янины.

Вечером они достигли деревни.

Ночью, при свете громадного костра, под крики и шум оружия был провозглашен новый вождь вольфангов — маленького племени вандалов. В знак почести воины подняли гладиатора на щитах.

Глава 17

— Я уже выполнила свою часть работы, — заявила судебный исполнитель.

— Если бы вы были рабыней, — возразил молодой офицер флота, — вы бы узнали, что такое настоящая работа.

— К счастью, я не рабыня, — сердито ответила судебный исполнитель.

— Я тоже! — выпалила другая женщина.

— Молчи, гумилиори! — приказала судебный исполнитель.

— Ты что, хочешь делать всю работу одна? — злобно пригрозила ее молодая спутница.

— Работы слишком много, — примирительно заметила старшая из женщин. — Давайте поможем ему.

— Мы оказались здесь по его вине! — заявила судебный исполнитель.

— Но именно вы закричали на «Аларии», переполошили варваров, и нам пришлось поспешно бежать, — напомнил офицер.

— Не говорите со мной так! — обрезала его судебный исполнитель. — Я хонестори, патрицианка.

— Разве все это важно здесь? — перебила молодая женщина. — Что вообще сейчас имеет значение?

— Молчи, торговка! — прикрикнула судебный исполнитель.

— Не ссорьтесь, — посоветовала старшая женщина.

Эта группа бежала с «Аларии» незадолго до бегства гладиатора и рабыни Янины на второй из оставшихся в зале капсул. Группа состояла из молодого офицера флота и трех женщин, одной из которых была судебный исполнитель. Это она стояла на четвереньках в униформе, с веревкой на шее, у ног Янины, близ люка, когда гладиатор готовил капсулу к вылету. Когда неожиданно из шахты появился офицер флота и захватил капсулу, судебный исполнитель переметнулась на его сторону. Прежде офицер участвовал в обороне корабля, которая постепенно становилась все более и более безнадежной. Когда его спутники решили сдаться, покорившись судьбе, офицер спрятался и разыскал капсулы, надеясь с их помощью бежать с корабля. Каково же было его разочарование, когда он обнаружил, что подъемники бездействуют и нет никакой возможности подтащить аппарат к люку! В зале он встретил двух женщин, которые прятались там, пользуясь запасами пищи из капсул. Они были странными компаньонками. Одной из них оказалась привлекательная дама в брючном костюме, соседка судебного исполнителя в вечер зрелищ; другой — продавщица с корабля, у которой в тот день судебный исполнитель покупала необычное белье. Тогда еще судебный исполнитель возмутилась, что продавщица, женщина низкого сословия, служащая корабля, осмелилась присутствовать на представлении для пассажиров.

45
{"b":"20832","o":1}